Боевые действия между талибами* (здесь и далее — члены запрещенной в России организации — прим. ред.) и афганскими правительственными силами возобновились, положив конец трехдневному прекращению огня, согласованному враждующими сторонами в ознаменование Ураза байрам.

Военные специалисты прогнозируют, что активность боевых действий в ближайшее время будет возрастать — и это вполне очевидно, поскольку «Талибану» необходимо закрепить свои успехи. Число афганских районов, контролируемых и оспариваемых талибами, с начала 2018 года почти удвоилось, и сегодня они полностью контролируют пятую часть Афганистана и частично — еще 53 процента территории страны.

Кроме того, афганская война — это война в том числе и за весьма ограниченные ресурсы. И кому удастся до вывода войск США и НАТО подмять их под себя побольше — тот и будет диктовать условия мира. Вашингтон оказался в довольно пикантной ситуации. Два десятилетия войны с «Талибаном» завершаются тем же, с чего и начали — у талибов есть все шансы прийти к власти.

Но, как представляется, администрацию США это теперь не слишком беспокоит. Во-первых, вопреки существующим мнениям, у них остается достаточно инструментов контроля над ситуацией и возможности корректировать ее в нужную Штатам сторону. Это и коррумпированные элиты Кабула, и продажные местные военные лорды, меняющие флаг в зависимости от того, какой сейчас лучше оплачивается, и многое другое.

Но главное, во-вторых, в том, что нынешний «Талибан» — совсем не тот, с которым американцы начинали воевать два десятилетия назад. Лидеры того, «старого», «Талибана» выбиты беспилотниками и точечными ликвидациями. А те, кто пришел им на смену, — это уже «Талибан 2.0». Сохранивший внешние атрибуты, лозунги и призывы, но кардинально перестроившийся внутренне.

Проще говоря — вставший на путь бизнеса. Два десятилетия пить из отравленного источника — никому на пользу не пойдет. А ведь с начала 2010-х талибы уже вовсю участвовали в коррупционных схемах «освоения» американской помощи реконструкции Афганистана. Доходило до курьезного — созданные талибами компании… перевозили и сопровождали военные грузы армии США. И ведь без происшествий и потерь доводили их до места назначения.

«Винтовка рождает власть, власть рождает деньги». «Талибан» почувствовал вкус этих денег — и это изменило его кардинально. Доля в предприятиях в иностранных инвестиционных проектах, их защита и физическая охрана — то, к чему сейчас стремится это движение. Что делает его договороспособным и вполне устраивает США.

А то, как к этому относится официальный Кабул, которого пугает перспектива того, что придется делиться и долями в прибыли, и доходами от наркоторговли — в Америке мало кого беспокоит. «Проблемы индейцев шерифа не волнуют» — времена изменились, принципы остались те же, что и столетия назад.

К тому же, при всех разногласиях, есть то, что «Талибан» и официальный Кабул объединяет. И там, и там сходятся в одном — филиалам «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) и других группировок экстремистского толка на земле Афганистана места нет. И это также увеличивает шансы на то, что внутриафганский мирный процесс будет запущен. Ничто так не объединяет, как наличие общего врага, которого необходимо вырезать.

К тому же, что кабульские элиты, что группировки в руководстве «Талибана» понимают одну очевидную вещь. Америка-то уходит, но заинтересованность других государств — Китая, Турции, Пакистана, Ирана, Узбекистана и Индии — в Афганистане остается. Более того, со временем будет только нарастать. А Пекин, Анкара и Ташкент — это, в первую очередь, инвестиции и инвесторы. Которым нужно дать «хорошую картинку» возможного партнерства.

Восток, а уж тем более Афганистан — дело тонкое. В любой момент непримиримые противники здесь могут внезапно объединиться, как только почувствуют, что им это выгодно. Пролитая с двух сторон кровь препятствием для этого не станет. В конце концов, зарезать партнёра можно и позже…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.