Передвижения тяжелой военной техники, переброска сил из отдаленных частей России к ее западной границе и в аннексированный Крым. Кроме того, отправка топлива, машин и нескольких танков на оккупированные территории Восточной Украины, а также заявления о том, что в Крыму планируется укрепление боеспособности армии.

Россияне после продолжительного перерыва снова привлекают внимание, и все задаются вопросом, что могут означать их масштабные военные учения на границе с Украиной (по некоторым данным, концентрация российских войск в регионе достигла максимума с 2014 года).

Мы побеседовали с Мареком Пршигодой из Института восточноевропейских исследований философского факультета Карлова университета в Праге о ситуации.

Донбасский маятник

Самый главный вопрос, которым сегодня задаются многие, звучит так: почему россияне наращивают свое военное присутствие близ украинской границы именно сейчас, и может ли это предвещать крупную операцию? Сначала ответ на вторую часть вопроса: скорее всего, нет, и воспринимать теории о нападении со стороны россиян стоит с осторожностью.

По словам эксперта, вторжение, то есть крупномасштабная война, невозможна, в том числе, потому, что с 2014 года на Украине многое изменилось. Например, украинская армия хоть и не такая же мощная, как российская, но после 2014 года она набралась боевого опыта и получила новое вооружение.

Некоторые украинские эксперты, к примеру, отмечают, что если бы россияне действительно захотели захватить ключевую часть страны (согласно самым мрачным прогнозам, Россия, к примеру, хочет получить сухопутную границу с Крымом, где испытывают трудности с водоснабжением — прим. авт.), они неизбежно столкнулись бы не только с вооруженными силами Украины, но и с партизанским сопротивлением.

На Украине существует добровольческое движение, сформированное из ветеранов, которые уже отслужили, а также из представителей разных течений, которые обучены, например, тактической обороне городов. Благодаря им на Украине существует структура резервистов территориальной обороны, насчитываются сотню тысяч человек, часть из которых сейчас переброшены к границе с Крымом.

«Оптимизм в меня вселяет и то, как происходящее освещается в общественном пространстве. Обратите внимание, что об этом совершенно свободно рассказывают, и люди снимают технику и тому подобное. Я, конечно, не военный эксперт, но, по-моему, неожиданные операции так не готовят», — говорит Пршигода.

Однако чешский эксперт не исключает эскалации ситуации на востоке Украины, где с февраля случаются постоянные перестрелки.

«Вопрос в том, есть ли в этом нечто новое? Ситуацию на Донбассе правильно описывают словом „качели". Несколько лет они раскачиваются от попыток примирения, и тогда кажется, что проблема решится, до обострения конфликта. Теперь качели достигли крайнего положения на стороне обострения. Мне жаль, но ситуация в целом не отличается от того, что мы наблюдаем на Донбассе уже несколько лет», — полагает Пршигода.

Поэтому до конца неясно, останется ли то, что мы сейчас видим на фронте, замороженным конфликтом. Некоторые комментаторы отмечают, что к Донбассу стали применять термин «вооруженный конфликт низкой интенсивности», который может в любой момент примести к серьезным перестрелкам. Кроме того, он не делает невозможным развитие, например, городов и поселков близ линии соприкосновения.

Давление на ослабленного Зеленского

Почему Кремль меняет дислокацию своей армии именно сейчас?

Напрашивается предположение о том, что политическая ситуация на Украине связана с повесткой, которую в России продвигают накануне парламентских выборов, намеченных на сентябрь.

Начнем с Украины. Обострение ситуации, которое началось в начале этого года, украинские аналитики связывали с санкциями, которые администрация президента Владимира Зеленского ввели против нескольких телеканалов, имеющих отношение к политическому движению «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктора Медведчука, а также против самого Медведчука и его ближайшего окружения.

Но, по мнению Пршигоды, Медведчук — скорее повод, а истинная причина в том, что президент Зеленский просто не оправдал ожиданий Кремля, где верили, что преемник Петра Порошенко будет уступчивее. Но два прошедших года, а особенно последние месяцы, показали, что Зеленский — не такой уж податливый президент.

По словам Пршигоды, выяснилось, что Зеленский (пусть украинские оппоненты и выставляют его человеком, который вот-вот предаст украинские интересы) не склонен поддаваться давлению. Напротив, он демонстрирует высокую решимость.

«Достаточно вспомнить его недавнее заявление о том, что путь к решению ситуации на Донбассе, по его мнению, лежит через интеграцию с НАТО», — комментирует эксперт.

«Не стану утверждать, что это сенсация, но можно, несомненно, говорить об укреплении его позиции. Ведь мы знаем, что вначале он вел себя осторожнее», — продолжает он.

