Антироссийская риторика в Болгарии не прекращается вот уже 32 года. В последние 10 лет она достигла значительных масштабов, а на первый план вышли люди, получившие немало благ от прежнего режима. В чем причины этого и нужно ли окончательно порывать с Россией, есть ли надежда на новый диалог между Россией и США, насколько тревожна ситуация на Ближнем Востоке — обо всем этом мы поговорили с Антоном Гицовым.

Труд: Ситуация на Ближнем Востоке и израильско-палестинский конфликт серьезно обеспокоили ООН. Вы — дипломат, на протяжении многих лет представлявший Болгарию в ООН. Следите ли вы за этим конфликтом, и что вы думаете о его эскалации, господин Гицов?

Антон Гицов: Ситуация очень тревожная, но в ней нет ничего необычного. В последние годы такие конфликты периодически вспыхивают, и правда в том, что со стороны палестинцев есть невыполненное обещание — поддержать палестинскую государственность, создать государство. Это проблема, которую Израиль не хочет решать. Палестинцы обвиняют Израиль в этнической чистке Восточного Иерусалима путем скупки палестинских домов по завышенным ценам, выселения арабских семей, чьи дома конфискуются. Известно, что Израиль официально считает Иерусалим своей столицей, хотя на практике таковым является Тель-Авив, а палестинцы претендуют на то, чтобы Восточный Иерусалим стал их столицей. Поэтому и идет ракетный обстрел по гражданским целям — из Газа по израильским городам и из Израиля по Газу.

— Конфликт между двумя странами тлеет десятилетиями и кажется неразрешимым. Не следует ли Европе и всему миру действовать в этом случае чуть жестче, или же мы ограничимся декларациями? Этот конфликт также разделяет и арабский мир — Турция захватила страну, Иран тоже, это не предвещает ничего хорошего для Ближнего Востока.

— Вы задаете мне интересный и важный вопрос, но, если мы обратимся к истории, мы увидим, что не в таком далеком прошлом было много встреч израильских и арабских лидеров. Ясир Арафат был очень активен. Чтобы создать палестинское государство, мало одного исполнения желания, нужно еще кое-что. Сотни тысяч высланных палестинцев хотят вернуться в свои родные места, требуют компенсацию, требуют ликвидировать незаконные поселения на палестинских территориях Западного берега… В этом Израиль непреклонен, его поддерживает Америка. А она имеет большое влияние на западные страны Европы. По данному вопросу я пессимистичен. Встреча лидеров ХАМАС и Нетаньяху немыслима. Даже сам Нетаньяху заявлял, что цель — устранить этих лидеров. Ни палестинцы, ни Израиль не выигрывают. Люди умирают. Этот конфликт продолжит тлеть, пока обе стороны не придут в себя. Но и ООН стоит отнестись к этой проблеме гораздо серьезнее.

— Другой глобальный и, похоже, трудноразрешимый конфликт — конфликт между США и Россией, особенно после того, как новая администрация США прибыла в Белый дом. И хотя ожидается, что Путин и Байден встретятся в июне, как вы думаете, есть ли надежда на нормализацию?

Этот конфликт — естественный и ожидаемый. На предыдущих выборах, когда Трамп обошел Клинтон, демократы заявили, что Россия вмешалась в выборы. И хотя вмешательство было опровергнуто, после прихода к власти Байдена об этом опять заговорили. Высылка российских дипломатов по обвинению в шпионаже, введение санкций против России — это своего рода наказание Кремля за предполагаемое «гибридное вмешательство» россиян 5 лет назад. Это нехорошо, но я думаю, это временно. Несмотря на все эти обвинения, Байден понимает, что в области вооружений должны быть соглашения о нераспространении ядерного оружия и ракет. Вот почему я верю, что благоразумие восторжествует.

— Вы действительно настроены оптимистично?

— Да, хотя и умеренно. Я не исключаю, что США поймут, что большую угрозу для них представляет не Россия, а Китай, который теперь не только мощная экономическая, но и военная сила. С ними у американцев будет гораздо больше проблем, чем с Россией. Наступают интересные времена, когда однополярный мир явно не может больше существовать в том виде, как рассчитывали американцы после распада Советского Союза. Образуются три полюса, и, если два из них вступят в союз, третьему — в данном случае Соединенным Штатам — будет непросто. Очевидно, что три стороны должны разговаривать друг с другом и избегать напряженности.

