Президент России — гораздо более прилежный ученик фон Клаузевица, чем западные лидеры последних 20 лет. Он лучше понимает смысл известного высказывания великого стратега о войне, которая выступает продолжением политики, лучше своих западных коллег умеет использовать силу для достижения целей. Если сравнить западные операции последних 20 лет с четырьмя войнами Путина, сравнение окажется в пользу последнего. При этом ему даже не всегда приходится обращаться к боевым действиям: порой достаточно лишь демонстрации силы, которая оказывает политическое воздействие. Так было непосредственно после нападения на Украину, когда при помощи балансирования на грани военных инцидентов Путин (чем он занимается и сейчас) склонил Запад отказаться от более активной помощи украинцам. Выдающийся французский аналитик Камиль Гранд (Camille Grand) говорил весной 2014 года в интервью «Жечпосполита», что Путин неизбежно проиграет, ведь, хотя играет он лучше, карты у него слабее. Действительно ли он проиграл? Неужели этому не будет конца?

Другие должны бояться

С российской точки зрения война против Украины и захват ее территории изначально обошлись Путину недорого, но позволили приобрести два козыря. Он получил возможность регулировать уровень напряженности в отношениях с Западом и Украиной. Для Киева Россия выступает бульдогом, у которого заклинило челюсти. Такая ситуация удобна Москве, ведь конфликт отравляет украинскую политику и держит украинцев в страхе перед очередными военными операциями, направленными на расширение оккупированной россиянами территории. Кроме того, он ограничивает свободу Киева в международных отношениях, поскольку находящаяся в состоянии войны с Россией Украина — это для других не слишком привлекательный партнер.

Цель российской стратегии в отношении Запада проста: он должен бояться Москвы. Никто не знает, что еще она может предпринять, на что еще она способна, а «раненая» Россия (западный образ, служащий для объяснения агрессивных действий Кремля после распада Советского Союза) бывает непредсказуемой. Это нужно осознавать и… уступать. Запугивание Запада тем, что Путин может сделать с Украиной, позволяет ему вживаться в роль лидеров Северной Кореи, обожающих играть с США в Хэллоуин. Игра заключается в том, чтобы кричать «откупись, а то пожалеешь», пугать, намереваясь что-то получить.

В первую очередь Путин хочет, чтобы Запад навсегда отвернулся от Украины и других стран, которые Кремль считает своей сферой влияния. Она должна оставаться беззащитной жертвой в путинских руках. Однако у Путина есть один комплекс, связанный с тем, что он, конечно, совершил нападение на Украину и смог захватить часть ее территории (в рамках, как он говорил, процесса «собирания земель русских»), но гораздо меньшую, чем планировалось, кроме того, украинцы не позволили сделать из себя вассалов.

Такая ситуация дает России возможность выступать в роли остающейся безнаказанной «страны-изгоя». Такой, которая имеет право демонстративно выражать презрение к нормам права и международных отношений, разрушать существующий миропорядок, отправлять своих агентов совершать убийства в странах ЕС, а одновременно оставаться ценным партнером для других держав.

Игра в Хэллоуин приносит плоды: Россия стягивает войска к границе с Украиной, и, вот, пожалуйста, президент Байден уже предлагает Путину провести встречу на высшем уровне. Сейчас Москва еще будет раздумывать, принимать ли ей это приглашение. Такой механизм продолжает работать во многом благодаря нам самим, Западу, который неизменно старается убедить себя, что Россия и лично Путин ему для чего-то необходимы, а поэтому с ними следует носиться, как курица с яйцом. Нет, он может без них обойтись, но это уже тема для отдельной статьи.

Ленинская логика

Сейчас вопрос стоит так: что нам предпринять в отношении созданного Путиным кризиса на востоке Украины? Что касается ее самой, во-первых, ей нельзя позволять себя спровоцировать, как это сделал президент Грузии летом 2008 года. Саакашвили отреагировал на провокационный обстрел приграничных грузинских территорий из Южной Осетии наступлением по суше. Россияне сочли, что это «казус белли», и в ответ взяли под контроль часть грузинской территории, выбив из головы тбилисского руководства мысли о членстве в ЕС и НАТО.

Во-вторых, если Украина всерьез планирует наладить тесные связи с Западом, ей нужно всерьез задуматься о том, чтобы взять за образец решение алжирской проблемы президентом де Голлем. Только так, как тот поступил в отношении Алжира, она сможет избавиться от роли российской заложницы, обрести свободу маневра и открыть себе путь на Запад. В современной ситуации звучащие из Киева заявления о желании присоединиться к Альянсу звучат не слишком серьезно. Способна ли Украина повести себя мудро и последовать примеру де Голля? Сомневаюсь, однако, других вариантов нет. Если она этого не сделает, через следующие семь, а, возможно, и через двадцать лет она будет находиться в том же или даже худшем положении.

