27 апреля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев принял китайского посла Чжана Шао. Токаев заявил: «Казахстан и Китай — близкие соседи, верные друзья и стратегические партнеры. Это сотрудничество отвечает национальным интересам Казахстана. Между нашими странами нет вопросов, которые нельзя решить путем конструктивного доверительного диалога».

В итоговом коммюнике говорится, что Токаев пригласил в Казахстан главу китайского государства Си Цзиньпина и поблагодарил Китай за сотрудничество в борьбе с пандемией covid-19, в том числе за ожидаемые поставки китайской вакцины от коронавируса — вместе с российским «Спутником V» и казахской QazVac она ускорит полную вакцинацию населения.

Токаев заявил, что Казахстан готов к дальнейшему укреплению политических и экономических отношений с Китаем. Он призвал восстановить нормальное автомобильное, железнодорожное и воздушное сообщение после пандемии, а также расширить сотрудничество в сфере информационных технологий, зеленой промышленности и инноваций. Он подчеркнул необходимость согласовать планы развития Казахстана с китайским проектом «Новый шелковый путь», который свяжет Азию, Европу и Ближний Восток масштабной модернизацией коммуникаций и инфраструктуры. Также он поблагодарил Китай за сотрудничество с ООН и региональными организациями, такими как Шанхайская группа и Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Встреча Токаева с китайским послом многое говорит о том, как казахское руководство относится к внешнему миру. Зажатый между Россией и Китаем Казахстан оказался в уязвимом положении — причем потенциальную угрозу безопасности редконаселенному Казахстану переставляет как раз многолюдный Китай. Кроме того, Казахстан — молодая нация (независимая с 1991 года) со смешанным населением различных национальностей, языков и вероисповеданий. Большинство составляют казахи-мусульмане, русские православные христиане и другие.

Но казахское руководство явно пытается воспользоваться этим положением в своих интересах, развивая политические и торговые связи как с ближайшими соседями, так и с более отдаленными странами. У Казахстана хорошие отношения и обширное экономическое сотрудничество как с Россией, так и с Китаем, и при этом страна открыта для крупных американских инвестиций. Более того, Казахстан смог объединить развитие языка и культуры титульной нации, казахов, с уважением к языку и культуре других этнических групп.

В результате в Казахстане с начала 2000-х годов наблюдаются мощный экономический подъем — в иные годы более 10% — и рост уровня жизни населения.

В принципе, Украина по сравнению с Казахстаном должна находиться в гораздо более благоприятном положении. Украина расположена между ЕС и Россией. В СССР она была одной из самых развитых республик и производила всё — от холодильников до космических ракет. Даже языковые и культурные различия, а они явно присутствовали, были далеко не столь разительны. Разумное использование стратегически выгодного положения между ЕС и Россией вместе с уважением к языку и культуре всех этнических групп должно было обеспечить Украине уровень жизни как в странах Центральной Европе вроде Польше и Чехии.

Этого не вышло. Обретя независимость в 1991 году, Украина ушла в почти непрерывный спад и сегодня, по сути, полностью деиндустриализирована.

И если Казахстан разработал собственную вакцину от коронавируса, то Украина, как сообщается, пытается купить индийскую, которая настолько небезопасна, что Африканский союз даже занес ее в черный список.

Одна из причин прискорбного развития Украины очевидна: олигархи — новый социальный класс сверхбогатых — после обретения независимости в 1991 году узурпировали власть в стране и воспользовались ею для грабежа населения.

Не менее очевидна и другая причина: украинское руководство никогда не предпринимало серьезных попыток извлечь максимальную выгоду из стратегического положения между ЕС и Россией, то есть поддерживать и развивать коммуникации и инфраструктуру и упрочивать экономические отношения с другими странами. Вместо этого украинское руководство занялось шантажом, натравливая ЕС и Россию друг на друга, словно избалованный подросток на шее у родителей. После переворота в 2014 году руководство Украины пытается прочнее связать свою страну с Европой, но та заниматься благотворительностью не желает, а связи с Россией уже разорваны в клочья.

Более того, проблемы Украины связаны еще и с тем, что ее политическое руководство — особенно после переворота в 2014 году — насаждает концепцию «один язык, одна культура, одна вера», которая приводит к вечным конфликтам и обречена на провал. И эти конфликты значительно облегчили олигархам захват власти. Украинские президенты и политики приходят к власти, пользуясь языковым и культурным разрывом — а после 2014 года еще и открытой гражданской войной — и почти все либо сами олигархи, либо им прислуживают.

Олигархи есть и в Казахстане, но у них гораздо меньше власти, чем у украинских, а казахская политика и общественная жизнь не настолько пропитаны коррупцией. Важная причина очевидна: президент Казахстана до 2019 года Нурсултан Назарбаев был сильным лидером и, как и Путин в России, поставил олигархов на место. Но вот еще одна причина, возможно, не менее важная: Казахстан, и это тоже во многом заслуга Назарбаева, избежал языковой и культурной розни, которая помогла бы олигархам захватить власть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.