— Все, что произошло с момента прихода Байдена к власти, не было ли, прежде всего, демонстрацией мускулов со стороны США — «мы перевернем весь мир, а уже потом перейдем к каким-то соглашениям»? Конечно, Европа тоже была в это вовлечена.

— Да, такая демонстрация мускулов была. Вашингтон выслал многих дипломатов, и Москва тут же ответила взаимностью. Американцы даже больше потеряли, потому что русские запретили своим гражданам работать в американском посольстве в Москве. И хотя Россия — не крупная экономическая сила, она остается серьезным политическим и военным фактором на мировой арене. Возможно, Вашингтон уже осознает это.

— Однако Европа вмешалась довольно грубо. Не пострадала ли она от демонстрации того, что она, как говорится, «правовернее Папы»?

— Действительно, Западная Европа по-прежнему находится под сильным влиянием США, в основном по линии НАТО из-за финансовой и военной поддержки. Однако не все в Европе воспринимают американское влияние таким образом. Например, Германия. Америка может преследовать свои интересы на энергетическом рынке, но на немцах это не работает, они непреклонны в том, что «Северный поток — 2» должен быть завершен. Немцы подходят ко всему разумно. У России с Европой сложные отношения. Особенно со странами бывшего советского блока — Литвой, Латвией, Эстонией, Чехией, Польшей — у всех есть свои исторические основания для антироссийских настроений. В это же время страны вроде Италии и Франции, как вы видим, ведут себя осторожнее, занимают умеренные позиции, а Венгрия заботится непосредственно о своих интересах. Им мало интересна геополитика, они действуют в собственных интересах.

— Вам не кажется, что, если Россия и США еще могут договориться по некоторым вопросам, в Болгарии политики настолько заражены русофобией, что порой выглядят даже трагикомично?

— Русофобия — характерный элемент внешней политики Болгарии по отношению к России. По их мнению, все дело в том, что Болгария вступила в своего рода форму развития, которая ни к чему не привела. Но они забывают, что все произошедшее с Болгарией — результат соглашения между Черчиллем и Сталиным. Это история, те времена прошли, а русофобия только вредит нашей стране. У нас много исторических связей с Россией — общая религия, очень похожие языки, культура и, самое главное, — у нас там огромный рынок сбыта наших товаров. Кроме того, Россия, близкая нам страна — источник многих видов сырья, в том числе энергоносителей.

— Важно и другое. Мы с Россией можем назвать себя соседями, нас разделяет только Черное море. Но этой близостью сейчас пользуемся не мы, а военно-политический блок НАТО, членами которого мы являемся. Неужели наши политики не понимают, что любая политическая фобия вредит Болгарии?

— Политическая фобия — категория не рациональная, а скорее эмоциональная. Таким образом, когда эксперты и государственные деятели воспринимают ее как философию, это искажает объективность их мышления, мешает принимать решения и лишает их здравого смысла. За последние полтора года Болгария стала европейским, если не мировым чемпионом по высылкам российских дипломатов. Неделю назад политический кочевник Даниэль Митов, объявленный Бойко Борисовым возможным будущим премьер-министром, заявил в связи с 9 мая — Днем Победы для России (а для Болгарии — Днем Европы), что Россия пыталась переписать пакт Риббентропа-Молотова. И он солгал: советские и немецкие войска маршировали вместе и проводили совместные парады после раздела Польши по пакту Риббентропа-Молотова. Крайняя русофобия Даниэля Митова ни для кого не новость, на ней он строит свою политическую карьеру в течение многих лет. Не говоря уже о высоко оцененной Борисовым и исключительно верной ему министре иностранных дел Екатерине Захариевой, обладающей уникальными разносторонними способностями и занимавшей самые разные министерские должности…

— Недавно группа правых вновь взбудоражила общественность и потребовала перенести памятник Советской армии…

— И сделала это в последний раз. Это не просто граждане, это группа заклятых русофобов, объединенных небезызвестным Иво Инджевым. Меня впечатлило другое — последняя просьба еще одного члена этой группы, Горана Благоева. Он предложил «изменить название главного православного храма в Софии, названного в честь русского полководца Александра Невского». По таким, как говорится, психушка плачет. Скажите, как еще описать его безумное предложение переименовать одну из болгарских святынь, построенную с помощью болгарского народа в качестве благодарности за Освобождение от турецкого рабства! Неудивительно, если ему разрешат убрать и памятник Царю-Освободителю перед Народным собранием.

