Александр Гогун об опусе Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев».

Историческая политика Кремля неразрывно связана с его неоимперской и агрессивной политикой и является её идеологическим подспорьем. Ярчайший пример этому захват Крыма и война России против Украины. Кремль оправдывает свои действия, апеллируя к «исторической справедливости». В своём политическом дискурсе Владимир Путин непрерывно обращается к прошлому, и даже выступает в роли историка, эдакого демиурга российской исторической политики, которая является хрестоматийным примером ревизионизма и фальсификаций.

12 июля президент РФ опубликовал очередную свою историческую статью «Об историческом единстве русских и украинцев», в которой он утверждает, что россияне и украинцы — это один народ, что Украина — исконные земли России и что прозападная политика Киева чревата трагедией. Текст вызвал резонанс, лавину критики и возмущения, прежде всего в Украине.

Об этой статье Назар Олийнык общался с историком Александром Гогуном из Берлинского свободного университета.

Назар Олийнык: Александр, в последние несколько лет Владимир Владимирович Путин особо часто то и дело перевоплощается в историка или лучше сказать в псевдоисторика, выдавая на свет псевдо или историкообразные тексты, произнося речи в которых он комментирует прошлое, события особенно Второй мировой войны.

Как ты прокомментируешь его последний опус под названием «Об историческом единстве русских и украинцев»? Что преследует этот текст?

Александр Гогун: Путин и корпорация, которая пришла вместе с ним начали историческую пропаганду с 99-го года, с 2000-го запустили на полную катушку. То, что он лично начал к историческим темам обращаться все больше, это показывает, что русские люди живут все хуже и он пытается отвлечь их внимание от бытовых проблем, от бедности. Две его таких программные статьи, которые как мы знаем, не к юбилею победы над Германией, вышли в мае, в этом году, а потом вот про Украину, они обе нацелены в основном на то, чтобы отвлечь внимание русских людей от страшной, просто чудовищной смертности от ковида, от пандемии.

Вторая мировая войны была, как известно, с огромными жертвами и он как раз и намекает на неё, чтобы люди думали, что хорошо, лишь бы не было войны. Многие боялись, что он этой весной начнёт ещё одну войну с Украиной, заберёт все черноморское побережье до Приднестровья, но отошло, лишь бы не было войны. И в этой статье по поводу Украины он фактически, ну или его спичрайтеры, проговорились, сказав, что, вот политика украинизации русского населения Украины, она как оружие массового поражения, которое используют против нас. На самом деле с этим можно сравнить covid. Эта зараза, эта напасть и самое главное действия или больше преступное бездействие российских властей, привели к тому, что полмиллиона человек умерло в прошлом году и, наверное, такие же цифры страшные будут в этом году.

— А если взять сугубо исторические моменты, которые появляются в статье достаточно обширной? То есть, мы здесь видим фактически, то что приблизительно у Путина в голове и, скажем так, кремлёвских идеологов, старый тезис о том, что украинцы как отдельный народ — это просто польско-австрийская интрига. Там прямо об этом говорится. То есть, мы видим какие-то переплетения советской историографии с русской великоимперской историографией. Не так ли?

— Мне, когда я читал первую часть статьи этой, мне показалось, что я читаю Илловайского. Это был автор учебников школьных в Российской империи великодержавного погромнического содержания и едко за это высмеивались группой литераторов, это «Сатирикон», «Всеобщая история обработанная Сатириконом». А вторая часть статьи, которая посвящена советскому периоду, мне казалось, что я читаю советский учебник для старших классов или даже средних классов.

Но по поводу того, что украинцы и русские — это один народ, Путин начал свою историю с призвания варягов, с Рюрика, по Карамзину «История государства российского». Но мы можем ещё подальше в период великого расселения славянства уйти. Это VI-VIII века. Так вот, согласно исследования российского историка и археолога Валентина Седова заселение Балканского полуострова славянами в этот период шло с территории современной Украины. А заселение Белоруссии и России, вот словене ильменские и кривичи, оно шло с территории современной Польши на северо-восток через территорию Белоруссии и вплоть до Ладожского озера. Это что получается, что Польша она близка России больше чем Украина?

Все эти вот конструкции исторические это спекуляция, потому что важно смотреть, как люди живут свободно или несвободно, как хотят жить и с кем хотят жить. И это учитывать.

— Ты вспомнил о Польше, а Польша там появляется часто, конечно, как часть западного мира, который выстраивает свою политику против России, используя, как выражается Владимир Владимирович Путин, «исконные исторические земли» России. Я хотел бы, чтобы ты прокомментировал вот этот момент. То есть, Польша как интрига, как сила, которая будоражила украинцев, чтобы именно подняться на борьбу с Россией, с Московией. И это использовалось, понятное дело, инструментально, чтобы ослабить своего соперника, Россию.

— Когда Польша была в составе России, тогда польско-украинский антагонизм умело использовался русскими царями, причём с двух сторон. Но и сейчас нельзя сказать, что его политика в Украине принципиально или как антипод политики в Польше, потому что поляки в значительной степени видятся как смутьяны внутри Евросоюза, он поддерживает там силы, которые хотят Евросоюз развалить. Это не получиться конечно, но он нервы треплет такой поддержкой, в том числе какой-то информационной. Кроме этого поддерживает, разжигает настроения антиукраинские в Польше, которые и объективно встречаются, а он их ещё больше распаляет. Вот про политику «разделяй и властвуй» прямо в этой статье, но он знает, о чём говорит, знает не понаслышке, он сам её использует небезыскусно, небесталанно.

— Кстати, там интересные есть намёки и можно даже прочитать некую геополитическую программу в контексте Украины. Там есть упоминания о Донецко-Криворожской Республике, о том, что Закарпатье якобы хотело быть отдельной республикой в составе Советского Союза. Есть такие намёки, что мы можем пойти дальше в войне гибридной против Украины в расколе. Как он говорит «цель наша не допустить, чтобы наше исторические территории и живущих там близких для нас людей использовали против России» в рамках того, что он называет «проектом анти-Россия». То есть, обращение к истории и объяснение, что сейчас такая политика, которая не прислушивается к России означает катастрофу для Украины.

— Да, в этом тексте есть несколько скрытых угроз, но как я надеюсь, что они в ближайшее время не приведут к новой войне. В своё время, вот Богдан Хмельницкий имел возможность завоевать Польшу, но остановился. На Варшаву не пошёл, потому что испугался эпидемии чумы. Сейчас чума XXI века сovid. Она все-таки его агрессивный потенциал ослабила в значительной степени. Многие опасались, что он весной пойдёт в Украину, но вот пронесло. Я думаю, что в ближайшее время он тоже не начнёт, потому что разгребаться будет с этим вот ковидом. Но самое главное это конечно западные санкции. Байден по всем каналам ему прямо даёт понять, что, если снова полезет на ближайшую соседку, то его так тряханут, что приведёт ну просто к непредсказуемым последствиям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.