Скромная цель относительно стабилизации отношений Соединенных Штатов с Россией свидетельствует о реализме, которого не было у предыдущих президентов.

Саммиты, вопреки мнению бывшего британского премьер-министра, не имеют ничего общего с теннисом. Их результат редко можно сформулировать фразой «гейм, сет и матч». Все последние четыре предшественника Джо Байдена, обладавшие немного наивными стандартами, провели неудачные саммиты с Владимиром Путиным, и поэтому у действующего президента ожидания были на низком уровне.

Не было никаких иллюзий относительно достижения единства взглядов, не говоря уже о родстве душ. Скромность целей Байдена — стабилизировать отношения с главный военным противником — свидетельствует о реализме, который отсутствовал у предыдущих президентов.

Все это не представляет большого интереса для мировых средств массовой информации. Байден не похвалил способность Путина восстановить свободу и благополучие России, как это сделал Билл Клинтон в 2000 году вскоре после того, как Путин был избран президентом. Он также не почувствовал душу Путина, о чем заявил Джордж Буш-младший в 2001 году, как не возникла и возможность доверять, которую он тогда увидел. У Джо Байдена не было амбициозной цели относительно «перезапуска» американо-российских отношений, как это фатальным образом сделал Обама в 2009 году. Совершенно очевидным было то, что тон Байдена был на миллион милей удален от общества восхищения одним человеком, которое привез с собой в Хельсинки Дональд Трамп, когда встретился там один на один с Путиным в 2018 году.

После более двух десятков лет нахождения во власти этот русский медведь вряд ли был готов изменить свои привычки. Цель Байдена состояла в том, чтобы уговорить Путина и попытаться склонить его к тому, чтобы он занял умеренную, менее опасную позицию. Такая цель сложнее, чем может показаться. У себя дома Байден подвергается насмешкам со стороны республиканцев, а также некоторых специалистов в области внешней политики только за то, что он решил встретиться с Путиным. Возможность находиться рядом с американским президентом воспринимается как незаслуженная награда противнику, который спонсирует регулярные кибератаки на Соединенные Штаты, не говоря уже о ведении информационной войны против западной демократии.

«Наши противники чувствуют страх у Байдена», — сказал Марк Медоуз (Mark Meadows), начальник Генерального штаба в период правления Трампа, в беседе с корреспондентом телеканала Fox News накануне саммита в Женеве. Тот факт, что многие такого рода критики активно защищали поведение Трампа в Хельсинки, а также его елейные любовные письма лидеру Северной Кореи Ким Чен Ыну, не помешал им выступить с определенной оценкой. Последовательность, судя по всему, является злым духом для людей с более скромными интеллектуальным возможностями.

Байден должен также как-то справиться с политикой нетерпения, характерной для эпохи социальных сетей. Если его подход к дипломатии на основе принципа «постоянного возделывания» («constant gardening» approach) сработает, то плодов его придется ждать в течение многих лет. В таком случае будет мало «выполненных миссий», когда речь идет о том, чтобы сделать расщепленные американо-российские отношения менее токсичными.

Кроме того, время изменяет способность Байдена обеспечить приверженность европейских союзников Америки этому сценарию. Коллеги Байдена договорились относительно жесткого коммюнике на саммитах G-7 и НАТО на прошлой неделе. Однако их желание поддерживать единство Запада в отношении России смягчается опасениями по поводу того, что Байден может оказаться президентом на один срок. Век преемственности в американской внешней политике закончился. Будет ли Байден на своем посту через три с половиной года? Путин, скорее всего, останется.

Однако самый большой вызов связан с действиями Путина, которые являются непредсказуемыми по своей сути. Основная внешнеполитическая цель Байдена состоит в том, чтобы дать отпор все более напористому Китаю. Ключевой элемент стратегии Байдена — распределить глобальные ставки между Соединенными Штатами и Китаем (и Россией в качестве автократического помощника Китая) с точки зрения противостояния демократии и автократии. Все это прекрасно. Однако друзья Америки с истинным трепетом наблюдают за направлением политики Соединенных Штатов. Силы трампизма отнюдь не изгнаны, а победа Байдена лишь ускорила захват ими Республиканской партии. Для европейских наблюдателей наиболее последовательная битва между демократией и автократией может, на самом деле, происходить внутри Соединенных Штатов.

Как нам оценить прогресс Байдена в отношениях с Путиным? В основном, с помощью тех вещей, которые не происходят — например, таких как новое вторжение России на восток Украины, поддержка международного пиратства, включая произошедшее в прошлом месяце изменение маршрута полета авиалайнера компании Ryanair, и проблемы долголетия Алексея Навального, российского оппозиционного лидера, имя которого Путин по-прежнему отказывается произносить. Отсутствие крупных кибератак на Соединенные Штаты, таких как нападение на компанию SolarWinds ранее в этом году, послужило бы еще одним базовым показателем.

Более амбициозным результатом стало бы ослабление российско-китайских связей. Покойный Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности, назвал эти две страны «альянсом обиженных». Менее враждебные отношения Соединенных Штатов с Россией могут ослабить объятия между Москвой и Пекином, хотя вероятность достижения такого результата весьма мала. Пока Байден вынужден довольствоваться более скромными контрастами. По сравнению с пресс-конференции Путина с Трампом в 2018 году, в ходе которой российский лидер не скрывал свою ухмылку, сольная пресс-конференция Путина в Женеве показалась довольно сдержанной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.