— Подобные предложения появляются не в первый раз. Но пока они не вызывают энтузиазма у большинства, да?

— И слава Богу, но этих голосистых «хористов» стоит перечислить, поэтому я добавлю еще несколько имен. В этот русофобский хор также входит и Солом Паси, некоторое время назад призывавший установить на Балканах (а значит и в Болгарии) ядерное оружие для противодействия России, а также дискредитировавшая себя кражей из магазина беспошлинной торговли бывший посол Болгарии в США Елена Поптодорова, которую он приютил у себя в Атлантическом клубе. В августе прошлого года она заявила БНТ, что с Россией нужно говорить «категорично, не поддаваясь сентиментальным чувствам, связанным с религией, русофильством, славянством и т. д.». Среди наиболее активных русофобов в нашей стране в годы перехода (болгарской «перестройки» — прим. пер.) — политолог Огнян Минчев, его коллега Евгени Дайнов… Большинство из них из семей видных коммунистов или бывшие члены Болгарской коммунистической партии. Того же Инджева Комиссия по раскрытию агентов коммунистических спецслужб окрестила как «агента Ивайло»!

— Есть ли объяснение русофобии этих людей?

— Есть, конечно. Знаете, в XI веке папские учреждения начали выдавать/продавать индульгенции, отпускающие грехи. Грешные верующие боялись, что, попав на тот свет, они попадут не в рай, а в ад, и поэтому стали искупать свои грехи заранее. Так и наши русофобы сегодня. После 1989 года Болгария перешла из одного мира в другой, где осуждают прегрешения коммунизма. В этом новом мире некоторые из тех, кто восхвалял коммунистическую идеологию и служил ей, как и те, у кого откровенно прокоммунистические корни, решили, что будущего у них нет, но есть неугасающая надежда реализоваться в новых условиях. И они покупают своеобразную индульгенцию для отпущения грехов. Их пылкий антикоммунизм и русофобия обеспечивают им завидное политическое будущее правых социологов, политологов, атлантистов и основателей различных правых аналитических центров и тому подобных. Один из них, Иван Костов, преподаватель политической экономии ВЭИ «Карл Маркс» (ныне УНМХ — Университет национального и мирового хозяйства), даже поднялся до председателя партии СДС («Союз демократических сил») и премьер-министра Болгарии (1997-2001).

— Разве не самое печальное, что в XXI веке вместо того, чтобы наводить мосты, руководствуясь прагматизмом, а не эмоциями, мосты сжигают?

— Отдалившись от времен, когда были противодействие, влияние, зависимость от бывшего СССР, нам сейчас стоило бы быть прагматичными и извлекать для себя пользу, но мы все глубже погружаемся в болото. Если оставить в стороне исторические корни наших стран, нашу славянскую, языковую и религиозную близость и, самое главное, политические предубеждения, вызванные русофобской бациллой, Россия важна для нас, и отношения с ней должны основываться на здравом прагматизме. «Интерес сотрясает феску» — гласит турецкая пословица (по смыслу аналогично «Там, где выгода есть, отдадут и мошеннику честь» — прим. пер.), но наши политологи, социологи и политики не усвоили эту мудрость.

— Ну, может быть, исключения все-таки есть — как бы вы прокомментировали встречу царя с послом Митрофановой?

— Да, действительно, этот болгарский государственный деятель — исключение. У Симеона Сакскобургготского в отличие от Костова и Борисова были основания быть против России. Но он куда умнее и, что самое важное, — не позволил себе заразиться русофобской бациллой. Сравните, какой любезной и неслучайной была его встреча с послом России Митрофановой, и как эта русофобка Екатерина Захариева, до недавнего времени занимавшая пост министра иностранных дел Болгарии, вызвала Митрофанову не для того, чтобы обсудить, как развивать наши двусторонние отношения в общих интересах, а для того, чтобы чуть ли не отчитать ее за «шпионаж» России в Болгарии. Но мы забываем: слишком набожный и Богу не мил, в данном случае — новому Большому брату.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.