Видеозвонок раздался сразу после 10 часов утра. На экране компьютера появилось бородатое лицо его королевского высочества принца Майкла Кентского, сидящего на светлом диване вместе с близким другом и деловым партнером маркизом Редингом.

В переговорах с другой стороны участвовали два руководителя южнокорейской компании, которая хотела нанять принца, чтобы он оказал ей помощь во вложении инвестиций в золотодобывающие активы в России. Но принц и маркиз не подозревали, что мнимые южнокорейцы на самом деле были репортерами.

Они проводили расследование, стремясь проверить компрометирующие утверждения насчет делишек двоюродного брата королевы (а именно таковым является принц Майкл Кентский, у него с Елизаветой Второй общий дедушка — покойный британский король Георг Пятый, прим. ред.). Утверждалось, что принц и маркиз тайно торгуют своими связями с пользующимся дурной славой российским режимом президента Путина, который считается главной угрозой для британской национальной безопасности.

Просто хоррор: британский принц и русский Кремль

Когда началась видеовстреча по Zoom, принц взял инициативу в свои руки. Он сказал, что был бы «очень рад» работать с южнокорейской компанией House of Haedong, которой вдруг потребовалось наладить контакты с Кремлем для начала бизнеса в России.

Принц заверил собеседников, что благодаря давним связям с Россией он «может принести некоторую пользу», а затем привлек их внимание к тому, что российский президент наградил его «одной из самых престижных наград Кремля», а именно орденом Дружбы. Затем он с энтузиазмом добавил: «Я никогда раньше не имел дел с золотом, и эта идея меня очень радует».

Ранее его личный секретарь сообщила журналистам, что принц может познакомить их с людьми, занимающими высокие посты в российском правительстве. «Мы определенно можем помочь в этом смысле, — сказала она. Даже если у его высочества нет прямого контакта с человеком, который вам нужен, есть способ на него выйти. Всегда есть способ наладить контакт».

Потом принц попрощался, а маркиз продолжил разговор с представителями южнокорейской компании, рассказав о тех услугах, которые он с принцем может оказать им в России.

За что маркиз расхваливает принца

По словам маркиза, принц фактически исполняет роль «неофициального посла ее Величества в России» и имеет возможность встречаться с Путиным. «Конфиденциальный» доступ принца в Кремль, по словам маркиза, был сохранен за ним и активно использовался, несмотря на многочисленные злодеяния, совершенные путинским режимом.

Принц, утверждал далее маркиз Рединг, сможет представить House of Haedong российскому лидеру: ему в прошлом не раз доводилось делать это в интересах других клиентов. Это поможет открыть многие двери. Стоимость данной услуги, которая включает четырех- или пятидневную поездку принца в Россию, составит около 50 000 фунтов стерлингов, сказал маркиз.

Маркиз продолжал увлекательный рассказ: «Поскольку принц на короткой ноге с Путиным, а также с пятью или шестью путинскими министрами, Путин сможет сказать про рекомендуемого принцем человека: „Ну что ж, это тот человек, с которым вам надо работать". А это очень важно, это главное. В России, если договоришься с боссом, можно всего добиться».

В конце маркиз взял нотку осторожности. «Нам придется работать немного скрытно, — поделился он с репортерами своим секретом. — Мы с вами беседуем сейчас конфиденциально, так как мы не хотели бы, чтобы мир знал, что он [принц] встречается с Путиным. Причем исключительно по деловым причинам, если вы меня понимаете».

Праздничный обед в честь президента России Владимира Путина. Лондон, 2003 год

Когда издание The Sunday Times на этой неделе задало ему вопросы о состоявшейся видеовстрече, Рединг признался, что «наобещал немного выше своих возможностей». Принц выступил с заявлением, отметив, что последние контакты с Путиным были у него в 2003 году. К сожалению, связи королевской семьи с Кремлем будут попрочнее, чем утверждает принц. И длятся эти связи несколько лет. Речь идет о тайном теневом бизнесе, в котором члены королевской семьи — всего лишь наемные работники.