Что следует сделать Западу? Во-первых, ему не следует считать Путина человеком, который способен вести переговоры, руководствуясь лучшими побуждениями. С путинской Россией невозможно использовать никакие цивилизованные нормы, никакие принципы «пакта сунт серванда» («договоры должны соблюдаться») или соображения «бона фидес» (добросовестности), поскольку она их не признает. Путин признает лишь логику Ленина «кто кого».

Сегодняшняя игра в Хэллоуин — это, однако, признак того, что он отчаялся. Положение России стало сложным, в том числе из-за санкций, что подтверждает недавнее послание Путина. Хулиганские выпады в адрес Запада свидетельствуют о его бессилии, отсутствии аргументов, а не о силе. Кремлю хотелось бы взамен за разрядку ситуации у границы с Украиной добиться отмены санкций, но без изменения удобного для него статуса-кво. Путин может обещать, что больше не причинит украинцам вреда при условии, что Запад будет держаться от их страны подальше (это та «красная линия», о которой шла речь в среду).

Сотрудничество с США

К сожалению, существуют проблемы с Западом, прежде всего с Европейским союзом, который все еще находится в состоянии стратегического паралича или, лучше сказать, стратегической лоботомии, и это состояние усугубляется. Брюсселю не удается выработать такую позицию в отношении Москвы, которая бы произвела на нее впечатление. Виноваты в этом не только страны вроде Польши или Венгрии, разрушающих изнутри европейскую солидарность, но и ведущие державы. С некоторых пор особенно бросается в глаза немецкая проблема Евросоюза, а точнее, его внешней политики и политики безопасности. Германия стала заложницей своих экономических интересов на разных внеевропейских направлениях, в случае России свою роль играют также исторические комплексы. Февральским визитом в Москву Боррель опозорил весь ЕС. Неповоротливый Европейский союз говорит в полголоса и ограничивается полумерами. Из страха перед Москвой он даже не направил в 2014 году своей наблюдательной миссии к границам захваченного российскими подразделениями Донбасса. Берлину нужно осознать, что слов о сильной на международной площадке Европе мало, ей нужно позволить действовать в соответствии с ее потенциалом.

К счастью, у нас есть Америка, на которую Европа может опереться, даже если ей это претит. При Трампе Путин чувствовал, что его политике в отношении Украины ничто не угрожает, с приходом Байдена ситуация изменилась, поэтому возник кризис. Позиция США могла бы стать гораздо более весомой, если бы она формировалась в сотрудничестве с Евросоюзом. Байден и его команда заслуживают большего кредита доверия, чем Джордж Буш — младший и Трамп. Если ЕС не способен решительно действовать в отношении России, то ему следует хотя бы лояльно взаимодействовать с Вашингтоном. Решение украинской проблемы — дело многих лет, но очередные уступки в духе Минских соглашений его отнюдь не приблизят.

Россия, разумеется, заинтересована в том, чтобы иметь с Западом дружественные отношения, а благодаря этому избежать превращения в сырьевую полуколонию Китая. Их выстраиванию, однако, не помогут попытки шантажировать западный мир при помощи проведения в одностороннем порядке и вразрез международному праву «красных линий». Цивилизованное преодоление проблемы Украины могло бы позволить России избежать ловушки, но это слишком большая держава, чтобы прислушиваться к поучениям извне. Ей придется восстанавливать свой авторитет собственными силами, а его приобретению не способствуют ни сказки о якобы готовившемся при поддержке Запада покушении на Лукашенко, ни (к счастью, обычно халтурные) операции российских агентов в Европе. Они, скорее, указывают на ментальный откат Москвы в мрачные моменты советской эпохи. Именно то, что Путин загнал себя в этот ментальный тупик, а не его багаж «мокрых дел», кажется основным препятствием, которое мешает России восстановить доверие и репутацию. До сих пор Путин мог стараться «пересидеть» очередных западных лидеров. Возможно, теперь Западу следует запастись терпением и «пересидеть» Путина, ведь перспектива того, что он образумится, становится все более туманной. Лишь без него Россия сможет рассчитывать на партнерский подход Запада, получив шанс на развитие, соответствующий интересам российского государства и самих россиян.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.