Группа G7 кажется пережитком прошлого. Некоторые сочли бы анахронизмом этот клуб из семи богатых промышленно развитых стран — Великобритании, Франции, Канады, Италии, Японии, Германии и США. Экономические и политические центры сила давно уже сместились в Азию. То, что прежде было «мировым правительством», стало политическим Западом.

Сейчас главы МИД стран G7 снова встречаются в Лондоне, чтобы подготовиться к саммиту глав государств и правительств в британском Корнуолле 11 июня, и это важный сигнал обновления.

На повестке дня — все, что на данный момент беспокоит страны G7, от пандемии до гражданской войны в Сирии и борьбы с изменениями климата. Но важнейшая тема — как политическим демократиям Запада быть с авторитарными режимами в России и Китае.

Все страны G7 объединяет стремление вместе дать отпор экспансии Китая, а также сдерживать непредсказуемого Владимира Путина с его склонностью к политике силы.

Британский премьер-министр Борис Джонсон, возглавляющий клуб в этом году, пригласил на саммит в июне также Южную Корею, Индию и Австралию. Это хороший знак: группа из десяти ведущих демократий, так называемая D10, достаточно велика, чтобы выдвигать глобальные требования, и вместе с тем достаточно компактна, чтобы сохранять дееспособность.

Различия интересов Европы и США

Решающее преимущество демократий перед двумя авторитарными соперниками заключается в том, что общность их ценностей проявляется в формировании союзов. А у Пекина и Москвы есть зависимые от них вассалы, но не союзники.

Однако, как выразился министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас, одного этого недостаточно, чтобы «отстаивать демократию, свободу и права человека во всем мире». Необходима общая стратегия, а от нее и G7, и D10 еще далеки.

Президент США Джо Байден продолжает стратегию отмежевания от политики предшественника Дональда Трампа, прежде всего в области технологий. А Европа не может и не хочет сжигать мосты к огромному рынку в середине континента.

Взаимодействовать с Россией непросто. В случае сомнений Вашингтон может позволить себе новый ледниковый период с Москвой, а для Европы Россия в любом случае остается соседом, с которым в долгосрочной перспективе надо мирно находить общий язык. Насколько сложно выработать общую линию действий, показывает трансатлантический спор вокруг газопровода «Северный поток — 2».

Однако общий знаменатель достаточно велик, чтобы была возможность защищать ключевые интересы демократий в системной конкуренции с Россией и Китаем. Но есть предварительное условие: предстоящий саммит должен вылиться в нечто большее, чем просто заявления о намерениях, которые мало что значат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.