Ситуация на украинской границе после недавнего скопления российских войск пока успокоилась. Но посол Украины в Германии Андрей Мельник не считает, что угроза войны исчезла. В интервью.loyal дипломат подбирает необычно прямые слова, описывающие действия Владимира Путина, а также поведение Германии в конфликте.

Редакция: Как выглядит ситуация на украинско-российской границе после того, как президент России Путин отвел часть своих войск?

Андрей Мельник: Ситуация по-прежнему остается очень напряженной. Лишь незначительная часть российских войск была на самом деле отведена. Тяжелая техника осталась там же, куда ее стягивали в течение последних недель. Это дает нам повод для беспокойства. Угроза войны отнюдь не исчезла.

— Имеется ли у вас объяснение тому, что же вообще означало это бряцание оружием со стороны России?

— Это были не только угрозы с российской стороны. Мы исходим из того, что существовала реальная опасность нового масштабного нападения на Украину, в конце концов, она остается и по сей день. Путин хотел не только протестировать новую администрацию США и федеральное правительство Германии. Путин сконцентрировал на нашей границе от ста до ста двадцати тысяч солдат, оснащенных новейшим оружием. Наша армия насчитывает всего лишь двести сорок шесть тысяч военных. К сожалению, массированное вооруженное нападение России на Украину возможно в любой момент.

— Хочет ли президент Путин захватить Украину?

— Его план по-прежнему, как и раньше, заключается в уничтожении Украины как независимого государства. Это и есть его безумная цель. Прозападное и демократическое развитие моей родины для Путина — это как бельмо на глазу, потому что это угрожает его тоталитарному и коррупционному режиму.

— Как выглядит ситуация на границе с Белоруссией?

— Со стороны Украины нет никаких проблем с Белоруссией, мы не рассматриваем наших соседей как противников. Наша общая граница в более чем тысячу километров является открытым флангом. Конечно, мы с большой обеспокоенностью наблюдаем за усиленной поддержкой со стороны Путина белорусского президента Александра Лукашенко, а также за их все более тесным сотрудничеством. Впрочем, наибольшей опасностью является развязывание новой агрессии Кремля именно с юга, с территории оккупированного Крыма.

— В состоянии ли Украина защитить себя в военном плане?

— Наша армия во многих аспектах существенно уступает российской — как количественно, так и качественно. Но Путин очень недооценил возможности Украины в сфере обороны и обломал себе на этом зубы.

— Украина стремится к членству в НАТО. Это для вашей страны является государственной целью, потому что членство в НАТО [как заявленная цель] даже закреплено в конституции Украины. Насколько реалистичной выглядит такая цель?

— Мы сможем достичь безопасности для нашего населения только тогда, когда станем членом оборонного военного альянса — такого как НАТО. К сожалению, наши немецкие партнеры не разделяют это видение, потому что они опасаются, что таким образом якобы могут спровоцировать Путина. Однако эта дилемма является притянутой за уши. Именно вхождение Украины, которая как с политической, так и культурной точки зрения является неотъемлемой составляющей ценностей западного сообщества, в НАТО и Европейский союз отвечает интересам ФРГ.

— Почему вы так считаете?

— Потому что только так можно положить конец искусственно созданному Путиным конфликту с Украиной и все же избежать новой крупномасштабной войны в Европе. Только взятие Украины, которая, конечно, будет вносить свой весомый вклад в общую безопасность, под защиту НАТО может отпугнуть Россию от новых военных вторжений. Лучшими примерами стабилизирующей и миротворческой роли НАТО является вступление в альянс балтийских стран и Польши. Москва только тогда решится совершить новое вооруженное нападение, когда будет уверена, что сможет контролировать инициированный конфликт. Пока Украина не является членом альянса, пока существует этот опасный вакуум силы, мы и в дальнейшем будем оставаться жертвой российского экспансионизма — с опасными последствиями для всего континента. Вряд ли такой сценарий будет отвечать интересам и Германии, и США.

— Получаете ли вы достаточную поддержку со стороны федерального правительства относительно желания Украины вступить в НАТО?

— Мы бы хотели чувствовать гораздо больше мужества и поддержки со стороны Берлина. Во время Бухарестского саммита НАТО в 2008 году Германия и лично госпожа федеральный канцлер Ангела Меркель взяла на себя обязательство приложить все усилия, чтобы Украина и Грузия стали членами НАТО. С тех пор прошло долгих тринадцать лет, из которых уже семь лет на Украине идет кровавая война, и это даже трудно себе представить — длится значительно дольше чем Вторая мировая война. Мудрые политические решения государств — членов НАТО 2008 года так ни к чему конкретному и не привели. Мы бы хотели, чтобы обещанные к тому времени переговоры по вступлению [в НАТО — имеется в виду ПДЧ] начались еще в 2021 году.

