Несмотря на некоторые недавние нападки СМИ, нет никаких причин для того, чтобы женевский саммит между президентами США и России 16 июня 2021 года провалился. Потому что, помимо идеологических разногласий, у Джо Байдена и Владимира Путина есть общий интерес, о котором открыто заявляет Байден и о котором Путин не говорит: замедлить подъем Китая.

У России самые лучшие отношения с Китаем. Они никогда не критикуют себя публично. Они проводят общие военные учения. Увеличивают трансграничные маршруты и трубопроводы. В двусторонней торговле используют национальные валюты. В ООН они вместе противодействуют западным «гуманитарным» заявлениям о вмешательстве в дела восточных сатрапий.

Но реальность такова, что русские по-прежнему с подозрением относятся к Китаю, цивилизация которого так далека от российской. Они сравнивают успех китайского производства со своим промышленным упадком, что бьет по их самолюбию. Они помнят, как в 1950-е годы отправляли своих инженеров в Китай для помощи в создании там тяжелой промышленности, а в следующем десятилетии китайцы оплатили неблагодарностью. Русские знают, что от Китая не приходится ждать подарков, будь то в экономике, или в геополитике, и что он всегда будет использовать свой баланс сил для получения скидочных цен на российские энергоносители. Они подозревают своих китайских «друзей» в том, что они присматриваются к Сибири, с огромными запасами полезных ископаемых, углеводородов и питьевой воды, практически незаселенных (10 миллионов жителей на 10 миллионов км2).

Что касается американцев, то в отношении Китая они перешли от сотрудничества к холодному противостоянию. Соперничество происходит одновременно в области идеологии, геополитики, военного, технологического, коммерческого, финансового и культурного сотрудничества. Это ясно прозвучало в словах Джо Байдена на встречах в Корнуолле 12 и 13 июня 2021 года между лидерами великих демократий мира.

Попали ли мы в «ловушку Фукидида», когда Америка (Спарта) полна решимости остановить продвижение Китая (Афины) к господству на планете (греческий мир V века до нашей эры)? Готовы ли две сверхдержавы к ожесточенной конфронтации, как когда-то это сделали два греческих города? Станет ли поводом для войны остров Тайвань, который китайские коммунисты мечтают реинтегрировать в свои ряды, но население которого яростно отстаивает демократический режим? Пока рано об этом говорить.

Однако можно сказать наверняка, что Байден нашел в «сдерживании» Китая тему, которая позволяет сплотить американское общество. К тому же эта тема дорога ему лично. 46-й президент США в недавнем интервью раскритиковал «иллюзии» некоторых своих предшественников. Среди них, несомненно, фигурирует 44-й (при котором Байден, однако, был вице-президентом). Барак Обама пытался урезонить Китай, вступив в доверительный диалог с Си Цзиньпином. В конечном итоге это принесло только разочарования: по торговому балансу, по интеллектуальной собственности, по Южно-Китайскому морю, по Гонконгу, по сотрудничеству в области здравоохранения.

Байден понял, что Америка не заинтересована в открытии двух фронтов одновременно. Русские ему не мешают. Ему не нравится то, что они вмешались в дела Украины в 2014 году, но он оценил, что Путин остановился на Донбассе, хотя мог бы взять Одессу.

Точно так же, как Генрих IV посчитал, что Париж стоит мессы, Байден в начале своего мандата согласился сказать журналисту, что Путин — «убийца». Таким образом, американский президент заплатил свою цену за права человека, которые защищает Демократическая партия. Теперь он может серьезно поговорить о делах со своим российским коллегой. Вместе они уже продлили действие Договора об ограничении стратегического ядерного оружия на пять лет.

В Женеву Байден приехал на встречу с Путиным не с пустыми руками. В качестве подарка он привез ему отмену американских санкций в отношении газопровода, напрямую соединяющего территории России и Германии. Таким образом, проект «Северный поток — 2» будет завершен в течение шести месяцев. Взамен хозяин Белого дома попросит российского лидера остановить сближение с Пекином, что вовсе не понравится уроженцу Ленинграда.

Он также предложит Путину ограничить свои деструктивные действия на подступах бывшей Российской Империи, в Балтийском море, на Ближнем Востоке, в кибервойне. О чем европейцы уже просили Путина. Правда, тщетно. Но надо понимать, что для Москвы есть только одна дипломатия, которой действительно стоит соблазниться: сотрудничество с Вашингтоном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.