Вопреки санкциям

У маркиза были все основания избегать огласки тех услуг, которые он на пару с принцем оказывал России. В рамках сделки, о которой он договаривался с House of Haedong, принц должен был воспользоваться своим статусом члена британской королевской семьи, обеспечивая компании доступ к деспотичному режиму, которого Запад всячески сторонится, поскольку он допустил массу нарушений норм международного права.

Видеозвонок принцу был составной частью провокационного журналистского расследования The Sunday Times и Четвертого канала, которые решили выяснить, как члены королевской семьи обменивают свою кровную связь с монархией на личное обогащения. Три других члена королевской семьи отвергли предложение House of Haedong о сотрудничестве, а один и вовсе оставил его без ответа.

Однако разоблачение принца Майкла усиливает обеспокоенность по поводу того, что родственники королевы могут нанести вред репутации монархии, торгуя своим высоким положением.

Меган очень недовольна

78-летний принц Майкл в прошлом представлял королеву на различных мероприятиях, но никакого финансирования от нее он не получает. Герцогиня Сассекская (данное от рождение имя — Меган Маркл) в прошлом году посчитала своим долгом привлечь внимание к коммерческим операциям принца Майкла, утверждая, что он создал прецедент, когда члены королевской семьи зарабатывают деньги в частном секторе, сохраняя при этом свой королевский статус. При этом Меган явно задело то, что ее мужа принца Гарри за работу с частниками лишили личной охраны и почетных военных должностей. А вот принц Майкл Кентский сохранил и первое, и второе.

Пикантности ситуации добавляет и то обстоятельство, что 2 марта, за день до переговоров принца и маркиза по Zoom, Европейский Союз и Соединенные Штаты ввели новые санкции против связанных с режимом Путина физических и юридических лиц. Сделали они это, чтобы наказать Кремль за причастность к покушению на убийство лидера российской оппозиции Алексея Навального с применением отравляющего вещества нервно-паралитического действия «Новичок».

Британия и ряд других стран давно уже ввели свои санкции против России за серию агрессивных действий, в частности, за убийство перебежчика Александра Литвиненко радиоактивным полонием в Лондоне, за вторжение на Украину и за применение «Новичка» в Солсбери.

Санкции имеют целью лишить Россию инвестиций с целью оказания давления на Путина. Они уже вызвали серьезные проблемы с финансированием в правительстве страны. По этой причине прямые связи с Кремлем в рамках инвестиционных схем — это настоящий скандал.

Вдова Литвиненко Марина была возмущена тем, что идет торговля доступом к человеку, чей режим отдал приказ убить ее мужа. «Заниматься с Владимиром Путиным каким-то бизнесом непристойно. Это показывает, что вам безразличны права человека, демократия, погибающие в России люди и все то, что он сделал с нашими гражданами на британской земле», — отругала она принца в своем высказывании.

Сделка с Кремлем как сделка с совестью?

Депутат парламента от Консервативной партии Боб Сили (Bob Seely), являющийся членом специального парламентского комитета по иностранным делам, заявил на прошлой неделе, что сделки принца с Кремлем наносят вред интересам Соединенного Королевства.

«Никто, какое бы положение он ни занимал, не должен торговать приватным привилегированным доступом к российскому руководству, продавая его иностранным компаниям, пытающимся добиться расположения Кремля, — сказал он. — У нас действуют санкции против режима президента Путина, и на то есть веские основания. Хотелось бы знать, чем думает принц Майкл, когда делает ценности и стандарты Великобритании этаким опционным вариантом: хочешь принимай, а хочешь — нет».

Выводы газеты также вызывают вопросы о том, уместно ли принцу поддерживать контакты с любыми фигурами кремлевской политики, если он носит почетное звание старшего полковника полка королевских гусар. Напомним: в 2019 году этот полк стоял на посту в Эстонии — на переднем крае натовской обороны против российского вторжения в Европу.

