На прошлой неделе канцлер Германии Ангела Меркель посетила Вашингтон, что можно считать «прощальным визитом» в США перед уходом с должности. Буквально некоторое время назад — в конце мая — Джо Байден объявил, что откажется от санкций в отношении европейских компаний, связанных с проектом «Северный поток — 2». Некоторые предполагали, что Меркель тоже пойдет на какие-то уступки во время визита в ответ на «добрую волю» Соединенных Штатов, чтобы ускорить облегчение германо-американских отношений. Но в результате «Северный поток — 2» и немецкая политика в отношении Китая стали главным камнем преткновения в ходе германо-американской встречи на высшем уровне. Меркель прямо заявила, что обе стороны «имеют разные взгляды» на проект, и отказалась уступить.

Причина, по которой Германия не собирается идти навстречу Соединенным Штатам по вопросу «Северного потока — 2», заключается, во-первых, в том, что этот проект имеет большое значение для ослабления энергетического давления на Германию. В марте этого года немецкое правительство объявило, что к 2022 году остановит работу всех атомных электростанций на своей территории. При этом Германия —  одна из первых стран, которая начала использовать атомную энергию. Большая и плотная сеть атомных электростанций не только гарантировала энергоснабжение, необходимое для собственного экономического развития Германии, но и делало ее одним из крупнейших экспортеров электроэнергии в Европе. Однако немецкий народ всегда беспокоил риск выброса радиации с АЭС. Из-за огромного давления народа немецкое правительство было вынуждено объявить об отказе от атомной энергетики.

Однако правительство Германии уже определило, что к 2038 году теплоэнергетика будет полностью запрещена, при этом стоимость использования возобновляемых источников энергии для производства электроэнергии относительно высока. В результате цена на электроэнергию в Германии в настоящее время является самой высокой в ​​мире — на 163% выше среднемировой цены. Наряду с задачей сокращения выбросов природный газ стал в настоящее время, по мнению всех сторон, лучшим выбором энергоресурсов в Германии. В 2020 году она импортировала в общей сложности около 8 миллиардов кубометров природного газа, из которых поставки из России составили около 40%. Согласно ожиданиям ФРГ, завершение строительства «Северного потока — 2» в значительной степени решит проблему источников электроэнергии и топлива после полной ликвидации АЭС в Германии в 2022 году.

Во-вторых, Германия считает, что экономические и политические риски «Северного потока — 2» гораздо более контролируемы. В настоящее время природный газ является ведущим экспортируемым энергоресурсом в России, и почти половина российского природного газа, поставляемого в Европу, прежде проходила через Украину. Украина не только забирала около 1 миллиарда евро в качестве платы за ежегодный транзит, но и транспортировка природного газа по трубопроводам также превратилась для Киева в важный козырь в отношениях с Россией. Проект «Северный поток — 2» позволяет России обходить Украину и напрямую транспортировать природный газ по морскому дну в Германию. США считают, что после завершения проекта Россия произвольно сократит или даже остановит поставки природного газа в Европу через Украину, чтобы использовать это в качестве «оружия» для давления на Украину и страны Восточной Европы.

Однако немецкая сторона считает, что «Северный поток — 2» не повлияет на статус Украины как страны-транзитера природного газа, и заявила, что обеспечит оплату Россией транзитных сборов Украине до конца 2024 года, независимо от того, использует ли она трубопроводы, идущие через Украину. Фактически, если Украина в будущем будет вынуждена отказаться от статуса страны-транзитера природного газа, она неизбежно будет больше полагаться на новые энергетические технологии США и Германии в процессе энергетического перехода. Германия может использовать это для выхода на украинский рынок «зеленой» энергии, более того, ее перспективы получения прибыли от экспорта оборудования и технологий по сокращению выбросов также значительны.

В-третьих, Германия по-прежнему стремится уменьшить свою зависимость от США. Во время администрации Дональда Трампа отношения между Соединенными Штатами и Германией продолжали ухудшаться, и две стороны испытывали разногласия во многих областях экономики, политики, дипломатии и безопасности. После прихода Байдена к власти Германия фактически все еще перестала осторожничать, опасаясь возможного возрождения «трампизма» в Соединенных Штатах. А по многим существенным вопросам Байден так и не показал никаких признаков изменения так называемой «позиции Америки». Согласно последнему исследованию «Европейской службы внешних связей», только 19% респондентов из Германии по-прежнему считают Соединенные Штаты союзником с «общими ценностями и интересами». Видно, что доверие Германии к Америке серьезно подорвано, будь то на высоком уровне или на низком. Что касается проблемы «Северного потока — 2», то хотя на первый взгляд Соединенные Штаты используют проект как предлог для защиты Украины и противостояния России, но за этим скрываются планы по расширению объемов продаж американского сланцевого газа, нефти и газа в Европе. Но для Германии покупка так называемого «бесплатного природного газа» США — не лучший выбор: это не только дороже, но и увеличивает зависимость Германии от американских энергоносителей.

В конце своего срока Меркель по-прежнему не отказывается от попытки создать имидж более уверенной в себе Европы на мировой арене. Если Европа хочет иметь вес в международных делах, она не должна позволять Соединенным Штатам манипулировать ею или руководить ее решениями.

Во время своего «прощального» визита в Соединенные Штаты в качестве канцлера Германии Меркель установила ориентир для своего преемника, проявив твердость в переговорах с США по вопросу «Северного потока — 2». Независимо от того, кто займет пост канцлера, Германия, вероятно, сохранит существующую жесткую позицию и отношение к «Северному потоку — 2».

Чжао Би (赵璧) — научный сотрудник Центра британских исследований Шанхайского университета иностранных языков

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.