За день до того, как Белый дом объявил о том, что президент США Джо Байден и президент России Владимир Пути проведут свою первую личную встречу в Женеве, посол США в России сообщил сенаторам о своем беспокойстве в связи с тем, что Вашингтон может пойти на уступки Москве, не получив при этом ничего взамен.

В ходе двухчасового брифинга в комитете Сената по международным отношениям, который прошел в мае и подробности которого телеканалу CNN рассказали два источника, знакомые с ситуацией, посол Джон Салливан (John Sullivan) предположил, что Путин ведет себя с Соединенными Штатами недобросовестно, и что администрация Байдена рискует повторить ошибки ее предшественников, если она не будет подходить к вопросу выстраивания отношений с Россией, трезво оценивая ситуацию.

По словам одного источника, основной темой выступления Салливана было то, что Путин «на самом деле не изменился», несмотря на все попытки действующей администрации и ее предшественников пресечь дурное поведение Путина с помощью «кнута», то есть с помощью санкций, а также скорректировать действия России в других областях посредством дипломатии, в том числе посредством личных встреч.

Предостережения Салливана являются отражением того беспокойства, которое чиновники и конгрессмены выражают в преддверии саммита Байдена и Путина. Этот саммит состоится на следующей неделе после того, как Байден встретится с союзниками США по НАТО, а также с другими европейскими союзниками в Соединенном Королевстве Британии и в Бельгии. По словам многих источников, знакомых с ситуацией, внутри администрации Байдена, особенно в Госдепартаменте США, ведутся горячие дебаты по поводу того, как правильно взаимодействовать с Путиным.

Не только многие однопартийцы Байдена, но также и многие республиканцы испытывают серьезную тревогу по поводу того, что Байден принял решение провести личную встречу с Путиным, несмотря на агрессивные действия России у украинской границы и вынесение приговора российскому оппозиционному лидеру Алексею Навальному.

Представитель Госдепартамента Нед Прайс (Ned Price) отказался прокомментировать то, «что было сказано в ходе засекреченного слушания». Однако он назвал комментарии Салливана «чрезвычайно далекими от истины».

«Посол активно участвует с подготовке к предстоящей встрече нашего президента с президентом Путиным, — сказал Прайс. — Поскольку мы взаимодействуем с Россией таким образом, чтобы продвигать американские интересы, мы реалистично оцениваем те вызовы, которые исходят от России, и мы будем работать над тем, чтобы привлекать Россию к ответственности за ее безрассудные и враждебные действия».

Прайс добавил, что Салливан вернется в Москву в ближайшее время, и что администрация Байдена остается «приверженной принципу открытых каналов коммуникации с российским правительством, чтобы продвигать интересы Соединенных Штатов и сокращать риск просчетов в отношениях между нашими двумя странами».

Между тем представитель Белого дома сообщил в своем заявлении, что «президент Байден и посол Салливан — как и в целом вся команда, отвечающая за нашу национальную безопасность, — полностью солидарны в нашем подходе к России и к предстоящему саммиту с президентом Путиным».

Салливан, который был назначен на должность посла США в России еще бывшим президентом Дональдом Трампом и которого Байден попросил остаться на этой должности, консультирует команду президента, отвечающую за национальную безопасность, в преддверии этого саммита и принимает участие во всех совещаниях Белого дома, посвященных России. Программа европейской поездки Байдена была специально выстроена таким образом, чтобы Байден сначала смог встретиться со всеми ключевыми партнерами, а затем уже провести саммит с Путиным «с попутным ветром», как сказал советник по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан (Jake Sullivan) в понедельник, 7 июня. Ранее в этом году администрация использовала такую же тактику в преддверии встречи американских и китайских чиновников на Аляске: тогда госсекретарь Энтони Блинкен (Antony Blinken) сначала встретился с партнерами Соединенных Штатов из Индо-Тихоокеанского региона, чтобы в очередной раз заявить о поддержке, которую его страна готова оказывать своим союзникам-демократиям в этом регионе.

Байден сказал своим помощникам, что, по его мнению, Путин реагирует на демонстрацию силы и что лучше всего делать это при личной встрече, а не по телефону. Так сообщили источники, знакомые с ходом той беседы. Байден уже провел с российским президентом два телефонных разговора, которые чиновники назвали «разговором напрямую», однако этим двум разговорам недоставало личного взаимодействия и языка жестов, которые всегда присутствуют на встречах лицом к лицу.

Над предстоящими переговорами в Женеве нависла тень саммита предшественника Байдена, Дональда Трампа, с Путиным — саммита, который вызвал жесткую критику в США в связи с тем, что Трамп встал на сторону российского лидера в вопросе о вмешательстве России в американские президентские выборы 2016 года. Кроме того, Трамп и Путин много раз беседовали один на один — в отсутствие других представителей американской стороны и даже переводчиков. В понедельник, 7 июня, Салливан сообщил, что Белый дом все еще работает над форматом предстоящего саммита Байдена и Путина и обсуждает вопрос о том, состоится ли совместная пресс-конференция лидеров по итогам их встречи.