Семейные связи

Говорят, что королева души не чает в своем двоюродном брате принце Майкле Кентском. Этот 78-летний внук короля Георга V был пажом на ее свадьбе с принцем Филиппом и официально представлял ее на многих мероприятиях. Он часто появляется вместе с королевой на балконе Букингемского дворца во время торжественного развода караулов с выносом знамени. Замечен он и на свадьбах членов королевской семьи.

Принц не получает оплачиваемый налогоплательщиками доход из суверенного гранта. Но его охрана в Британии и за рубежом оплачивается казной, а во время поездок в Россию британское посольство время от времени предоставляет ему жилье.

Он зарабатывает на жизнь, работая консультантом у деловых клиентов и руководя собственной компанией Cantium Services, которая за последние пять лет получила доход свыше 2,2 миллиона фунтов стерлингов, в основном в виде гонораров. При этом она не заплатила ни пенни корпоративного налога, потому что по закону является убыточной.

Опасное сходство

Тем не менее есть информация, что Майкл заработал в России «огромную кучу денег». В этой стране к принцу относятся с большим почтением, отчасти из-за семейных связей, а отчасти из-за поразительного сходства с последним российским царем Николаем II, убитым большевиками. Николай был двоюродным братом его бабушки по материнской линии и деда по отцовской линии короля Георга V. Кроме того, принц хорошо говорит по-русски и часто бывает в этой стране с деловыми и благотворительными целями.

Президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин и принц Майкл Кентский. Москва, 2007 год

Принц стал одним из немногих британцев, которому Кремль вручил высокую награду — орден Дружбы. Так его наградили за работу по укреплению российско-британских отношений. Еще этим орденом был награжден британский двойной агент Джордж Блейк (George Blake), заявивший, что он выдал КГБ до 400 разведчиков, а также бывший архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс (Rowan Williams) — за свою любовь к русской литературе.

Любопытно, что орден Дружбы принцу Майклу Кентскому вручил в 2009 году на приеме в Кремле занимавший тогда пост Президента Российской Федерации Дмитрий Медведев, которого часто называют «путинской марионеткой». А вот о связях принца с человеком, который дергал Медведева за нитки, известно, к сожалению, мало.

Приветствие как компромат

Тем не менее Путина заметили на балу в Санкт-Петербурге, где он искал принца, чтобы тепло его поприветствовать. Их сфотографировали вместе в 2003 году во время государственного визита российского лидера в Британию, когда отношения между двумя странами были более теплыми. Во время этого визита супругу принца сфотографировали смеющейся вместе с Путиным на банкете. С тех пор появляется очень мало информации о связях между двумя этими людьми.

Маркиз Рединг говорит, что он более 30 лет ездит вместе с принцем в Россию. Принц и маркиз, появившиеся на свет в 1942 году с разницей в два месяца, дружат со времен учебы в Итоне. Оба после колледжа поступили в военную академию в Сандхерсте, после чего проходили службу в кавалерийских полках.

Рединг — набожный христианин, ежедневно по утрам читающий Библию. Он занимался биржевым маклерством и косметикой, а потом несколько раз занимал директорские должности в компаниях. Майкл является крестным отцом его сына — виконта Эрли, а тот в свою очередь замечен в дружбе с принцем Гарри.

Вращаясь в среде олигархов

Наша газета получила первую возможность познакомиться с коммерческими операциями принца и маркиза, когда один источник из Вестминстера заявил, что данная пара зарабатывает деньги на связях с Кремлем «тошнотворным» образом.

Источник рассказал, как потрясен он был в 2013 году, когда маркиз предложил ему, если возникнет надобность, обеспечить доступ к Путину за большие деньги.

Это предложение прозвучало в момент, когда Россия пыталась добиться своих внешнеполитических целей и усилить свое влияние в Соединенном Королевстве посредством «мягкой силы», то есть пряником, а не кнутом. Россия тогда переманивала на свою сторону политиков и представителей истэблишмента, а также нейтрализовала критиков.

Данные действия были начаты в преддверии переизбрания Путина на пост президента России на выборах, которые состоялись в марте 2012 года. Вскоре после этого российские власти привлекли принца Майкла к открытию лондонского отделения государственного агентства «Россотрудничество», которое проводит в жизнь за границей пропутинскую повестку дня в сфере дипломатии и культуры. Причем делает это в самых разных странах мира.

