На прошлой неделе в больницу Юнгбю вломилась семья иммигрантов, наплевав на все правила и приемные часы. Они вели себя угрожающе, поэтому сотрудникам пришлось забаррикадироваться и вызвать полицию.

В Упсале пришлось закрыть целый автобусный маршрут: машины регулярно забрасывали камнями, а водителям каждый день приходилось выслушивать угрозы и даже терпеть нападки — в основном от подростков-мигрантов, которые отказываются платить. Насилием и угрозами они пытаются навязать собственные правила, и шведское общество не в силах им ничего противопоставить.

Дело серьезное. Жизнь медсестер, врачей, водителей, учителей и представителей многих других профессий стала совсем не та, к какой они готовились и о какой мечтали. Едва ли найдутся ресурсы, чтобы укомплектовать охраной весь общественный транспорт, все школы и все больницы или всякий раз вызывать полицию.

Это не только портит рабочую среду и создает угрозу работникам, но и затрудняет доступ честных налогоплательщиков и пассажиров к услугам по уходу, общественному транспорту и другим фундаментальным социальным учреждениям.

Серьезные ситуации требуют серьезных решений. Ни новые исследования, ни воспитательные кампании в социальных сетях проблемы не решат. Даже более длительное или более суровое наказание — тоже инструмент чересчур мягкий. Шведская пенитенциарная система, включая исправительные учреждения для малолетних, пришла из совершенно другого времени и заточена под принципиально иное общество.

Сегодня эти учреждения работают скорее как школы-интернаты для будущих преступников. Каждая «ходка» в любое из этих учреждений повышает статус, помогает обрасти контактами и многому научиться у других преступников. Ужесточение штрафов проблемы не решает, а лишь увеличит «посещаемость».

Что же делать?

Тех, у кого нет гражданства, разумеется, нужно немедленно депортировать. Всякий, кто нарушает правила и законы, лишается права на гостеприимство. О том, какая судьба его ждет в родной стране, надо было думать раньше, пока не наплевал на правила, законы и граждан приютившей его страны.

Далее. Поскольку гражданство раздается едва ли не на произвольных основаниях, нужна возможность для пересмотра и лишения. Всякого, кто силой противостоит законам, нарушает правила и даже не выучил язык, едва ли можно считать гражданином, что бы там ни говорилось в правительственных документах.

И все равно останется масса людей, с которыми надо что-то делать. Вместо сегодняшних школ-«интернатов» нужны специальные рабочие места, где наказанные полностью отрезаны от своего прежнего окружения и лишены своего криминального капитала. Заниматься ими должны соцработники в прямом смысле слова — уважаемые мужчины, которые знают, как заставить этих антисоциальных парней соблюдать законы и правила и научить их честно зарабатывать деньги и гордиться своей работой. Там человек может находиться до тех пор, пока не станет полноценным членом общества.

[Премьер-министр] Фредрик Рейнфельдт был прав, когда из иллюминатора своего самолета поразился, какая Швеция большая, и как мало в ней народу. У нас огромные леса требуют присмотра и ухода, можно заготавливать ягоды и грибы и выполнять другую работу. Это идиотизм, что сегодня эту социально полезную работу выполняют «дешевые» гастарбайтеры, когда ею вполне могли заняться шведские граждане — и таким образом порвать со своим разрушительным образом жизни.

ГУЛАГ для большинства шведов прозвучит отталкивающе, поэтому давайте на новом канцелярском языке назовем его Рабочей школой интеграции. Если будущее социал-демократическое правительство захочет переименовать его в Университет, я не против.

Как метко сказал Эйнштейн, определение безумия — это делать одно и то же и раз за разом ждать иного результата. Мы 40 лет испытывали на практике одну и ту же модель интеграции и уголовного правосудия — и получили Юнгбю и Упсалу. Пора мыслить по-новому.

Роберт Матиассон — бывший шведский политик, бывший председатель Коммунистической партии. Считает себя «классическим левым».

Комментарии читателей:

Peggy Lodnert

Да что ни делай, Швеции кранты.

Bozena Zelazowska

Толковое предложение. Нормальные работящие люди хоть вздохнут спокойно.

Michael Stahlberg

Не могу не согласиться. По всей стране нужна разветвленная сеть трудовых лагерей, которые одновременно послужат учебными заведениями и, как мне представляется, пересылкой для депортируемых.

Нахожу ли я в этом некое садистское удовольствие? Разумеется, нет. Скорее, чувствую безнадегу: мне лично кажется, что уже поздно. Швеция идет ко дну, никакой аврал не поможет.

Ludvig Hoffman

А самых закоренелых будем сдавать экспертам с многолетним стажем — на север Сибири.

Andreas Kulle

Даже эти ГУЛАГи все равно превратятся в рассадник преступности. Я, скорее, верю в национальные инвестиции в приемные семьи для молодых и пожизненное заключение для взрослых — с перспективной освобождения для тех, кто доказал свою честность.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.