Предполагалось, что он станет новым Биллом Клинтоном, демократом-центристом, который восстановит запятнанную репутацию Американской республики, вернув ей подобие прежней славы по окончании периода правления Трампа. Конечно, при Джо Байдене произойдет сдвиг влево, однако его избрание не станет каким-то революционным моментом — оно ознаменует собой возвращение в нормальное состояние.

Байден будет править с достоинством, он будет поддерживать декарбонизацию экономики, тратить больше средств на восстановление изношенной американской инфраструктуры и противостоять России. Он будет следовать технократичной повестке, в основе которой будут лежать идеи, обсуждаемые на Давосском форуме, как убеждали его союзники доверчивых правоцентристских комментаторов. Что самое важное, он ни за что не позволит социалистско-нигилистскому крылу Демократической партии приблизиться к рычагам власти.

В некоторых сферах Байден, являющийся сторонником идеи «наведения мостов», продолжит политику Трампа, однако он будет делать это на гораздо более профессиональном уровне. Госсекретарь США Энтони Блинкен совершенно справедливо назвал преследования уйгуров китайскими властями «попыткой осуществить геноцид». О выводе американских военных из Афганистана первым объявил Дональд Трамп.

Однако, хотя некоторые решения Байдена оказались разумными, большинство все же таковыми не были. Спустя три месяца после инаугурации Байдена его администрация постепенно превращается в самую левую администрацию со времен Франклина Рузвельта. Из-за своей слабости или из-за отсутствия концентрации Байден предоставил радикалам внутри своей партии слишком много свободы действий. Последствия этого станут катастрофическими не только для Америки, но и для Великобритании.

Мы живем в глобализованном мире, в котором политика превратилась в международную дань моде. Идеологические концепции с легкостью преодолевают границы, как минимум когда речь идет о демонстративно добродетельных, излишне хорошо образованных выпускниках университетов, отчаянно стремящихся следовать новейшим духоподъемным трендам. Идеи, рождающиеся в Вашингтоне, быстро проникают в наш парламент, в наши министерства и на наши улицы. Нам тоже придется заплатить за ошибки Байдена, и борьба Америки станет нашей борьбой тоже, хотя этого быть не должно.

Первая серьезная ошибка Байдена заключается в том, что он предоставил слишком много свободы действий прогрессивным революционерам. Их идеология представляет собой слияние постмодернизма, марксизма, фрейдизма, критической теории рас, гендерных исследований, теории пересечения дискриминаций и многого другого. Такая смесь является токсичной, взрывоопасной и потенциально фатальной для западной демократии и капитализма. Она отвергает рациональность, принцип верховенства закона и даже презумпцию невиновности.

В основе нее лежит одержимость расой и полом, она подразумевает существование повсеместной непрекращающейся эксплуатации, она утверждает, что прогресс невозможен, и отвергает либеральный, меритократический и беспристрастный подход, который начиная с 1950-х годов играл важную роль в совершенствовании общества и борьбе с расизмом. Приверженцы этой идеологии настаивают, что они верят в «социальную справедливость», однако они отвергают саму концепцию функционального политического устройства и вероятность объективной, просвещенной системы правосудия. Эта идеология диктует, что свобода слова — это одна из форм насилия и что все, кто не согласен, виновны в «ложном сознании», являются опасными еретиками и, соответственно, заслуживают истребления.

Эта идеология уже разрушает американские университеты, и теперь она угрожает ослабить позиции американского бизнеса. Следующая ее мишень — американские города, где идиоты-мэры попустительствуют разгулу преступности. Правильный подход к борьбе с постыдным расизмом и насилием, широко распространенным в рядах американских правоохранительных органов, заключается в том, чтобы реформировать эти силы и искоренить отвратительные практики. Между тем прогрессивное лобби предпочитает настаивать на полном упразднении полиции — это абсурдный, совершенно утопический подход, который активно продвигает влиятельная конгрессвумен Александрия Окасио-Кортес (Alexandria Ocaso-Cortez) и иже с ней.

Байдена нельзя назвать фанатом Окасио-Кортес, однако у него не получается противостоять этому левому прогрессивному движению. Временами он даже подпитывает это движение. Его решение создать специальную комиссию для рассмотрения вопроса о возможном увеличении числа судей Верховного суда — то есть о ликвидации консервативного большинства в Верховном суде — представляет собой совершенно недопустимую уступку. Это будет равносильно конституционному перевороту — как и еще одно набирающее популярность предложение демократов предоставить Вашингтону (округ Колумбия) и Пуэрто-Рико статус отдельных штатов, чтобы увеличить число демократов в Сенате.

Все это является отражением убежденности прогрессивных левых в том, что консервативное большинство нелегитимно и что искажение механизмов демократии для того, чтобы это большинство упразднить, — это вполне приемлемый подход. В этом отношении позиция Байдена так же губительна, как и презренные попытки Трампа отвергнуть результаты демократических выборов в прошлом году. Любые нападки на Верховный суд или на Сенат отравят американскую политику на несколько десятилетий вперед. И почему Россия и Китай должны стремиться к демократии, если на их глазах ультралевые активисты выставляют конституцию США на посмешище? Нам очень повезло, потому что правительство Бориса Джонсона является самым анти-прогрессивным правительством в англоязычном мире. Однако поведение Америки заставит наши культурные институты, университеты и крупные компании бросить вызов нашему правительству.

Байден отклоняется далеко влево и в вопросах экономики, повышая налоги как для крупных корпораций, так и для простых граждан. Его союзники-демократы на уровне округов и штатов делают то же самое. Совокупный эффект угрожает перерасти в масштабные перебои в снабжении. Нью-Йорк и Калифорния уже испытывают на себе этот удар, и многие компании, а также богатые американцы бегут в Техас и Флориду. И этот кошмар уже распространяется по миру. Резкое разрушительное повышение британского налога на прибыль корпораций было мотивировано тем, что так поступает Америка.

Мы также почувствуем на себе негативные последствия решения Байдена увеличить расходы. Большая часть этих расходов не касается инфраструктуры, однако это приведет к повышению совокупного спроса, как только экономика начнет восстанавливаться после covid. Инфляция и процентные ставки в Соединенных Штатах могут начать расти, что скажется на стоимости кредитов в Великобритании, — это плохая новость для Риши Сунака (Rishi Sunak).

Еще одним губительным слепым пятном Байдена является Иран. Байден сделал возрождение злополучной сделки по иранской ядерной программе, подписанной президентом Обамой, одним из своих приоритетов. В связи с этим Байден рискует в лучшем случае спровоцировать еще одну ядерную гонку, а в худшем — ужасающую войну. Нельзя доверять манипулятивному иранскому режиму, который, когда он не преследует представителей религиозных и сексуальных меньшинств, женщин, молодежь и диссидентов, активно оказывает поддержку террористам, финансирует войны против своих арабских соседей и открыто угрожает Израилю ядерным уничтожением. Иран уже уведомил Международное агентство по атомной энергии, что он хочет повысить обогащение урана до 60 процентов. Почему Байден демонстрирует такое безразличие к риску распространения ядерного оружия? Повторюсь, это окажет влияние на всю нашу политику: бессмысленные попытки Байдена задобрить Иран порадуют наше Министерство иностранных дел и Евросоюз.

Большинство британских тори обрадовались Байдену. Но теперь, когда стало ясно, что ключевые приоритеты его политики будут иметь негативные последствия для Великобритании, им нужно перестать быть такими наивными и научиться игнорировать ту приливную волну безумия, которая исходит от Америки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.