На следующей неделе президент Джо Байден встретится с Владимиром Путиным в Женеве на своем первом (в качестве главы государства) саммите с российским лидером. Встреча 16 июня обещает быть мероприятием первостепенной важности. Несмотря на свою прежнюю риторику, президент Байден дал понять, что стремится использовать эту возможность для улучшения отношений между США и Россией, которые в последние годы становятся все более враждебными.

Но как именно он мог бы это сделать, пока еще неясно. Администрация уже направила Кремлю несколько довольно недвусмысленных сигналов относительно своей политической гибкости. Она тщательно выверила свои действия в ответ на масштабный взлом компьютерных систем компании «СоларУиндс» (SolarWinds), осуществленный в прошлом году, чтобы обеспечить «пропорциональный» ответ, но до сих пор не смогла ощутимым образом отреагировать на совершенную в прошлом месяце хакерскую атаку на оператора нефтепровода «Колониал Пайплайн» (Colonial Pipeline). И, несмотря на протесты Конгресса, Белый дом в качестве меры укрепления доверия отменил санкции в отношении вызывающего неоднозначную реакцию газопровода «Северный поток — 2». Тем самым он дал повод для опасений, что назначенная на середину июня встреча может привести к дальнейшему ослаблению позиций Америки в мире и не позволит добиться от Москвы каких-либо значительных шагов взамен.

Однако произойдет ли это, во многом будет зависеть от того, какую позицию займет Байден по четырем ключевым вопросам.

Первый вопрос — дезинформация. В последние годы Россия систематически предпринимала немало усилий для вмешательства в политику США. Однако мало что было сделано в ответ, несмотря на растущую массу доказательств того, что Россия твердо намерена подорвать демократические институты и процессы на Западе. Хотя частные компании (такие как оператор гигантской социальной сети «Фейсбук») взяли на себя ответственность за удаление «фейковых новостей» и политических агитационных материалов, создаваемых Россией, в отсутствие серьезной официальной стратегии противодействия России в информационной сфере эти действия остаются несовершенными и носят реактивный характер. Поэтому саммит в Швейцарии, является хорошим поводом предупредить Путина о том, что Америка твердо намерена подготовить серьезный ответ — и что она готова вводить конкретные наказания (в виде дополнительных санкций, исключения России из банковской сети SWIFT или включения в черный список российских СМИ), если Кремль продолжит свою подрывную деятельность.

Второй и связанный с этим вопрос — это вопрос свободы средств массовой информации. В последние недели Кремль усилил давление на ключевую американскую вещательную новостную компанию в рамках своих попыток подавить и без того испытывающую трудности собственную медиасферу.

Радиостанции «Радио Свободная Европа»/«Радио Свобода» (признаны Минюстом РФ иноагентами, прим. ред.), которая играла важную роль в доведении информации до людей, живших за «железным занавесом» в советское время, российские власти предъявляют иск на сумму около 2,4 миллиона долларов за то, что она якобы не зарегистрировалась в качестве «иностранного агента».

Ставки в этом противостоянии высоки. В лучшем случае ярлык «иностранного агента» снизит привлекательность и уровень доверия к радиостанции и поставит ее в положение, в котором она будет обязана российскому государству за то, что имеет возможность работать дальше. В худшем случае она вообще будет лишена возможности физически присутствовать в России, и надежный, объективный источник информации будет закрыт. Чтобы этого не произошло, Байдену необходимо сделать свободу СМИ одним из главных вопросов в своем диалоге с Путиным. Он может сделать это, дав понять, что его администрация готова инвестировать значительные средства и технологии, чтобы обеспечить условия, в которых "Радио Свободная Европа"/"Радио Свобода" (признаны Минюстом РФ иноагентами, прим. ред.) и другие независимые СМИ смогут продолжать освещать вопросы, которые российские государственные СМИ просто освещать не будут, — от агрессии в отношении Украины до безудержной коррупции чиновников.

Третий вопрос, Америке крайне необходимо дать внятный ответ на кибервойну, которую ведет Россия. Хотя дестабилизирующие действия в киберпространстве лиц российского «происхождения» вряд ли является чем-то новым, в последние месяцы наблюдается заметный рост их масштабов и периодичности, причем, с разрушительными последствиями. Однако из-за сдержанной реакции США у Кремля создалось впечатление, что он может продолжать осуществлять (или косвенно поощрять) такие атаки, и никаких серьезных ответных действий никто предпринимать не будет. Поэтому администрации крайне важно убедить Москву в том, что дальнейшие кибератаки повлекут за собой ощутимые ответные меры — от новых экономических санкций до прямых «хакбэк»-кампаний в виде ответных хакерских атак, ущерб от которых будет гораздо больше, чем любые возможные выгоды от поощрения и поддержки кибератак против США.

Наконец, США сохраняют явный интерес к положению дел в области прав человека и политических свобод в России. Опасность нарушения прав и свобод постоянно растет, поскольку Кремль все более решительно подавляет общественное недовольство, вызванное экономической стагнацией и более общим отставанием страны в развитии. Все больше и больше россиян осознают, что их страна отстает — и что из-за неуемного внешнеполитического авантюризма и агрессивного поведения на международной арене российского лидера, давно пребывающего на своем посту, Москва превратилась в международного изгоя.

Все это важно, поскольку Россия готовится к выборам в законодательные органы, которые состоятся этой осенью, что помогает объяснить спешные попытки Кремля запугать своих внутренних оппонентов и подтасовать карты в политической колоде в свою пользу. США и их западные союзники, со своей стороны, кровно заинтересованы в сохранении свободного политического пространства внутри России. Байдену необходимо четко заявить, что, как и во время холодной войны, Америка привержена принципам сохранения политической свободы и возможности перемен в этой стране, как путем привлечения активистов и диссидентов, так и путем введения санкций за попытки Москвы заставить их замолчать.

В основе всех этих проблем лежит более масштабная проблема — Россия и США все больше и больше отдаляются друг от друга. В недавнем прошлом, несмотря на серьезные разногласия по целому ряду стратегических вопросов, эти две страны все равно могли найти вопросы, по которым они могли бы сотрудничать, во всяком случае, тактически. Но со временем эти области совпадения позиций (включая запуски космических кораблей и борьбу с терроризмом) исчезли. Остается исключительно негативная внешнеполитическая повестка дня. США сегодня знают, что им не нравится в России, но они не имеют четкого представления о том, как скорректировать поведение Москвы в более конструктивном направлении.

Чтобы изменить ситуацию, следует для начала сказать Путину, какие именно проблемы США считают критическими для своих основных национальных интересов, а затем дать ему понять, что наши страны готовы и способны за них бороться. Сделает ли это Байден, будет иметь большое значение для того, чтобы определить, можно ли считать женевскую встречу успешной.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.