Есть множество военных и стратегических факторов, позволяющих Китаю и России сохранять оптимизм и предпринимать авантюры на Украине и Тайване.

Президент США Джо Байден не замедлил ясно изложить стратегию своей администрации. Приступив к исполнению обязанностей, он обозначил ключевые ее направления: противостояние Китаю и России до победного конца, со всеми традиционными и новыми элементами конфронтации.

Реализация началась непосредственно с открытия всех файлов, что могут возобновить или спровоцировать один или несколько конфликтов с каждой из сторон. Наиболее важными такими файлами являются проблема прав человека, защитником которых Вашингтон себя называет, ситуация в Тихом океане и Южно-Китайском море, влияние в Арктике, Восточной Европе и историческое противостояние между русскими и НАТО.

Для обеспечения поддержки своей стратегии президент США запросил оборонный бюджет в размере около 750 миллиардов долларов. Его основные статьи — это модернизация военно-морских сил и наращивание ядерного потенциала. Под предлогом защиты национальной безопасности Соединенных Штатов он обратился к республиканцам (раньше, чем к демократам) с намерением заручиться их полной поддержкой с целью легализации своей борьбы с Китаем и Россией.

В то же время было очевидно, что русские и китайцы не отступят перед наступательной стратегией Байдена. Сдаться и подчиниться для них было бы нелогично, так как молчание или подчинение означало бы поражение. Это могло произойти, если бы они избегали конфронтации и испытывали страх, но такого никогда не было.

Похоже, они сделали выбор в пользу противостояния, и каждая страна — в той области, где имеет превосходство в военном, историческом, политическом или правовом плане. Так, китайские военные подкрепления начали двигаться в направлении Тайваня, в то время как российские подкрепления направляются прямо на восток Украины, то есть к границам Донбасса.

Соединенные Штаты, поддерживаемым Европой, отреагировали очень быстро. Все началось с критики и предупреждений в адрес Москвы и Пекина, вслед за чем несколько американских военных кораблей двинулись к Черному морю и в западную часть Тихого океана, а госсекретарь США Энтони Блинкен увенчал американский ответ двойным предупреждением. Первое прозвучало для России — она, по его словам, столкнется с последствиями своих военных действий в Крыму и других районах на востоке Украины. Второе предупреждение получил Китай. Как отметил госсекретарь, он совершит серьезную ошибку, если нападет на Тайвань.

Россия и Китай, разумеется, отрицают настоящую цель своих военных маневров, заявляя об их исключительно оборонительном характере. Несмотря на это, масштаб военных подкреплений указывают на нечто гораздо большее.

Так, если речь идет о Тайване, то нелогично иметь что-то больше авианосца и эсминца на расстоянии, не превышающем нескольких километров от его побережья, не говоря уже об активных маневрах десятков китайских истребителей в воздушном пространстве между Китаем и Тайванем. Очень часто это сопровождается маневрами китайских военно-воздушных сил в юго-западной части Тайваня, недалеко от островов Пратас. Вряд ли они призваны защищать побережье и китайский материк от угрозы нападения со стороны Тайваня.

Средства массовой информации и социальные сети сообщают о российской мобилизации в восточной Украине, особенно на границах региона Донбасс: речь идет о передвижении тысяч бронеавтомобилей и танков при поддержке сотен артиллерийских батарей. Очевидной целью маневров являются города и поселки неподалеку от указанных границ, и их быстрый захват.

Вне всякого сомнения, мобилизация не призвана защищить российскую территорию от НАТО или американских вооруженных сил. Оборона в случае любой потенциальной опасности должна осуществляться не с помощью бронированных автомобилей и артиллерийских батарей, а, скорее, с помощью системы С-400 и стратегических бомбардировщиков Су-35 или Су-57, а также стратегических ракет типа «Авангард», «Искандер», «Сармат» и многих других.

Существует множество военных и стратегических факторов, позволяющих Китаю и России сохранять оптимизм и ввязываться в подобные авантюры на Украине и Тайване. Можно резюмировать это предположение следующим образом.

Во-первых, обе стороны (Китай и Россия) увидели капитуляцию Вашингтона перед Ираном и последовали примеру последнего. Как известно, Исламская Республика Иран столкнулась с мощным американским давлением (военным, политическим и экономическим), но продемонстрировала непоколебимость.

Сегодня все (европейцы и американцы) работают над разработкой предложения с целью вернуться к ядерному соглашению и отменить все санкции в отношении Ирана. Тегеран почти наверняка получит большую часть причитающейся ему компенсации.

Во-вторых, русские и китайцы, изучая сценарии военной авантюры на Тайване или Украине, зададут себе следующие вопросы.

Так, Путин скажет: «Мы атаковали полуостров Крым и восстановили суверенитет России в регионе. Ни американцы, ни европейцы не смогли что-либо предпринять. Когда они спросили нас, почему мы захватили Крым, мы с иронией ответили: "Российская панда может жить только в Крыму, и сегодня мы возвращаем Крым российским медведям"».

Путин продолжит свой анализ: «Если предположить, что они введут против нас санкции после взятия Донбасса под свой контроль, то сегодня такие санкции уже действуют по причине самых простых вопросов. История Навального, обвиняемого в уголовных преступлениях в России, намного смешнее, чем вторжение в Донбасс или Крым. Донбасс мало чем отличается от Крымского полуострова, так как он напрямую связан с российской территорией, а его жители являются русскими. Кроме того, местные побережья и гавани подходят для российских военно-морских судов, и контроль над ними необходим для защиты национальной безопасности России. Американцы должны хорошо понимать значимость безопасности. Они направляются на десятки тысяч километров вглубь Тихого и Индийского океанов для обеспечения безопасности своей страны. Было бы несправедливо, если бы они не поняли значение российских манёвров на наших юго-западных побережьях».

В свою очередь китайский лидер бы подумал: «Тайвань всегда имел прямое отношение к Китаю и имеет фундаментальное значение для его национальной безопасности и суверенных прав на протяжении всей истории, еще до того, как Христофор Колумб открыл побережья Западной Индии, то есть Соединенные Штаты Америки. Мы готовы дать объяснение при любом запросе Совета Безопасности, Европейского Союза или американцев. Если они спросят, почему мы напали на Тайвань, мы громко скажем, что не нападали на него, а восстановили свои исторические права!»

Китайский лидер продолжит: «Мы также спросим европейцев: что вы делаете со своими бронетанковыми частями и самолетами в большинстве африканских стран? Стоит ли ваша жадность за этими маневрами, воздушными операциями и внутренними конфликтами? Мы спросим американцев: как вы посмели оккупировать и разрушить Ирак, Афганистан, Йемен, Ливию и другие страны? Ради чего вы это делаете — ради личных интересов, обеспечения безопасности Израиля или чтобы сеять раздор между странами, составляющими жизненно важный коридор для неугодного вам проекта (Один пояс — один путь)?»

Именно по этой причине русские и китайцы будут чувствовать себя комфортно и готовы ответить на любой жест. Что более важно, если они примут такое решение, и Китай захватит Тайвань, а Россия — Донбасс на Украине, им удастся бросить стратегический вызов Байдену. Если он будет проявлять упорство, они преподадут ему незабываемый урок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.