Маркизу Редингу Рединг нашлось место на еще одной ветке этой самой «мягкой силы» России. Его сделали президентом открывшегося в Британском Содружестве отделения русского вида боевых искусств самбо. Этот вид единоборств был в свое время придуман для закалки солдат Красной Армии и шпионов КГБ. Путин был почетным президентом этого вида спорта, который стал составной частью «культурной экспансии» России.

Принц и Путин

Рединг в 2013 году связался с нашим источником из Вестминстера сразу после возвращения из Москвы, где он на встрече с Путиным предложил организовать в Британии ежегодные состязания по самбо под названием Кубок президента в честь российского лидера. Путин эту идею одобрил.

В июне того же года Рединг организовал соревнования по самбо в арендованном помещении Кенсингтонского дворца. По данным федерации этого вида спорта, у него два покровителя: принц и Путин. Это мероприятие, стоившее каждому из спонсоров по 3 000 фунтов, стало акцией по налаживанию контактов. И каких! Во время его проведения в одном из королевских дворцов олигархи и кремлевские деятели получили возможность пообщаться с высшим обществом Британии.

Рединг отправил источнику сообщение по электронной почте, приложив к нему письмо за подписью Путина на русском языке, в котором тот выражал свою поддержку соревнованиям по самбо. Рединг в этом сообщении ясно дал понять, что ужин в Кенсингтоне станет «местом сбора бизнеса, ищущего возможности для налаживания отношений с высокопоставленными политиками и бизнесменами из России, а также для личной встречи с Путиным».

Естественно, контакты с высокопоставленными россиянами предлагалось осуществлять через маркиза — ключевого союзника и друга Путина, который возглавлял федерацию самбо и присутствовал на ужине. «Депутат российской Государственной Думы и давний партнер президента Путина в этом виде спорта Василий Шестаков предложил провести серию встреч между спонсорами и кремлевскими чиновниками в соответствии с их деловыми интересами. Включается также возможность личной встречи с президентом Путиным», — говорилось в сообщении.

Среди присутствовавших на ужине гостей были олигархи, бывшие агенты КГБ, пользующиеся поддержкой Кремля политики, а также президент Олимпийского комитета России, подавший в отставку после скандала с секретной программой допинга. Позже часть этих гостей будет подвергнута западным санкциям, когда двусторонние отношения начнут ухудшаться из-за российского вторжения на Украину и сбитого в небе над этой страной самолета «Малазийских авиалиний» MH17.

В числе гостей были: бывший сотрудник КГБ Сергей Чемезов, в 2014 году подвергнутый британским санкциям как «близкий соратник» Путина; бывший офицер КГБ и доверенное лицо Путина Владимир Якунин, против которого в том же году санкции ввели Соединенные Штаты (автор не указывает, что главной работой Якунина был пост главы компании РЖД — прим. ред.); а также миллиардер и олигарх Виктор Вексельберг, подвергшийся в 2018 году американским санкциям.

Государство-изгой

Санкции положили начало длительному периоду охлаждения в отношениях между Британией и Россией, которое стало самым серьезным со времен холодной войны. В мае 2014 года в этот конфликт ввязался даже принц Чарльз, сравнивший действия Путина в Крыму с гитлеровскими захватами иностранных государств в начале Второй мировой войны.

Последней каплей стал март 2018 года, когда два российских агента попытались отравить двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь нервно-паралитическим веществом «Новичок» у них дома в Солсбери. Скрипали выжили, а вот 44-летней матери троих детей Дон Стерджесс (Dawn Sturgess) повезло меньше. Она умерла, взяв в руки выброшенную емкость из-под духов, где было отравляющее вещество (автор не указывает, что отравление Стерджесс произошло через четыре месяца после отравления Скрипалей и отъезда предполагаемых русских агентов, а также в совсем другом городе, не в Солсбери — прим. ред.).

