Россия пока никак не отреагировала на чешский призыв полностью возместить ущерб от взрывов в Врбетице. И вряд ли стоит ожидать, что это когда-либо произойдет. Если бы Чехия решилась на разбирательство в суде, то возникла бы проблема: подавать иск в Международный суд в Гааге нельзя, так как между двумя странами не существует договора. Поэтому государству пришлось бы обратиться в Международный суд по правам человека, который, однако, рассматривал бы только последствия для семей, пострадавших от взрывов. В таком случае шансы на успех тоже минимальны.

МИД РФ все еще не ответил на дипломатическую ноту с требованием полностью возместить ущерб от взрывов на складах боеприпасов в Врбетице. Чешское Министерство иностранных дел направило эту ноту в конце июня. По информации «ДеникН», МИД РФ до сих пор не пригласил чешского посла в Москве Витезслава Пивоньку для беседы.

Это может осложнить ситуацию для МИДа ЧР, который сначала попытался договориться о возмещении ущерба и решить проблему дипломатическим путем.

Однако, по мнению экспертов по международному праву, это исключено. Россия не станет платить миллиардную компенсацию, так как тем самым признала бы свою причастность к взрывам на складе боеприпасов.

«Чешская сторона старается идти по дипломатическому пути, но если российская сторона не отреагирует, министерство для возмещения ущерба может обратиться в международный суд», — заявил «ДеникуН» юрист Владимир Балаш, который работает на кафедре международного права юридического факультета Карлова университета.

Было бы логично, если бы дело рассматривалось в Международном суде, который является главным судебным органом Организации объединенных наций и находится в нидерландской Гааге. Этот суд как раз предназначен для решения споров между государствами, и именно там Чехия могла бы добиться от России компенсации ущерба от взрывов на складах боеприпасов.

Но в МИДе ЧР отмечают, что между Чехией и Россией нет международного договора, в котором говорилось бы о решении споров типа Врбетице в судах.

«Да, даже если Чешская Республика обратиться в Международный суд в Гааге, не в его юрисдикции решать спор с Россией (без ее согласия)», — ответила «ДеникуН» пресс-секретарь МИДа ЧР Эва Давидова.

«Необходимо, чтобы между Чехией и Россией существовал договор, на основании которого спор можно было бы решать в суде. Еще один вариант: Россия может дать свое согласие на то, чтобы конкретно этот спор решался в суде. Но, как мне кажется, такого никогда не произойдет», — сказал «ДеникуН» Мартин Файкс, эксперт по международному праву.

Россия не обязана выполнять вердикт суда

Таким образом, у Чехии мало возможностей, что добиться возмещения ущерба. Поэтому МИД ЧР, скорее всего, обратился бы в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

«Обращение с межгосударственным иском против России в Европейский суд по правам человека в Страсбурге мы будем рассматривать в зависимости от того, какой будет официальная реакция российской стороны на дипломатическую ноту», — ответила пресс-секретарь Давидова.

Главная задача этого суда — решать споры, в которых была нарушена Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Поэтому, по словам Файкса, Чехии удалось бы добиться только компенсации для семей, пострадавших от инцидента, а не полного возмещения ущерба от взрыва складов.

«Мы можем требовать возместить ущерб, который связан с нарушением защиты прав человека в случае отдельных семей, но требовать возмещения общего ущерба в данном случае (я имею в виду обезвреживание боеприпасов и другие расходы, которые понесло государство, устраняя последствия взрывов) мы не можем», — объяснил Балаш.

Если бы Чехия добилась успеха в суде, то возникла бы новая проблема. Несколько лет назад в России приняли закон, по которому Конституционный суд Российской Федерации получил право пересматривать вердикты Международного суда по правам человека в Страсбурге.

«Это значит, что если мы добьемся успеха, а Россия не согласится с вердиктом, она передает его в Конституционный суд, который решит, соответствует ли вердикт российской конституции или нет. Скорее всего, никто чешским семьям денег не вернет», — объяснил Файкс.

Последствия выступлений Милоша Земана

По словам юриста, свою роль в ходе судебного разбирательства сыграл бы президент Милош Земан. Из-за нескольких его выступлений в обществе укоренилось представление о том, что существуют две равноценные версии событий в Врбетице. Согласно первой, на складе неаккуратно обращались с боеприпасами, а согласно второй, взрывы — дело рук российских агентов. Позицию президента позже подкрепила министр юстиции Мария Бенешова, по мнению которой, существует даже более двух следственных версий.

«Президент Земан дискредитировал наши доказательства. Я имею в виду те, которые подтверждают: к взрывам на складах боеприпасов причастны российские агенты. В суде тут же вспомнят, что сначала мы должны доказать следственные версии», — объяснил Файкс. «Получается, что во многих отношениях у нас слабая позиция. Нельзя, чтобы глава государства утверждал одно, а премьер и вице-премьер вместе с остальными руководителями — другое», — добавил эксперт.

С ним согласен Балаш. По его словам, президент сумел еще до начала суда дискредитировать работу чешских служб безопасности и полиции.

В МИДе ЧР отказались прокомментировать последствия высказываний Милоша Земана для возможного судебного разбирательства. «Заявления господина президента по данному вопросу мы комментировать не намерены», — сказала Давидова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.