«Больше твердости»

По всей видимости, майское выступление Салливана произвело на сенаторов достаточно сильное впечатление. Сенатор от Демократической партии Тим Кейн (Tim Kaine) сказал после того заседания — которое он отказался подробно прокомментировать, — что он не видит смысла в проведении женевского саммита.

«В настоящее время Владимир Путин занят попытками убить и заглушить политического оппонента. Он атаковал своего политического оппонента, применив против него запрещенное химическое вещество на территории другого государства, — сказал Кейн, подразумевая покушение на Алексея Навального, осуществленное с применением отравляющего вещества „Новичок". — Вы считаете, что вы можете вести переговоры с таким человеком?» (Тут американский сенатор явно смешивает две вещи. Первая — это история с предполагаемым отравлением перебежчика Скрипаля в Британии, вся информация о котором исходила только от британских «посредников» из спецслужб, а не от самого оставшегося живым-здоровым Скрипаля. Вторая — это внезапное плохое самочувствие Навального, вдруг охватившее его не за границей, а в небе над Омском — прим. ред.)

Сенатор-республиканец Митт Ромни (Mitt Romney) тоже отнесся к предстоящему саммиту с опасением.

«Я думаю, что нам необходимо проявить гораздо больше твердости и четко объяснить, что мы считаем поведение России неприемлемым и что ее враждебные действия повлекут за собой серьезные последствия», — сказал Ромни в интервью CNN.

Сенатор Марко Рубио (Marco Rubio), ведущий республиканец в комитете Сената по делам разведки, сказал в интервью CNN, что накануне саммита Байден преподнес «Путину огромный подарок», отказавшись вводить санкции против компаний, участвующих в строительстве российско-германского газопровода, который, как утверждают критики, усилит геополитическое влияние России в Европе.

Между тем некоторые демократы Сената выразили уверенность, что Байден сумеет успешно провести встречу с Путиным, сославшись на его опыт непосредственного общения с российским лидером и на его богатый опыт работы во внешней политике.

«Я совершенно не волнуюсь по поводу того, что нашего президента выставят дураком или обведут вокруг пальца, — сказал сенатор-демократ Брайан Шатц (Brian Schatz). — Это один из тех случаев, когда можно порадоваться, что нами руководит человек, который работал в комитете по международным отношениям, который занимал должность вице-президента и другие должности в сфере внешней политики. Он состарился, работая в течение длительного времени. А вот неопытному лидеру пришлось бы очень трудно».

«Он знает, как решать вопросы, и он занимает жесткую позицию касательно нашей миссии и наших ценностей, — сказал сенатор-демократ Бен Кардин (Ben Cardin). — Я абсолютно уверен, что Байден сумеет провести эту встречу с Путиным должным образом».

Не заинтересованы в перезагрузке

Байден, известный своей прямотой в общении с иностранными лидерами, должен будет пройти по туго натянутому канату, поскольку ему придется, с одной стороны, жестко осудить агрессию России в ее регионе, ее попытки вмешаться в наши выборы и атаковать нас через своих хакеров. А с другой — способствовать налаживанию более «стабильных и предсказуемых» отношений Америки с Россией.

«То, что еще месяц назад казалось хорошей затеей, сейчас, я уверен, вызывает массу сожалений», — сказал Джим Таунсенд (Jim Townsend), бывший помощник заместителя министра обороны США по Европе и НАТО, имея в виду предстоящий саммит.

Таунсенд указал на недавний эпизод, когда поддерживаемый Россией лидер Белоруссии вынудил пассажирский самолет совершить незапланированную посадку в Минске, чтобы арестовать ни в чем не повинного белорусского диссидента, да еще и журналиста.

«Это продемонстрировало, что проблемы с Россией по-настоящему серьезны, — пояснил Таунсенд. — Байдену придется очень постараться, потому что многие будут пристально за ним следить. Сейчас ему крайне важно проявить твердость».

Последние несколько дней администрация открыто подчеркивает, что она не намеревается «перезагружать» отношения с Россией, поскольку такое стремление подразумевало бы готовность простить Москву за ее агрессию в прошлом. Однако администрация хочет наладить диалог с Кремлем, чтобы избежать ненужного недопонимания, и, как сказал один чиновник в интервью CNN, Байден считает, что это проще всего сделать в ходе личной встречи.

Кроме того, как сказал в понедельник советник по вопросам национальной безопасности Салливан, Путин тоже придерживается «чрезвычайно персонализированного стиля принятия решений». «Поэтому президенту Байдену так важно встретиться с ним лицом к лицу».

Однако Салливан признал, что эта встреча вряд ли приведет к немедленным результатам.

«Я не рассматриваю российско-американские саммиты сквозь призму зримых результатов, — объяснил он. — Мы видим в них возможность прояснить то, каковы наши намерения и потенциал».

Тем не менее, Путин является одним из немногих мировых лидеров, с которыми у Байдена не налажены крепкие личные отношения — к счастью или к сожалению.