После этого отравления британские политики и члены королевской семьи бойкотировали чемпионат мира по футболу, прошедший в 2018 году в России. В июле прошлого года парламентский комитет по разведке и безопасности в своем докладе назвал Россию самой серьезной угрозой национальной безопасности Британии.

Комитет предупредил всех британцев, что, пока Путин остается у власти, нет никаких шансов на улучшение отношений между двумя странами. «Любой публичный шаг в сторону улучшения отношений с Россией в настоящее время будет серьезно ослаблять силу международной реакции на события в Солсбери, а также лидерство и авторитет Соединенного Королевства в этом движении», — говорится в докладе.

И вот в этих условиях принц Майкл и маркиз Рединг сохраняют дружественные отношения с российским режимом. Давая в 2019 году интервью, принц сказал, что он по-прежнему два раза в год посещает Россию в рамках своей работы в Российско-Британской торговой палате, которая является частной организацией и финансируется бизнесом. А ведь еще только в прошлом году эту самую палату критиковали за то, что она включила в состав своего консультативного совета союзников Кремля. «Это место [Россия] притягивает меня к себе как магнит», — признался принц.

Возникает вопрос: а не продолжал ли Рединг предлагать за деньги доступ к кремлевским фигурам, о чем он написал в преддверии мероприятия в Кенсингтонском дворце?

Пользуясь «реальным доверием» Путина

При определенных обстоятельствах The Sunday Times разрешает своим журналистам лгать, выдавая себя за других людей, чтобы добраться до сути тех или иных событий, когда в интересах общества лучше понять происходящее. В этом году мы начали совместное журналистское расследование с Четвертым каналом в попытке разобраться в утверждениях о том, будто члены королевской семьи используют свое положение для обогащения.

Мы создали сайт фальшивой южнокорейской компании House of Haedong, назвав ее «узкоспециализированным фондом, вкладывающим средства в самый царственный из всех активов — в золото». Компания якобы хотела нанять члена королевской семьи для рекламирования своих инвестиционных услуг, подчеркивая связь между золотом и монархией.

Действовавшие под прикрытием репортеры написали принцу Майклу через маркиза и сообщили, что они ищут «посла со связями», чтобы тот за деньги эксклюзивно представлял House of Haedong. В письме говорилось, что компания планирует открыть офис в Москве и хочет нанять принца в качестве советника, дабы тот использовал свои «отличные контакты» в России.

В переписке с журналистами Рединг сообщил, что принц заинтересовался предложением, однако перед встречей хочет знать, сколько денег ему будет предложено. Ему предложили 200 000 долларов за выступление и 50 000 долларов в месяц за советническую деятельность в России. Маркиз ответил журналистам, что принц «положительно отреагировал» на прозвучавшее предложение.

Принц клюет на Zoom

Спустя неделю личный секретарь принца Камилла Роджерс (Camilla Rogers) предложила провести видеовстречу по Zoom и обсудить «интересное предложение». Она также заявила, что во встрече должен участвовать Рединг.

В среду 24 февраля Роджерс присоединилась к разговору из своего дома в Сайренсестере. Маркиз находился в своей гостиной в Сайренсестере, а два представителя House of Haedong якобы связались с ними из офисов в Сеуле и Лондоне. На самом деле, разговор вели южнокорейский журналист-фрилансер и репортер The Sunday Times.

Визит принца Майкла Кентского в Екатеринбург. 2019 год

Сидя на диване, Рединг с воодушевлением рассказывал о связях принца с Москвой. «У него очень сильные связи в России, а я сопровождаю его с 1990-х годов, — заявил он. — Я помню, как мы в первый раз приехали в Санкт-Петербург, и он сказал, что это похоже на возвращение домой». Рединг со смехом добавил: «Во многом он в большей степени русский, чем британец. И он говорит по-русски».

Роджерс рассказала, что принц обычно ездит в Санкт-Петербург раз в год, а в Москву дважды в год. Следующий визит принца состоится в октябре. Она предположила, что Майкл может воспользоваться своими связями с Русско-Британской торговой палатой и британским посольством и помочь южнокорейской компании наладить контакты в России.

