Что мы узнали из тех масштабных военных игр, в ходе которых рассматривались различные сценарии в условиях российско-украинского конфликта.

На прошлой неделе госсекретарь США Энтони Блинкен встретился с президентом Украины Владимиром Зеленским, в очередной раз подтвердив твердую приверженность Америки защите суверенитета и территориальной целостности Украины. Как отметил Блинкен, более тесное партнерство в сфере безопасности поможет гарантировать, что «Украина способна защитить себя от агрессии».

Подобные заверения со стороны Соединенных Штатов подразумевают, что Москва может атаковать Украину, и недавний эпизод с наращиванием российских сил у границы Украины усилил эту тревогу. Но что, если Украина сама провоцирует войну? Согласно результатам одного исследования, в случае кризиса Киев может проиграть войну с Россией, если Запад ему не поможет. Вот почему.

Зеленский стремится к «деоккупации»

Пока Москва заявляет, что Крым — это часть России, Киев и большая часть международного сообщества утверждают, что Москва незаконным образом аннексировала эту часть Украины. Вооруженные ополченцы до сих пор контролируют Донбасс на востоке Украины, сумев отбить наступление украинских правительственных сил в 2015 году с помощью России. Москва отвергает просьбы повстанцев присоединить эти сепаратистские территории к России, но при этом обещает защищать их русскоязычное население.

Правительство Зеленского стремится вернуть — не проливая при этом крови — и Донбасс, и Крым, которые оно именует «временно оккупированными территориями», однако оно все равно готовится бороться до конца. Украинцы втянуты в гибридную войну против России с 2014 года — войну, характеризующуюся периодическими столкновениями между украинскими силами и поддерживаемыми Россией ополченцами, а также неослабевающей невоенной конфронтацией, включая дезинформационные кампании. 

Столкнувшись с падением своего рейтинга, Зеленский занял более жесткую позицию в отношении России. В феврале его правительство разработало новую стратегию по выдворению российских «оккупантов» с территории Украины. В своем обращении к украинскому народу в марте Зеленский суммировал те невоенные и военные меры, которые изложены в «Стратегии деоккупации и реинтеграции Крыма и Севастополя», тремя словами: «Украина дает сдачи». Кроме того, Киев отказывается предоставлять автономию сепаратистскому Донбассу и стремится пересмотреть условия соглашения Минск-II 2015 года, подписанного при посредничестве Германии и Франции. 

Стратегия Зеленского основана на «создании международной коалиции», которая могла бы поддержать попытки его правительства вернуть Крым и Донбасс. В апреле Зеленский призвал западные страны поддержать его страну «не просто как партнеров с трибун, но как игроков одной команды, прямо на поле, плечом к плечу».

Зачем Киеву эскалация?

Если напряженность будет расти в Донбассе и других регионах, где проживают этнические меньшинства, как это случилось в 2014 году, руководству Украины придется принимать решение о том, нужно ли применять военную силу. Некоторые беспокоятся, что излишняя сдержанность может привести к дальнейшему расколу внутри Украины. «Совет "не провоцировать Российскую Федерацию" в 2014 году привел к потере Крыма и определенных участков Донбасса», — сказал министр обороны Украины Андрей Таран. 

Другие могут рассматривать такой кризис как возможность достичь более широких целей «деоккупации», чтобы изменить статус-кво в Донбассе и в Крыму. Военная победа может дать Киеву рычаги воздействия, чтобы заключить новое мирное соглашение на более выгодных условиях.

На расчеты Киева, возможно, будут влиять уровень военной мощи Украины и ее оценка масштабов возможной помощи Запада. Лидеры Украины утверждают, что их вооруженные силы готовы к войне. После военных поражений в 2015 году Украина сумела модернизировать свои войска при финансовой и технической поддержке Запада. Но, хотя украинские вооруженные силы достаточно сильны для того, чтобы разгромить ополченцев на своих собственных территориях, они не смогут одержать победу в непосредственном столкновении с российскими войсками.

Теория победы Киева опирается на использование угрозы военного вмешательства Соединенных Штатов, чтобы удержать Москву от отправки войск через украинскую границу. Если бы Украина была членом НАТО, предоставляемые этим альянсом гарантии безопасности повысили бы шансы Киева на победу над ополченцами и при этом позволили бы сдержать Россию.

Как может отреагировать НАТО?

Последние три года эксперты Королевского колледжа Лондона, Академии обороны Великобритании и Ливерморской национальной лаборатории проводили «военные игры», проигрывая возможные сценарии действий Соединенных Штатов, НАТО и России. В ходе этих экспериментов 46 действующих и бывших американских и европейских чиновников и экспертов приняли 32 стратегических решения в условиях реалистичного сценария кризиса, включающего в себя гражданские волнения, которые приводят к оборонительным военным шагам Украины. Команда из 17 экспертов оценивала эти сценарии, которые приводили к 19 различным результатам с разной степенью вероятности.

Вот что мы выяснили. На начальном этапе такого кризиса Соединенные Штаты и их союзники оказали Украине политическую поддержку. Однако во всех различных вариантах развития событий союзники хотели, чтобы Киев демонстрировал сдержанность, и не применяли военную силу для того, чтобы дать отпор военным действиям России против Украины. Вместо этого они удваивали усилия, чтобы предотвратить атаки России против своих собственных территорий. В некоторых случаях демонстрация силы этими странам-союзницами неизбежным образом ставила НАТО и Россию на грань войны, которой позже им удавалось избежать. Результат всегда был одним и тем же: военная победа России над Украиной.

Как показывают данные этих экспериментов, Соединенные Штаты и их союзники не хотят подвергать себя риску начала войны с Россией из-за Украины. НАТО считает, что прямое вмешательство в конфликт находится вне рамок его мандата, потому что Украина не является членом альянса. Неопределенность вокруг Украины и намерений России в условиях такого кризиса тоже сыграла роль. Хотя союзники порицали Москву, провокатором они все же считали Киев.

По словам некоторых игроков, то есть экспертов, принимавших стратегические решения, они наблюдали за «кошмарным сном в замедленном режиме», не имея «никаких инструментов для того, чтобы вмешаться», однако они приняли бы меры, если это не было «настолько сложной в военном смысле ситуацией». Другие говорили, что их реакции были бы другими, если бы у них не было никаких сомнений в том, что агрессор — Россия.

Насколько значимы результаты этих военных игр? Бывший заместитель министра обороны США сказал, что та игра, в которой он принимал участие, «стала одной из лучших по степени воспроизведения процесса принятия решений на высоком уровне в реальном мире».

Дилемма сдерживания

Украина и Запад по-разному понимают, что поддержка суверенитета и территориальной целостности Украины должна означать на практике. В условиях обостряющегося кризиса есть вполне логичные причины для того, чтобы украинские лидеры решились на военную атаку и рассматривали ее в духе «давать сдачи». Однако различные сценарии, разыгранные в ходе этих военных экспериментов, показывают, что, если Киев своими военными действиями спровоцирует Россию на открытый конфликт, Запад вряд ли станет защищать Украину.

Этот сценарий обнажает ту дилемму сдерживания, с которой столкнулись Соединенные Штаты и их союзники, призывающие и Москву, и Киев к сдержанности. Заверения могут придать Украине смелости, что создаст политические и военные риски, которые американские и европейские лидеры, возможно, не готовы принять. И наоборот, признаки того, что Запад не станет вмешиваться, могут придать смелости России. 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.