25 мая, во время посещения демаркационной линии на Украине Роберт Хабек (Robert Habeck), сопредседатель партии «Зеленых», сказал, что Германия должна поставлять Украине оружие. Позже он пошел на попятную, заявив, что под «оружием» он имел в виду скорее разное снаряжение, чем оружие в буквальном смысле этого слова. Тем не менее, его высказывание крайне возбудило политическую систему Германии. Критика раздалась со всех сторон — как от консервативных партий, так и от самих «Зеленых». Мол, предложение Хабека противозаконно, опасно и тому подобное.

Но при ближайшем рассмотрении эти аргументы довольно быстро обнаруживают свою несостоятельность. Федеральное правительство имеет право в порядке исключения давать разрешение на экспорт предметов вооружения в третьи страны, если это соответствует интересам Германии в области обороны. Если учесть, что такие государства, как Египет и Катар, относятся к первой десятке импортеров немецких предметов вооружения, то получается, что федеральное правительство часто пользуется этим правом. А ведь в отличие от государств Среднего Востока, оборонные интересы Германии на Украине просматриваются значительно четче.

Германия ведет себя сдержаннее других

Украина стала жертвой захватнической войны со стороны России, прежде всего потому, что в начальный период агрессии из-за слабости и дезорганизации армии даже не смогла ответить на действия России. То, что Москва проигнорировала второе минское соглашение от февраля 2015 года так же, как и первое от сентября 2014 года, объясняется не эффективностью переговоров и «большой озабоченностью» ЕС, а скорее санкциями и укреплением украинской армии, что подняло цену военных авантюр Кремля. Но то, что Кремль, несмотря на это, не оставил своих намерений, показало его бряцание оружием в апреле.

С европейской точки зрения уклончивая и отрицательная позиция немецкого политического класса в отношении любой военной поддержки Украины не соответствует требованиям времени. ЕС и НАТО придерживаются единого мнения в том, что мир и стабильность на востоке Европы могут быть обеспечены только укреплением восточных стран-партнеров. В обеих организациях для укрепления этих государств разработаны программы, охватывающие самые различные сферы — от отражения кибератак, реформ полиции и органов правопорядка до совершенствования разведывательных служб и армии. В военной сфере основную роль играют Соединенные Штаты, Канада и Объединенное королевство.

Но и Франция, Испания, Польша и даже небольшие государства Прибалтики в военном сотрудничестве с Украиной ведут себя намного активнее, чем Федеративная республика. Сдержанность Германии даже в таких «мягких» сферах военной поддержки, как обучение персонала и снабжение нелетальным оборудованием, вызывает недовольство в Вашингтоне. Ведь дискуссия о распределении нагрузок в трансатлантическом альянсе затрагивает не только расходы на оборону.

Так как программы помощи соседним странам увязываются с их уровнем реализации внутриполитических и правовых реформ, то соответствующие меры поддержки считаются важным рычагом в продвижении правовых и антикоррупционных реформ, которые подчас наталкиваются на сопротивление административного аппарата и политических кругов этих стран. Однако в военно-политической области основную роль в поддержке стран-партнеров играют преимущественно государства, не входящие в ЕС. Поэтому ЕС зависит от сторонних игроков, когда речь идет о создании стимулов для важных реформаторских начинаний.

Шоры немецкой политики

Европа живет не в выдуманном мире, в котором нет военных столкновений. Тезис о том, что конфликт нельзя решить военным путем, по сути верен и применим к любой войне. Но на практике мирные договоры, заключенные дипломатами, фиксируют лишь статус-кво, возникший в результате поражения или победы на поле брани. В том, чтобы при этом Украина и нормы европейского мирного порядка от 1990 года не пострадали — главный интерес Германии и Европейского союза.

Если война в Донбассе будет обходиться Москве слишком дорого, то и этот конфликт закончится каким-нибудь политическим соглашением. Случится это рано или поздно, зависит от того, насколько быстро будет возрастать цена военных авантюр Кремля в соседней стране.

Конечно, определить правильные масштабы и характер таких мер поддержки непросто. Какую поддержку с учетом институциональных, правовых, технических и логистических предпосылок в стране-получателе помощи можно рассматривать как оптимальную? С какими условиями ее следует увязать? Как изменится в результате общий политический климат? Когда предпринимаются попытки поставить эти вопросы перед политиками, то шоры на их глазах закрываются быстрее, чем удается сформулировать их до конца. При этом Германия из-за своего положения в нормандском формате могла бы стать ключевой точкой в дипломатическом процессе, стратегическое значение которого благодаря военным мерам повысилось бы.

Хабек попытался поцелуем пробудить Германию ото сна и тут же получил оплеуху от сонной принцессы. Но так как будильник мировой политики уже давно прозвенел, то пусть страна лучше пробудится так, чем вообще никак.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.