Отвечая на вопрос о том, может ли принц вывести на нужных людей, занимающих высокое положение в российском правительстве, Роджерс сказала: «Мы определенно можем помочь в этом смысле. Даже если у него нет прямого контакта с человеком, который вам нужен, есть способ на него выйти. Всегда есть способ наладить контакт».

Но затем она предупредила: «Будучи членом королевской семьи, он вынужден соблюдать определенный протокол. Одно из правил заключается в том, что принц не может заниматься политикой». Вместе с тем, добавила пресс-секретарь, «это не значит, что он не знаком с политическими деятелями и не может быть привлечен таким способом».

Далее маркиз продолжил разговор о ключевой фигуре, с которой можно связаться в Кремле: о Путине. Принц встречался с Путиным пару раз и «завел тесную дружбу с путинистами», то есть, с людьми из путинского окружения. Однако с Путиным отношения у принца более прочные, потому что он пользуется «реальным доверием» российского руководителя.

«Когда, скажем, в Москве или в Санкт-Петербурге проводится бал, президент Путин специально подходит к столику принца Майкла, чего он, насколько мне известно, не делает с остальными зарубежными гостями, — объяснил далее Рединг. — Я уверен, что мы сможем оказать существенную помощь компании House of Haedong в ее усилиях по налаживанию бизнеса и связей в России».

После этого разговора Рединг сказала, что поедет в Кенсингтонский дворец, чтобы обсудить поступившее предложение. Позже она написала репортерам: «Я обсудила с принцем Майклом предложение о выступлении и о роли посла. Если обе стороны решат продолжать, он согласен на предложенные условия». Она договорилась, что принц будет присутствовать при следующем разговоре по Zoom с House of Haedong, который назначили на среду 3 марта.

200 000 долларов за речь

Когда наступила среда, две комнаты, арендованные в здании на Ливерпуль-стрит, снова превратились в лондонский и сеульский офисы House of Haedong, а репортеры заняли свои места, чтобы начать разговор с двоюродным братом королевы. Рединг снова сел на диван. Рядом разместился принц Майкл, пришедший из своих пятикомнатных апартаментов в Кенсингтонском дворце, находящихся рядом с домом герцога и герцогини Кембриджских. Там же находилась его личный секретарь.

Возникли проблемы с wi-fi, и принц пошел домой за айфоном. Вернувшись, он подключился к звонку, и его лицо появилось в узкой рамке смартфона.

Принц упомянул орден Дружбы, которым его наградил Кремль, и рассказал о своих многочисленных поездках по стране по делам Российско-Британской торговой палаты.

Лукашенко как мостик к Путину

Иллюстрируя богатство своих контактов, он вспомнил встречу, состоявшуюся у него в 2016 году с президентом Белоруссии Лукашенко, который дружен с Путиным. Они обсудили «вопросы занятия определенным бизнесом в этой стране».

Кремль поддерживает Лукашенко, которого американское правительство назвало «последним диктатором Европы», и тот держится у власти с 1994 года при помощи своей тайной полиции, которая до сих пор называется КГБ. Он также преследует и бросает за решетку своих политических оппонентов. В прошлом году Британия ввела против него санкции.

Принц похвастался, что его 30-минутная встреча с глазу на глаз с Лукашенко «начинает приносить плоды». Свою рекламную речь он закончил такими словами: «Я думаю, существует множество способов для моего конструктивного участия в планах, которые вы уже начали осуществлять».

Когда маркиз с энтузиазмом заявил, что принц «идеально подойдет» липовой компании репортеров по причине общего интереса к России, принц быстро вмешался и сказал: «Я очень рад этому. Я очень рад».

По всей видимости, принц также был бы очень рад сделать королевское представление липовой компании в своей вступительной речи. Когда его спросили, сможет ли он во время своего выступления сказать, что как член королевской семьи он будет поддерживать подход компании, Майкл ответил: «Я думаю, ответ таков: я уверен, что смогу. Я никогда раньше не имел дел с золотом, и эта идея меня очень радует».