— В чем, на ваш взгляд, причина, того, что НАТО занимает такую сдержанную позицию, хотя уже было объявлено о перспективе вступления Украины? Или причина заключается в том, что НАТО не хочет быть втянутой в вооруженный конфликт?

— Никто так не скажет, но это так и есть на самом деле. В Берлине игнорируют тот факт, что Украина была и остается глубоко европейской страной западного мира. Расстояние между Берлином и Киевом составляет около тысячи трехсот километров, от моего родного города Львова, по-немецки «Лемберг», даже меньше чем девятьсот километров. Расстояние же между Берлином и Парижем составляет тысячу километров. Это значит, что сугубо географически мы находимся гораздо ближе, чем кому-то это может показаться. Именно поэтому европейцы не могут себе позволить не замечать гибридной российской войны на Украине, которая забрала жизни приблизительно у четырнадцати тысяч человек. Если бы Украина в ближайшее время вступила в НАТО, то это однозначно стало бы важным вкладом в безопасность всей Европы. Это было бы также четким сигналом Москве, тогда бы Путин, наконец, понял, что ему не все позволено, и тогда бы, наконец, потерпела крах и его преступная стратегия — отделить Украину от остальной Европы и растоптать ее сапогами российских солдат.

— Украина строит совместно с британцами две новые базы — в Черном и Азовском морях. Речь идет об инвестициях в два миллиарда фунтов стерлингов. С Лондоном иметь дела лучше, чем со странами ЕС?

— Это правда. Мы покупаем у британцев корветы и другие военные катера для развития нашего флота. Мы должны провести существенные инвестиции в нашу оборону. Очень жаль, что Германия стоит в стороне и позиционирует себя в качестве некоего «морального апостола». Мы бы хотели приобрести современные немецкие военные системы, которые принадлежат к лучшим в мире. Но из-за политического оппортунизма это невозможно, и это очень обидно. Существующее берлинское табу на поставку оружия должно быть сломано. Так же как и Израиль, Украина имеет полное право на самозащиту. Речь идет об оборонительном оружии. Немцы поставляют нам ценное оборудование в медицинской сфере, а наши раненые военные проходят лечение в госпиталях Бундесвера. За все это мы очень благодарны [Германии]. Но поддержка нас — именно сейчас — путем модернизации нашей обороны с помощью новейших военных систем полностью отвечала бы немецким интересам. Иначе Германия сама себя изолирует и может лишиться возможности влиять на любые процессы. У британцев на этот счет другое мнение, в принципе, как и у американцев, турок и других наших партнеров.

— Если ваше желание вступить в НАТО не будет поддержано, то оставляете ли вы для себя открытой опцию вернуться к вопросу о ядерном оружии? В 1994 году Украина отказалась от ядерного вооружения и получила взамен гарантии безопасности от крупных держав — обладателей ядерных арсеналов, в частности также и от России. Как показал опыт российской агрессии 2014 года, продолжающийся и до сих пор, эти гарантии [по безопасности] ничего не стоят. Означает ли это, что Украина снова будет наращивать ядерный арсенал?

— Большинство украинцев убеждены в том, что наш отказ от ядерного арсенала в свое время стал роковой ошибкой. Сегодня мы остались с пустыми руками. Потому что Россия как самая мощная ядерная страна мира военной силой захватила семь процентов территории Украины. Остальные подписанты меморандума не помешали этому военному вторжению. Это означает чрезвычайную потерю доверия, в том числе и для режима нераспространения ядерного оружия. Кстати, тогда не только ядерные державы, но также и Германия оказывала мощное политическое давление на Украину, сразу же после восстановления нашей независимости, чтобы мы избавились от своего ядерного арсенала. Поэтому и Федеративная Республика Германия несет особую историческую ответственность за сохранение суверенитета Украины, и она должна нам помочь как можно скорее стать членом НАТО. Что же касается восстановления статуса ядерной державы, то здесь я хотел бы пока успокоить наших немецких друзей — на данном этапе эта тема для нас на повестке дня не стоит.

— Господин посол, я вам благодарен за разговор!

Андрей Мельник родился в 1975 году во Львове. Он изучал правоведение в Киеве, Лунде (Швеция) и Гарвардском университете в США. На дипломатической службе он уже работал в Вене и Гамбурге. В министерстве иностранных дел Украины возглавлял департамент европейских стран. Как заместитель министра кабинета министров Украины занимался вопросами интеграции Украины в ЕС. Начиная с декабря 2014 года, работает чрезвычайным и полномочным послом Украины в ФРГ и является одним из немногих дипломатов, кто дольше всех работает в Берлине.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.