«Это достаточно корректные отношения, хотя их нельзя назвать теплыми, — сказал один бывший американский чиновник, работавший с Байденом в области внешней политики. — Я бы не сказал, что в них есть что-то, кроме корректности. Судя по тем их взаимодействиям, которые я наблюдал, это просто один профессиональный политик, ведущий разговор с другим профессиональным политиком. Не холодно и не враждебно, но при этом не тепло и не душевно».

Эту динамику можно было наблюдать последний раз, когда они встретились в 2011 году. Тогда Байден был вице-президентом, а администрация Обамы работала над перезагрузкой российско-американских отношений. Когда во время совместной пресс-конференции Путин неожиданно предложил, чтобы их страны ввели «безвизовый режим обмена», Байден назвал это «хорошей идеей». Правда, Байден быстро дал задний ход, вспомнив, что он не может принимать подобные решения о визах сам, без консультации с реальным руководством США. Однако Байден все же сумел превратить этот неловкий момент в непринужденную, но достаточно язвительную шутку по поводу политической системы России.

«Господин премьер-министр, если вы вдруг не заметили, между президентом и вице-президентом есть существенная разница, — сказал он Путину, который в то время занимал должность премьер-министра, потому что, согласно конституции, он не имел права занимать президентский пост третий срок подряд. — Но хорошая новость состоит в том, что президент и я на 100% согласны с тем, что нужно продолжать сближать Россию с Соединенными Штатами, продолжать улучшать наши отношения».

К 2014 году перезагрузка отношений окончательно провалилась из-за того, что Россия аннексировала Крымский полуостров и вторглась на восток Украины. Отношения Вашингтона и Кремля испортились еще больше, когда Россия вмешалась в американские выборы 2016 года, и напряженность резко выросла после того, как Россия применила запрещенное химическое вещество против предполагаемых предателей в Европе, все это время продолжая распространять дезинформацию среди американских избирателей.

Ранее в этом году администрация обвинила Россию в проведении масштабной кампании кибершпионажа — хакерской кампании против SolarWinds, — которая затронула десятки федеральных агентств и частных компаний по всей стране.

«Мы не заинтересованы в перезагрузке, но мы не хотим эскалации напряженности в отношениях с Россией», — сказал Эрик Грин (Eric Green), директор Совета национальной безопасности по России, во время мероприятия, организованного в пятницу Центром новой американской безопасности. По словам Грина, Белый дом считает, что современная Россия «сильно отличается от России» в 2009 году и что сегодня с ней стало труднее взаимодействовать.

Однако, по словам Грина, администрация также признает, что есть важные моменты, которые не изменились за последние десять лет, — в частности тот факт, что Россия имеет в своем распоряжении один из крупнейших ядерных арсеналов. Кроме того, Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН, «и это значит, нравится нам это или нет, что мы вынуждены с ними работать над решением ключевых проблем современного мира». «Но у нас нет иллюзий относительно того, что происходит внутри России, и мы не видим много возможностей для по-настоящему конструктивного взаимодействия во многих областях», — добавил Грин.

«Убийца» без души

В целом Байден считает, что Путин, как и большинство мировых лидеров, — это «рациональный руководитель», который в конечном счете всегда действует исходя из своих собственных интересов, о чем рассказали двое бывших чиновников, которые тесно работали с Байденом над этими вопросами.

Но, по словам одного из этих чиновников, президент Байден также понимает, что ценности Путина вряд ли когда-нибудь совпадут с традиционными западными ценностями, и Байден гордится тем, что в прошлом ему удавалось не деликатничать с российским лидером. В течение многих лет Байден не раз рассказывал своим помощникам историю о том, как, когда он впервые встретился с Путиным, он сказал ему, что — в отличие от Джорджа Буша-младшего, который за десять лет до этого тоже высказался о душе российского лидера, — Байден не думает, что у Путина на самом деле есть душа.

В своем интервью журналу New Yorker Байден сказал, что Путину как будто понравилась такая оценка. «Мы понимаем друг друга», — ответил он тогда Байдену.

Ранее в этом году Байден дал прямой ответ на вопрос журналиста ABC о том, считает ли он Путина «убийцей».

«Да», — сказал он.

Это вызвало взрыв негодования внутри России, которая поспешила отозвать своего посла в США и предупредила о необратимом ухудшении отношений.

Между тем посол Салливан до сих пор не вернулся в Москву после того, как его оттуда попросили в самых понятных выражениях, и это является признаком того, что отношения остаются на очень низком уровне. Однако администрация США утверждает, что Байден встречается с Путиным именно из-за существующих между странами разногласий, а вовсе не вопреки им.

«В конечном счете мы стремимся к тому, чтобы президенты наших двух стран смогли отправить четкий сигнал… своим командам в ответ на вопросы о стратегической стабильности, чтобы мы смогли достичь прогресса в вопросах контроля над вооружениями и ядерного оружия и снизить уровень напряженности и нестабильности в этом аспекте отношений», — сообщил советник по вопросам национальной безопасности в понедельник, 7 июня.

«Кроме того, — добавил он, — мы хотим посмотреть президенту Путину в глаза и сказать: „Таковы ожидания Америки. Вот что Америка отстаивает. Такова суть Америки"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.