Принц даже согласился сделать запись своей речи в Кенсингтонском дворце, дабы произвести впечатление на инвесторов этой фирмы. «Я думаю, мы сможем использовать это здание. Да, мы можем это сделать», — сказал он. Затем принц заявил, что предложенный ему за выступление гонорар в сумме 200 000 долларов является примерно той суммой, на которую он обычно соглашается. «Да, действительно», — с энтузиазмом ответил он на заданный вопрос.

Принц сказал, что маркиз от его имени может поехать в Южную Корею. Покидая встречу, Майкл заявил: «Я с нетерпением жду встречи с вами и предстоящей совместной работы».

Длинный список клиентов

Когда принц попрощался и ушел, в дело вступил Рединг, попросивший репортеров задержаться. Он объяснил, что принц «очень скромен» и не любит «хвастаться тем обстоятельством, что у него есть все эти контакты». Рединг добавил: «А вот я могу хвастаться, от его имени». Последовала 45-минутная беседа, во время которой маркиз именно этим и занимался — хвастался. Впрочем, кое-что еще он тоже делал.

Рединга спросили, сможет ли принц представить оплачивающую его услуги компанию непосредственно Путину. Он ответил: «Такое возможно. Я ничего не обещаю, и могу сказать только это». Затем Рединг добавил: «Он хорошо известен Путину, и у них бывают встречи».

По словам Рединга, принц мог бы замолвить словечко за фиктивную компанию репортеров на встрече с Путиным. «Безусловно, он будет встречаться с Путиным во время своих визитов в Россию. И в разговоре он упомянет тот факт, что представляет House of Haedong, — сказал маркиз. — Мы с вами беседуем сейчас конфиденциально, так как мы не хотели бы, чтобы мир знал, что он встречается с Путиным исключительно по деловым причинам, если вы меня понимаете».

Маркиз зря расслабился

Репортеры спросили, представлял ли принц своих клиентов Путину таким способом ранее, на что Рединг ответил: «Да-да». Затем он уточнил: «Он упоминал их, и он представляет некоторых клиентов. Когда он встречается с Путиным, в комнате могут находиться и другие люди. Не только он и Путин, потому что Путин почти всегда приводит с собой советников».

«Когда я присутствовал на встрече, в комнате было шесть советников. И что он делает? Он показывает пальцем на того или иного человека и говорит ему: «Так, теперь это ваша работа. Так что свяжитесь с House of Haedong в Южной Корее».

Маркиз объяснил, как работает «система» в Кремле. Российский премьер ставит задачу помочь определенной удостоенной такой привилегии компании одному из сотни ключевых политических фигур, относящихся к группе «путинистов», или ближайшему окружению Путина.

Он заявил, что принц добивался от Путина особого отношения к своим клиентам. «Он способен это сделать, но он это не афиширует. Вы меня понимаете?»

По словам Рединга, несмотря на усиление напряженности между двумя странами, влияние принца на российского лидера, которое он оказывает в интересах клиентов, нисколько не ослабло. «Это не повлияло на отношения [Путина] с принцем Майклом. Видите ли, принц Майкл — фигура не политическая. Он определенно выше этого, выше дипломатии, и как мне кажется, Путин считает принца Майкла другом России… Он выше всей этой политической суеты и напряженных дипломатических отношений. Он выше всего этого, если вы меня понимаете».

Рединг подтвердил, что другие клиенты убедились в существенной пользе того, что кремлевские деятели оказались на их стороне. «Если хотите закрепиться в России, надо действовать через сторонников Путина. Наилучший способ — это добраться через путинистов до самого Путина. До самого Путина, именно. Я могу показать вам альбом с фотографиями, я там снялся с шестью или семью людьми из путинского окружения».

«Было множество случаев, когда его видели вместе с Путиным, и он будет обсуждать с ним самые разные темы, это так. Но если он представляет House of Haedong, он может сказать об этом Путину, а Путин найдет нужного человека, который заинтересован в Южной Корее или интересуется золотом. Это, знаете ли, помогает открывать двери и приносит большую пользу».

