Как я и предсказал на главной политической программе первого канала,"Большая игра", для России эта встреча не будет не только "прорывной", но даже и сколько-то результативной. Вряд ли возвращение послов в Вашингтон и в Москву и готовность обсудить проблемы стратегической стабильности можно назвать большим успехом.

Однако, я отметил, что успехом можно считать уже то, что лидеры посмотрят в глаза друг другу и очертят красные линии, которые они не позволят пересечь противоположной стороне.

В общем плане красные линии свелись к следующему: 

С российской стороны: недопустимость того, чтобы Украина стала членом НАТО; неразмещение ракет малой и средней дальности в Европе, особенно на территориях бывших республик Советского Союза; отказ Запада от попыток свержения режима Лукашенко в Белоруссии; недопустимость со стороны США и Европы попыток организации цветной революции в России; недопустимость финансово-политической поддержки российской антисистемной оппозиции.

С американской стороны красные линии: невмешательство России в выборы в США; неприменение кибератак со стороны России по отношению к важным инфраструктурным объектам США; территориальная целостность Украины; защита прав человека в России и Белоруссии.

Правда, нельзя не отметить, что личная встреча президентов способствовала успеху в их межличностных отношениях. Она несколько сгладила то напряжение, которое возникло как между Путиным и Байденом лично, так и между Россией и США, после того, как на вопрос Джорджа Стефанопулоса из ABC, является ли Путин убийцей, Байден дал утвердительный ответ. Об этом свидетельствуют два эпизода. Первый, сразу же после встречи в Женеве Байден даже нагрубил корреспонденту CNN, который своим вопросом американскому Президенту пытался его спровоцировать, чтобы тот высказался негативно в адрес Путина. Ответ не заставил себя долго ждать. Вернувшись из Женевы, Путин при первой же возможности высказался очень комплиментарно в адрес Байдена, не только высоко оценив его профессиональные качества как опытного международника и переговорщика, так и его хорошую физическую форму.

Тем не менее, едва ли эта встреча сможет серьезно повлиять на характер отношений США-Россия. Красные линии России ясно очерчены, но вряд ли США будут придерживаться этих красных линий. США определили свои красные линии очень абстрактно, что тоже не дает оснований полагать, что Россия будет придерживаться этих красных линий. Россия постоянно заявляет, что она никогда не вмешивалась в американские выборы и не предпринимала кибератак против американских объектов. А что касается соблюдения прав человека, то Москва считает, что это ее внутреннее дело, и пусть лучше американцы занимаются защитой прав человека у себя в стране, где в этой сфере у них достаточно много нерешенных проблем.

Путин после Женевы неоднократно дал понять, используя разные возможности общения с прессой, что начертанные красные линии для России являются экзистенциальными, и никакое давление со стороны США и Евросоюза, никакие санкции не заставят Россию отказаться от них без того чтобы уступки были сделаны с двух сторон.

Хотя "китайский вопрос" на этой встрече отдельно не обсуждался, тема Китая и отношения в треугольнике Россия — Китай — США негласно на этих переговорах присутствовала. Как перед саммитом, так и после него было много высказываний как со стороны американских политиков и экспертов, так и со стороны российских, что американская сторона, как и Запад в целом, очень обеспокоена сближением России с Китаем и, что американцам надо что-то предпринять, чтобы Россия окончательно не оказалась в "объятиях" Китая. 

Хотя идея, что именно Китай — главный враг США, и надо нормализовать отношения с Россией, чтобы в час решающей схватки с Китаем Россия не оказалась в союзе с Китаем, изначально принадлежала Трампу, но, как стало уже очевидным, многие положения политики Трампа оказались в повестке Байдена. Как говорят, Трамп ушел, но "трампизм" во многих вопросах остался Байдену в наследство. Многие эксперты обратили внимание на то, что Байден отказался от серьезных санкций в отношении газопровода Северный поток-2. И это не потому, что Байден пошел навстречу желаниям Германии и Европы. Некоторые усматривают в этом еще и сигнал для Москвы в том смысле, что если Россия не станет дальше двигаться в сторону Китая, и другие интересы Москвы могут быть учтены. Недавние заявления Макрона и Меркель тоже воспринимаются как шаг в этом направлении. Похоже, США и Европа поняли, что своими санкциями и давлением на Россию, они загнали Москву в тупик и не оставили иной возможности, как еще теснее сблизиться с Китаем. 

В американском и, в значительной части, российском экспертном сообществе считают, что эта линия Запада не оставляет для России возможности для маневра, при этом они отмечают, что от этого сближения в чистом выигрыше остается именно Китай. В результате тесного военно-политического сотрудничества с Россией он увеличивает свою капитализацию на мировой арене. Одновременно считается, что, в экономическом плане, Китай не предпринимает никаких серьезных усилий, чтобы облегчить положение России, которая находится под санкциями США и Европы. 

