Как только не называли нас после распада СССР: и бывшие республики СССР, и постсоветские республики, и страны Восточной и Центральной Европы… Самое свежее и самое лестное название — младоевропейцы, стыдливо признающее, что мы больше не часть бывшего СССР, а принадлежим к совсем другому миру.

Путь такого признания, пока еще не окончательного, довольно тернист. Вспоминаются 1990-е годы, когда к упоминанию Евросоюза в России относились с насмешкой: что за игрушечная организация, которую никто всерьез не воспринимает? Поддерживать отношения с нею Россия не собирается, ей достаточно входящих в ЕС крупных государств, с которыми она будет развивать двусторонние отношения.

Какая-то заминка в таком подходе произошла в связи с расширением ЕС в 2004 году, когда сразу десять стран стали его новыми членами, но поначалу все ограничилась некоторым раздражением. После 2014 года это раздражение усилилось, но затем к нему неожиданно добавились сомнения: а тем ли путем мы идем, товарищи? Сейчас эта растерянность добралась даже до ток-шоу Владимира Соловьева, что кажется невероятным. Это значит, что младоевропейцы — лишь первый плод раздумий о правильности выбранного курса.

Без вины виноватые

Приобретение младоевропейцами такого статуса — не их личная заслуга, не они придумали этот термин, да и после вступления в ЕС и НАТО в 2004 году у них наступил период «заслуженного отдыха» с элементами застоя, заметными особенно в последнее время.

Тем не менее новая платформа (открытый рынок, единая валюта, свобода передвижения) позволила им сравнительно быстро перейти от социализма советского образца к капитализму западного образца. В Эстонии это обернулось решительным реформированием экономики, проведением крупной приватизации, переориентацией внешней торговли, но особенно развитием IT-сектора, чего не могли не заметить внимательные наблюдатели нашего восточного соседа. Как и того, что наши военные неплохо зарекомендовали себя во время зарубежных миссий (Афганистан, Мали), что не сплоховала Эстония и во внешнеполитической деятельности (председательство в ЕС, членство в СБ ООН), хотя во внутриполитической жизни в последнее время и стали звучать не очень продуманные заявления.

Судя по публикациям солидных новостных каналов России (ТАСС, РИА Новости, Интерфакс), редакции этих изданий внимательно следят за происходящим у нас и не позволяют себе вольностей в виде искажения известного им. Нет сомнений, что именно такой информацией (а также информацией из закрытых источников) пользуются в Москве, принимая решения по тому или иному вопросу, но имея при этом в виду какие-то свои интересы. Если реалии, с которыми соотносятся эти интересы, меняются (а они меняются), то приходится корректировать и отношение к ним. Причислением нас к младоевропейцам другим бывшим республикам СССР (прежде всего Украине, Грузии, Молдове) дают понять, что пребывание вне сферы влияния России позволительно только бывшей советской Прибалтике, о чем она еще пожалеет.

Как это делается

Нам не дано знать, в какой обстановке в Москве принимаются те или иные решения. Знаем лишь, что на уровне администрации президента России особого недовольства происходящим у нас не высказывается, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков иногда позволяет себе даже комплименты в адрес Эстонии и эстонцев. Не исключено использование тут метода доброго и злого полицейского, роль которого, похоже, доверена российскому МИДу.

Если глава МИДа Сергей Лавров ограничивается монотонным зачитыванием на международных мероприятиях затасканных тезисов о дискриминации российских соотечественников, то директор Департамента информации и печати МИДа Мария Захарова делает это со страстью и упоением. Адресуется это, конечно, не нам, а мировому сообществу с той же целью, какой призван и здешний «Спутник», т.е. для пропаганды недружественного отношения к Эстонии. Говорить о какой-то личной неприязни тут неуместно, ибо если заглянуть в глубь русской души, то там можно увидеть нечто иное: бьет — значит, любит. Умом Россию все же можно понять, если доверять этому инструменту. Однако бьют не только из любви, но и чтобы попугать. Нас, видимо, потчуют и тем, и другим.

В стороне пока остается Россотрудничество, новый руководитель которого Евгений Примаков (внук автора знаменитой «петли Примакова» над Атлантикой в марте 1999 года) раздосадован тем, что его агентство не может открыть в странах Балтии своего представительства, своего Русского дома, т.е. штаб-квартиры для местных агентов влияния, что прекрасно известно здешним властям. Сейчас эту функцию выполняет посольство РФ, но его возможности как дипломатического учреждения ограничены, хотя и Россотрудничеству вряд ли дали бы тут развернуться, поэтому глава его призывает живущих здесь соотечественников самим открывать свои НПО, свои фонды, свои Русские дома, а уж они им помогут чем могут.

Смакуя все эти интересные частности, не стоит, однако, забывать о главном, что в долгой и славной истории России периоды застоя сменялись периодами обновления: была эпоха Ивана Грозного и Николая I, но была также эпоха Петра Великого и Екатерины Великой, и даже Михаила Горбачева. Что последует за эпохой Владимира Путина, мы пока не знаем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.