В 1997 году малоизвестный сотрудник администрации президента России Бориса Ельцина защитил в петербургском Горном университете диссертацию, посвященную роли трубопроводов в геополитике. В своей работе он писал, что в связи с огромным спросом на энергоносители Европа выглядит привлекательным рынком для поставок углеводородов. Одновременно появляется перспектива создания устойчивой энергетической зависимости европейского континента от сырья с Востока, которая позволит в дальнейшем подчинить его в геополитическом плане.

Спустя всего два года молодой кандидат наук Владимир Путин стал главным обитателем Кремля. Сначала он занял кресло премьера, а потом и президента. Неудивительно, что идеи из диссертации, служившие объяснению международной ситуации, легли в основу российской политики. Вскоре Россия приступила к строительству двух трубопроводов: Северного и Южного.

Немецкая монополия

Спустя еще пару лет тезисы путинской диссертации стали близки канцлеру ФРГ Ангеле Меркель. Берлинские политики решили, что раз холодная война закончилась, союз с США утратил прежнее значение, ведь Россия больше не угрожает Германии в военном плане. Следовательно, к Москве можно относиться как к торговому партнеру. Более того, как говорили немцы, благодаря активной торговле с Германией Россия сменит свой строй на демократический. В итоге немецкие политики решили связать свою страну с восточным партнером, игнорируя угрозы, связанные с наращиванием Москвой военного потенциала и российской экспансией в мире.

В 2010 году Меркель признала успехом заключение с Россией договора, который позволил начать строительство «Северного потока». Его маршрут проложили так, чтобы заблокировать польские порты в Щецине и Свиноуйсьце для больших кораблей, которые могли бы привозить в нашу страну нефть и газ. 4 сентября 2015 года, то есть когда президентом был Барак Обама, немцы подписали с Россией договор на строительство нового газопровода — «Северного потока — 2».

Недавние события можно интерпретировать следующим образом: в мае Германия добилась от США официальной поддержки строительства, спустя несколько дней после появления решения Байдена немецкие политики решили навязать Евросоюзу идею о запрете финансирования газопроводов между европейскими странами, одновременно они вынудили руководство Дании отозвать разрешение на строительство газопровода «Балтик пайп», который бы дал Польше доступ к сырью из Северного моря. Германия таким образом, по всей видимости, стремится обеспечить себе монополию на поставки газа в наш регион Европы. Из-за политики Байдена значительная часть нашего континента будет зависеть от поставок российских углеводородов, распределяемых с немецкой территории.

Рейган не уступил

Такие события, как убийство Литвиненко, отравление Скрипаля, арест Навального и так далее портят имидж России за рубежом, но не склоняют Берлин или Вашингтон к каким-либо размышлениям. Там продолжают верить, что благодаря экономическому сотрудничеству Москва перестанет вооружаться, ограничит военную экспансию и превратится в предсказуемого демократического партнера. Уже сейчас ясно, что запуск «Северного потока — 2» обеспечит ей поступление больших финансовых средств, которые пойдут на модернизацию армии, но немецкие и американские политики не придают этому значения.

Здесь следует напомнить о ситуации 1980-х годов. Тогда миллионы людей в Западной Европе протестовали против размещения на старом континенте американских ракет «Першинг». Протестующие считали, что советские ракеты РСД-10 опасности не представляют, ведь в отличие от американских они гарантируют мир на планете. Тогда, однако, президентом в США был Рональд Рейган, который не уступил давлению наивных масс, поскольку не питал на счет Москвы иллюзий. Он не только не прекратил вооружаться, но потребовал заблокировать строительство трубопровода, который был должен соединить Сибирь с Западной Европой.

Союзник против союзника

Сейчас ситуация выглядит иначе. В Соединенных Штатах пост госсекретаря занимает Энтони Блинкен. В молодости (в 1987 году) он написал монографию на тему трубопроводов, использующихся для поставки углеводородов, которая называлась «Союзник против союзника: Америка, Европа и кризис сибирского газопровода», так что ему хорошо знакома тема политического использования таких объектов. Работа была посвящена политическому кризису, который разразился между Вашингтоном и Европой из-за жесткой политики Рейгана в отношении СССР. США требовали, чтобы европейцы заблокировали строительство трубопровода, идущего с Ямбургского газового месторождения (он строился в 1982-1984 годах).

Когда Блинкен стал госсекретарем США, он счел тезисы защищенной в 1997 году диссертации сотрудника КГБ достойными внедрения в жизнь. Он понимал, что энергетическая политика — прекрасный инструмент для формирования геополитических конструкций, который позволяет без развязывания войны одни страны сделать политически зависимыми, а другие превратить в сильные державы.

В 2021 году выяснилось, что США не придают особого значения укреплению Североатлантического альянса или союзникам, которые хотят защитить Европу от исходящих со стороны России угроз. Сейчас приоритетом стала Германия, поскольку там преобладают пацифистские и пророссийские взгляды. Она выступает главным союзником Вашингтона в Европе потому, что именно она может помочь сотрудничеству США с Россией. Польша и другие государства, которые стремятся сохранить суверенитет, просто мешают новой американской администрации заключить с Москвой сделку.

Эксперимент Блинкена

Диссертация Блинкена была посвящена критическому разбору политики Рейгана. Сейчас он хочет внедрять совсем другую стратегию. Россия для Блинкена — это не угроза, а партнер. То, что действия Рейгана были эффективными, значения не имеет. Можно сказать, что американским дипломатам легко проводить эксперименты, сидя на чужом (в данном случае европейском) горбу.

Как известно, в Вашингтоне хорошо знают историю лишь немногие. Там никто уже не помнит, что Германия вместе со Сталиным развязала Вторую мировую войну, в ходе которой погибло несколько десятков миллионов человек. Наверное, среди них было слишком мало американцев, иначе политики из США относились бы сейчас более настороженно к формированию союза Германии и России. В Польше, лишившейся шести миллионов граждан, сложно забыть, чем появление такого альянса обернулось в прошлом. Отсутствие исторической памяти — это, несомненно, изъян современной американской дипломатии.

В мае, спустя 24 года после путинской защиты, президент США сделал лишенное логики заявление. Он объявил, что не может сейчас запретить строительство «Северного потока — 2», а поэтому отказывается от блокирования его строительства. Он забыл только объяснить, что этот газопровод сделает Европу зависимой от российского газа, поэтому его запуск противоречит целям, которые ставит перед собой НАТО. Байден также не сообщил общественности, что соглашение о строительстве «Северного потока» было подписано при президентстве Обамы.

Узкие интересы

Только наивный не понимает, что усиление экономической зависимости Европы от России обернется ухудшением отношений нашего континента с США. Однако, как мы видим, для американской дипломатии это значения не имеет. Приоритетом для Вашингтона стали узкие интересы Москвы и Берлина. Сложно понять, как связано его решение с безопасностью США, о которой упоминал Байден, объявляя фактически о том, что поддерживает «Северный поток- 2».

История совершила круг. К сожалению, не каждый умеет извлекать из нее выводы, учиться на ней (например, на политике Рейгана в отношении газопровода из СССР). Судя по всему, жители Европы с благословения американского президента окажутся в объятиях российских трубопроводов и дорого заплатят за новый внешнеполитический курс США. Доктрина Байдена в отношении нашего континента удивительным образом напоминает то, о чем в 1997 году писал в своей диссертации Владимир Путин.

Ян Парыс — социолог, публицист, политик, глава министерства обороны Польши в 1991-1992 годах, руководитель политического кабинета министра иностранных дел в 2015-2018 годах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.