Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден провели переговоры 16 июня в швейцарской Женеве. 

Я думаю, что ключевой фразой этой первой встречи двух лидеров стала «стратегическая стабильность».

Можно сказать, что президент Путин и президент Байден взяли курс на то, чтобы избежать эскалации конфликта и потери контроля, даже несмотря на несовпадение ценностей и расхождение интересов. 

Излишне говорить, что худший сценарий такой эскалации — это ядерная война. В совместном заявлении, опубликованном после встречи, подчеркивается, что в ядерной войне нет победителя и что она недопустима.

В феврале этого года Россия и США уже продлили действие Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) на пять лет. На основе этого лидеры двух стран договорились создать основу для диалога по стратегической стабильности, ядерному разоружению и контролю над вооружениями, а затем начать этот диалог.

Между тем неразумно поддерживать американо-российские отношения только за счет одной проблемы ядерного разоружения. Это похоже на катание на одноколесном велосипеде — ему не хватает устойчивости. Для обеспечения стратегической стабильности российская сторона, по всей видимости, хотела найти другие точки соприкосновения, благодаря которым США и Россия могли бы совместно лидировать в мире.

Одно из направлений, которое российская сторона давно считает многообещающим, — международные консультации по кибербезопасности.

Тем не менее для американской стороны, особенно для Демократической партии, администрация Путина — это именно та сила, которая наносит киберудары по США.

Действительно, прошедшая встреча на высшем уровне между США и Россией также подчеркнула тот факт, что киберпространство является сферой конфронтации, а не сотрудничества.

В связи с этим создается впечатление, что администрация Путина в отношениях с США пытается выдвинуть на передний план вопросы глобальной экологии. Действительно, в начале этого года Россия сделала важный шаг на пути к международному сотрудничеству по глобальным экологическим вопросам.

Сначала президент Путин 27 января, накануне Всемирного экономического форума, выступил с речью, затронув такие вопросы, как глобальное потепление, вырубка лесов и загрязнение морей пластиковыми отходами.

Он подчеркнул, что для решения этих проблем необходимы международные усилия и оптимальный баланс между экономическим развитием и защитой окружающей среды.

Это общеизвестный факт, однако высказывания президента России, которые носили односторонний характер и который традиционно делал акцент на национальных интересах, прозвучали свежо.

21 апреля российский лидер выступил с посланием Федеральному собранию. В нем президент поднял такой вопрос: «За предстоящие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть меньше, чем в Евросоюзе».

На следующий день 22 апреля президент Путин принял онлайн участие в саммите по изменению климата, организованном администрацией Байдена.

На «чужом поле» глава России подчеркнул несколько привлекательных аспектов: что накануне он поднял вопрос о сокращении выбросов парниковых газов в своем послании, что в России самый высокий в мире уровень сокращения выбросов углекислого газа с 1990 года, и что политика, направленная на снижение его выбросов, сохранится.

Более того, 4 июня на полях Петербургского международного экономического форума российский президент более основательно проанализировал глобальные экологические проблемы.

«Нередко приходилось слышать разговоры о том, что Россия, мол, не очень-то заинтересована в решении глобальных экологических проблем. Сразу могу сказать: это чушь, это миф, а то и откровенное передергивание. Как и другие страны, мы ощущаем риски и угрозы в этой сфере, включая опустынивание, эрозию почв, таяние вечной мерзлоты», — подчеркнул он. 

Затем он выразил следующее мнение: «Уверен, в силу масштаба, места и роли России в мире экологические и климатические проекты в нашей стране многие десятки лет будут играть ведущую роль в глобальных усилиях по сохранению климата». 

Таким образом, президент Путин в начале этого года сосредоточил внимание на глобальных экологических проблемах, а Россия начала демонстрировать готовность взять на себя лидерство в этих вопросах вместе с США и другими странами.

Так что же стоит за изменением российского курса? Во-первых, изучая тенденции мировой политики, администрация Путина, возможно, решила, что направление, ориентированное на окружающую среду, неизбежно.

И это решение стало окончательным после смены правительства в США. Переход от президента Трампа, который относился к мерам противодействия глобальному потеплению отрицательно, к президенту Байдену, заботящемуся об окружающей среде, подтолкнул Россию к решению.

Глобальное потепление и другие глобальные экологические проблемы могут нанести вред любой стране, если они углубятся. Это повод для сотрудничества США и России, у которых разные интересы и ценности. Администрация Путина, похоже, решила, что это лучший способ вернуть ухудшившиеся американо-российские отношения на стабильную орбиту.

Одновременно сработали опасения, связанные с обеспечением собственных геоэкономических интересов: декарбонизации неизбежна, а поскольку Россия живет за счет углеводородного сырья, ей необходимо проявить инициативу на международной арене. 

В частности, администрация Путина позиционирует свою ядерную отрасль как козырную карту в свете декарбонизации. Примерно с прошлого года Россия также начала проявлять большой интерес к водородному бизнесу.

Выступая на Петербургском международном экономическом форуме, президент Путин призвал отечественных и иностранных инвесторов вкладывать средства в российские экологические проекты.

Так или иначе накануне саммита в Женеве немало российских экспертов высказывали предположение, что администрация Путина пытается сделать глобальные экологические проблемы одним из главных направлений отношений с США.

Я также следил за появлением новых веяний по глобальным экологическим проблемам в ходе женевского саммита.

Пока неясно, состоялось ли во время 3,5-часовой встречи лидеров США и России в Женеве углубленное обсуждение глобальных экологических проблем.

После переговоров президенты Путин и Байден провели отдельные пресс-конференции. На пресс-конференции главы России российский журналист спросил, обсуждалась ли с президентом Байденом проблема климатических изменений.

Тем не менее президент Путин не ответил на этот вопрос. Журналист задал два вопроса, и второй — о СМИ — был более волнующим, поэтому российский президент, отвечал исключительно на него и забыл прокомментировать проблему экологии.

По этой причине даже в сообщениях СМИ после женевских переговоров было мало информации, посвященной глобальным экологическим проблемам в свете российско-американских отношений.

Тем не менее главная идея американо-российских переговоров на высшем уровне заключалась в том, что лидеры встретились впервые и задали общее направление будущих отношений между двумя странами. Вполне нормально, что они не углублялись во все темы.

В будущем весьма вероятно, что глобальные экологические проблемы выйдут на первое место в повестке американо-российских отношений, которые будут развивать президенты Байден и Путин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.