Россияне же могут его просто проверять своими нынешними маневрами. Причем выбран момент, когда позиция Зеленского внутри страны ослабла. Его популярность падает, а его партия «Слуга народа» переживает внутренний кризис и дробится. Его власть критикуют и слева и справа, то есть и сильное проукраинское крыло, и сильное пророссийское. По мнению Пршигоды, действия России могут только осложнить его положение.

В поисках темы накануне выборов

Но для объяснения ситуации стоит обратиться и к самой России.

Уже в сентябре в стране состоятся выборы в Государственную думу, и, по мнению Пршигоды, ведутся поиски темы, с которой можно было бы пойти на парламентские выборы, заменив ею внутриполитическую повестку.

«Мы наблюдаем попытку отвлечь внимание на заграницу. В российских СМИ сегодня мы наблюдаем дежавю 2014 года. Украину в них снова преподносят как угрозу. Современная российская пропаганда выставляет Украину марионеткой в руках Запада и обвиняют в росте напряженности, видя за этим опять-таки Запад. Чем ближе выборы, тем больше официальные СМИ будут рассказывать об угрозе России извне», — полагает эксперт.

Еще одно явление, знакомое нам по 2014 году, — борьба за социальные сети и распространение непроверенной информации, бьющей по эмоциям.

Последнее такое сообщение — о пятилетнем мальчике, которого в поселке Александровское, подконтрольном сепаратистам, якобы убил украинский дрон. Напоминает 2014 год, когда российские СМИ распространяли вымышленную новость о том, как в Славянске украинские солдаты на глазах у матери распяли мальчика. Этот рассказ вошел в историю как одна из самых известных и выдуманных фальшивых новостей.

Самое печальное в этой новости, которую сейчас распространяют пророссийские каналы, то, что ребенок действительно погиб, но, по-видимому, в результате несчастного случая.

Аналитики исходят из того, что беспилотник вряд ли пролетел бы незамеченным над головами пророссийских сил почти 15 километров за линией фронта и выбрал бы гражданский объект. Дальность дронов, которыми пользуется украинская армия, по некоторым данным, достигает максимум радиуса пяти километров, а боевые дроны на Донбассе не применяются. Из комментариев некоторых местных жителей также следует, что ребенок, скорее всего, подорвался на мине или пострадал от какого-то другого боеприпаса, который нашел во дворе у дедушки с бабушкой.

На Донбассе подобные трагедии, когда люди погибали или получали ранения, наткнувшись на взрывное устройство, происходили уже много раз. Поэтому власти и армия часто обращаются к населению с призывом немедленно сообщать об обнаружении взрывчатки и не трогать ее.

Российская элита и искаженные представления

Помимо прочего, как полагает Пршигода, привлечение армии и демонстрация силы могут говорить о том, что Россия теряет рычаги давления на Украину.

Достаточно вспомнить времена Виктора Януковича, когда можно было прибегнуть, скажем, к экономическим инструментам. Ситуация вокруг Медведчука показывает, что и политических инструментов уже недостаточно. «Это проявление некоего отчаяния», — считает Пршигода.

По его словам, становится понятно, что в Кремле совершенно не понимают Украину. Например, там не осознают, что давление вызовет в украинском обществе ответную реакцию.

Более того, уже видно, как политика сливается с пропагандой. «Мы думаем, что пропаганда создается для внутреннего потребления, что она должна обеспечить рейтинг Путину и победу „Единой России" на выборах. Но даже экспертная группа в политике, то есть люди, которые, например, влияют на внешнюю политику и выбирают курс, уверовали в подобные россказни про Украину. Мы уже не можем отделить пропаганду и экспертную политику, которая должна отражаться в экспертных оценках и рекомендациях. Эти сферы слились, и границы между ними больше не существует», — полагает Пршигода.

Но, по его словам, мир жил бы спокойнее, если бы эти две сферы оставались разделены.

«Лучше бы мы знали, что российская политика формируется, исходя из рациональных мотивов и знания Украине. Также я не думаю, что российская элита пошла бы на риск и начала конфликт, понимая, что позиция Украины изменилась и ее боеспособность с 2014 года возросла. Интересная неспособность извлекать уроки. Ведь данная тактика в отношении Украины уже провалилась и обернулась против российских интересов. Ведь России не нужна заблокированная граница с Украиной или боевые действия там. Им нужно сотрудничать», — делится своим мнением эксперт.

Итак, россияне на фоне ослабления позиции Зеленского россияне могли счесть, что сейчас удобный момент, чтобы усилить давление. Кроме того, накануне выборов они попытаются отвлечь внимание от внутренних проблем и тем угрозой извне.

«Крупномасштабная операция на Украине возможна только в том случае, если в ней начнется полный хаос или случится глубокий кризис, а также если изменилась бы политика Запада. Но сегодня мы видим, что он однозначно поддерживает Украину. Идти в такой ситуации на риск и начинать войну — безумие, а до этого мы еще не докатились», — добавляет Пршигода.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.