Привилегированный доступ

Развивая тему, Рединг продолжил: «Я часто ездил с ним туда и видел его за работой. Это производит большое впечатление. Русским очень нравится находиться в его компании, а это открывает многие двери, в России больше, чем где бы то ни было, как вам известно. В России ничего нельзя сделать, не получив разрешение сверху. Я знаю, что вы это понимаете».

Маркиз сказал, что принц имеет такой привилегированный доступ благодаря своей принадлежности к королевской семье. «Его в целом считают неофициальным послом ее Величества в России. Знаете, это между нами, но должен сказать, что это хорошо известно».

Не имеет никакого значения, что принц работает на иностранного клиента. «Он может представлять южнокорейский бизнес, как он представляет британский бизнес, — заявил Рединг. — Нет причин, по которым он не должен этого делать».

Принц Майкл Кентский посетил Санкт-Петербург. 2017 год

Стоимость его услуг, сказал маркиз, составляет около 10 000 фунтов стерлингов в день. Речь идет о поездке принца в Москву или в Санкт-Петербург на встречу с кремлевскими представителями. Сам Рединг не настаивал ни на каких выплатах. Когда были предложены деньги, он сказал, что обычно просит половину гонорара принца.

По словам Рединга, у принца длинный список клиентов, которым он помог в России. Но называть их он не хочет, потому что «обычно соблюдаются меры конфиденциальности». «Он действует за закрытыми дверьми», — подчеркнул маркиз.

Встреча близилась к завершению, и маркиз поведал репортерам, что принц также помогал российским компаниям заниматься бизнесом в Британии. «Русские потоком идут к нему в Кенсингтонский дворец… Я тоже некоторых приводил, — сказал он. — Я знаю, что многие русские очень заинтересованы в том, чтобы использовать Лондон в качестве базы… Они думают, что Британия им помогает».

Сожаления и угрызения совести

На следующий день после этого разговора Рединг отправил журналистам электронное письмо с копией на адрес личного секретаря принца. В нем он заявил, что будет рад работать с их фиктивной компанией, однако намекнул, что немного сожалеет о своих слишком откровенных высказываниях о принце и о Кремле.

«Нам нужные дальнейшие обсуждения, особенно что касается России, — написал он. — Я хотел сказать, что президент относится к нам с симпатией, нас приветствуют люди, пользующиеся там весом и влиянием, и это помогает смазывать шестеренки. Но как мне кажется, советники его Королевского Высочества должны убедиться, что все правильно». Один из таких советников, личный секретарь принца, позже сказала, что письмо Рединга принесло «большую пользу».

Спустя две недели, 16 марта, правительство опубликовало знаковый обзор британской внешне-оборонной политики, а также политики в сфере безопасности. Там делал страшный вывод о том, что Россия под руководством Путина остается «самой серьезной прямой угрозой» для безопасности Соединенного Королевства, будучи даже опаснее таких враждебных стран-изгоев, как Северная Корея и Иран.

В пятницу было опубликовано заявление от имени принца Майкла, в котором говорится: «У принца Майкла нет особых отношений с президентом Путиным. Последний раз они встречались в 2003 году, и с тех пор принц не контактировал ни с ним, ни с его администрацией. Лорд Рединг хороший друг, но он сделал предложения, которые принц Майкл не хочет и не может выполнить».

«В соответствии с заведенной практикой личный секретарь принца Майкла во время беседы однозначно заявила представителям компании, что работу нельзя будет продолжать без согласия британского посольства и без помощи Российско-Британской торговой палаты».

Далее в заявлении говорится, что принц проводил встречу с президентом Белоруссии Лукашенко, которая была организована присутствовавшим на ней британским послом, и что у принца «в настоящее время нет никакого бизнеса в Белоруссии».

Кремль и администрация белорусского президента на вопросы не ответили. Маркиз Рединг опубликовал заявление: «Я совершил ошибку и дал чрезмерные обещания, о чем искренне сожалею».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.