С большим опозданием в Вашингтоне и Брюсселе созревают идеи, что надо попытаться оторвать Россию от Китая. Это очень сложная и почти невыполнимая задача, но, думаю, что Западные страны попытаются сделать России самые разные предложения, чтобы убедить ее,, что в долгосрочном плане очень тесный союз с Китаем России не выгоден. Правда, демонизация России и Путина на Западе дошла до такого уровня, что им очень сложно будет изменить уже сложившийся курс, но скорее всего они попытаются этого добиться. России также будет сложно пойти на это, потому что слишком много красных линий проходят между Россией и Западом, которые, на сегодняшний день, Запад не готов принять и уважать. 

В этой ситуации возникает необходимость поднять российско-китайские экономические отношения на качественно другой уровень, чтобы они соответствовали уровню военно-политических отношений между Россией и Китаем. Для этого потребуется реализовать, при активном участии китайского капитала, целый ряд крупных проектов в России в сферах, где уже и так многое делается, но не в достаточной мере и масштабе, — энергетика, инфраструктура, банковская сфера, высокие технологии, авиастроение и т.д. Россия осуществила за свой счет ряд серьезных проектов, связанных со строительством газопровода и инфраструктуры для поставок других энергоносителей. В России, практически, нет ни одного крупного проекта, созданного китайским капиталом и нет серьезных инвестиций, на что обычно указывают антикитайские политические и экспертные круги в России и, что сегодня хотят использовать США и Европа в своих попытках оторвать Россию от Китая. По их мнению Китай получает односторонние выгоды от сближения с Россией и взамен вносит весьма скромную долю.

Сегодня Китай много вкладывает в Африку, Латинскую Америку, ряд азиатских стран, Среднюю Азию. Это очень полезно и важно для Китая. Но в стратегическом и экономическом отношении вложения в экономические, инфраструктурные и научно-технологические сферы в России могли бы иметь неоценимое значение как для России, так и для Китая. Они, тем самым, не оставили бы аргументов как антикитайским силам в России, так и западным политикам и стратегам, которые хотят оторвать Россию от Китая.

В заключении, говоря о российско-китайских отношениях, следует отметить, что, как российский истеблишмент, так и, особенно, лично Путин, понимают, что растущий Китай, этот гигант на границах России, — не только вызов, но и серьезная возможность. Сегодня Китай во многих сферах высоких технологий не только догнал Европу и США, но и ставит перед собой задачу оставить западные страны далеко позади (технологии 5G, искусственный интеллект, биотехнологии, и тд.) Поэтому более тесное сотрудничество с Китаем в этих направлениях могут компенсировать потери России от санкций Запада. 

Китайская экономическая экспансия в Среднюю Азию через проекты "один пояс — один путь" так же являются для России как вызовом, так и возможностью. Центральная Азия уже давно не является сферой российского доминирования. Страны этого региона, формально находясь (некоторые из них) в составе ОДКБ и Евразийского Экономического Союза, активно флиртуют и с США, и с Западом, и с Китаем. Вывод военного контингента США из Афганистана, возможный рост влияния Талибана* как в Афганистане, так и в регионе в целом, планы Турции по созданию Великого Турана с единой армией могут создать очень сложную геополитическую ситуацию в регионе. Выход мусульманской страны-члена НАТО к границам Китая, учитывая наличие примерно 30-миллионного мусульманского населения в самом Китае прямо на границах с центрально-азиатскими государствами, вынудит Китай взять на себя более важную роль в регионе в военнополитической сфере. Таким образом, Россия уже не одна будет обеспечивать стабильность в регионе, учитывая, что и США постараются сохранить свое присутствие и влияние либо напрямую, либо поддерживая Турцию. Для начала, Россия и Китай могут рассмотреть вопрос об укреплении военной составляющей Шанхайской Организации Сотрудничества. 

И последнее, создавая союз демократий против авторитарных государств, имея в виду, в первую очередь, Китай и Россию, в Вашингтоне и Брюсселе должны отдавать себе отчет, что они не оставляют России никакой другой возможности, чем еще теснее сотрудничать с Китаем. Если, как отмечают многие аналитики, "холодная война" между Китаем и США уже началась, то следует ожидать, что она продлится намного дольше чем холодная война между США и СССР. Это означает, что в отношении России со стороны Китая не может быть никаких враждебных действий. В грядущем глобальном противостоянии и на, возможно, многие десятилетия (учитывая примерное равенство военно-экономических потенциалов США и Китая) станет совершеннейшим безумием, если вдруг руководство Китая решит превратить такого ценного и важного партнера и союзника, как Россия, во врага. А всем известно, что жителям Поднебесной присуща мудрость, что они продемонстрировали, непрерывно сохраняя и развивая свое государство в течение почти пяти тысяч лет.

__________

* — террористическая организация, запрещена в РФ, прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.