Польша очутилась между двумя безумиями: ультралиберальной Европой и азиатской Россией. В идейной сфере (и только в ней, ведь в плане экономических, политических и военных союзов мы остаемся частью Запада) нам не подходит ни один из этих вариантов: ни пакет антиценностей одной стороны, ни иллюзия порядка второй. На этом фоне все большую ценность приобретает то, что мы остаемся посередине.

Инфантильный Запад

Либерализм, который не смог справиться с общественным развитием и плодами собственных концепций, старается насадить в Европе ложную дихотомию: кто выступает против либерализма, тот поддерживает автократию, причем в российском стиле. Шаги, направленные на защиту семьи и традиционных ценностей, ассоциируются в кругах элит с «российскими влияниями», поскольку так проще объяснить крах прогрессивной социальной инженерии. Примером может служить убежденность Клементины Суханов (Klementyna Suchanow) в том, что представители Института «Ордо Юрис» — это буквально чистокровные русские, ведь они считают семьей только союз мужчины и женщины. Любые сомнения по поводу исходящих из Брюсселя инициатив называют в рядах «Гражданской платформы» (PO) (самая крупная оппозиционная партия в Польше, — прим.пер.) шагом на Восток и знаком стремления к выходу из ЕС. В кабинетах социальных инженеров рождаются новые идеи, становящиеся мишенью для российской пропаганды.

Примитивный Восток

То, что нездоровые западные идеи оказываются под ударом российской пропаганды, не делает их лучше. Просто Россия — это не альтернатива, ее концепция консерватизма фальшива. Страна, в которой делают 600 тысяч абортов в год, где процветают порноиндустрия и проституция, в том числе детская, где свирепствует коррупция и совершаются политические убийства по заказу высокопоставленных чиновников может выступать «консервативной» лишь в рассказах глупцов или российских агентов влияния. Когда Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заверяет участников богослужения, что те, кто погиб за родину, отправятся на небеса, он осознанно вписывает себя в евразийскую, степную, даже монгольскую традицию. Путинская Россия не хочет быть Европой, она остается примитивным Востоком, усеянным золотыми (впрочем, действительно красивыми) куполами новых храмов.

Нормальность между крайностями

Либералы, которые пугают нас связями с Россией и Россия, которая пугает «Гейропой», ассоциируя старый континент лишь с моральным разложением, цинично открещиваются от того, с чем сами хотят налаживать отношения. Народы, населяющие территории, которые не так давно находились под советской оккупацией, удивительным образом оказались на середине пути между российской деспотией и либерально-демократическим безумием. Через железный занавес к нам не успели проникнуть некоторые общественные тренды (о которых предупреждал, в частности кардинал Стефан Вышиньский (Stefan Wyszyński)), но при этом мы смогли освободиться из-под советского сапога и восстановиться как в экономической, так и в моральной сфере.

Именно посередине нам и следует оставаться, впрочем, европейские консерваторы все чаще замечают, что общества наших стран остаются относительно здоровыми. Мы не должны позволить вывести нас из Европейского союза под лозунгами морального возрождения или насадить нам социальную инженерию под знаком ЛГБТ. Защита от политической агрессии России и идеологического давления либерального Запада становится для современной Польши ключевой задачей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.