Министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi) побывал в Сирии, где встретился с министром иностранных дел Сирии Фейсалом аль-Микдадом (Faysal El Mikdat) и президентом Сирии Башаром Асадом, после чего посетил Египет и Алжир. Китай с самого начала событий в Сирии действовал совместно с Россией и поддерживал сирийскую администрацию, прежде всего своими вето в Совете Безопасности ООН.

При этом до сирийских событий говорить о каких-либо выдающихся стратегических, военных отношениях между Сирией и Китаем с большим объемом экономики не приходилось. Однако за последние десять лет не только вокруг войны в Сирии и в ее рамках произошли некоторые перестройки, охватывающие многих игроков по всему миру, или события, которые можно рассматривать как первый шаг к такому переустройству. В частности, тот факт, что США настойчиво пытаются наступить на ногу «действующему незаметно и глубоко» Китаю, вынуждает Китай делать ответные шаги. Например, он вкладывает экономические инвестиции, которые создадут «стратегические связи» в Африке на долгие годы. А «трамплин» сотрудничества с Сирией может расширить его зону влияния на Ближний Восток. Таким образом, Китай не только приобретет новых партнеров, но и получит возможность реагировать в этом регионе на дискомфорт, причиняемый ему США на Дальнем Востоке и в других регионах.

В нашей статье, написанной в августе 2018 года, содержались предположения относительно шагов Китая, которые начинают получать конкретное воплощение в наши дни. Эта статья по-прежнему не утратила своей актуальности. Предлагаем еще раз обратиться к ней.

После войны в Сирии, в которую прямо или косвенно вовлечены многие игроки со всего мира, начнется «война за кусок пирога».

Война в Сирии, по официальным данным, нанесла ущерб в размере около 300 миллиардов долларов. Инфраструктура, школы, больницы, дороги, линии электропередач, поселения, заводы, промышленные объекты серьезно повреждены или полностью разрушены.

Китай в том же августе 2018 года объявил, что до начала процесса реконструкции страны и послевоенного восстановления экономики он может оказать военную поддержку операции в Идлибе.

Посол Китая в Сирии Ци Цяньцзинь (Qi Qianjin) заявил, что «Китай готов встать на сторону сирийцев в процессе очищения их земель от терроризма».

Почему Китай, который в период активной фазы боевых действий довольствовался заявлениями и вето, теперь выражает готовность к участию в военной операции? Что могло послужить причиной того, что Китай, который действовал «незаметно и глубоко» в самые трудные времена для Сирии, публично объявил о своей поддержке сирийской администрации?

Китай с первых этапов событий в Сирии, несмотря на то, что этого почти не было видно, оказал значительное содействие сирийской администрации. Каждый раз, когда постоянный представитель Китая при ООН поднимал руку, пользуясь правом вето, это вносило весомый вклад в результаты, полученные сирийской администрацией сегодня. Неизвестно, каким был бы итог, если бы не вето Китая наряду с вето России, ведь к Сирии давно пытались применить ливийский сценарий.

Однако, если полагать, что Китай использует свое право вето перед критическими решениями только с целью защиты сирийской администрации, то картина будет неполной. Китай этими вето расположился в одном ряду с Россией, а также с Ираном напротив США и западного блока.

И нынешнее «намерение Китая помочь Сирии на местах» следует понимать в этом же контексте. Ци Цяньцзинь упоминает, что желание участвовать в боевых действиях связано с «совместными операциями против уйгурских боевиков, находящихся в Сирии». Иными словами, присутствие китайских военных в Сирии также нацелено не только на оказание помощи Сирии, но и на вмешательство в одну из важных внутренних проблем Китая на переднем крае. Впрочем, Китай — не единственный, кто желает выйти на сирийское поле боя с намерением борьбы на передовой. Например, Россия находится в Сирии, чтобы воевать на передовой с чеченцами, Турция — с курдами.

Здесь также есть экономические ожидания. Выше мы привели цифру 300 миллиардов долларов, но в действительности речь идет не менее чем о 500 миллиардов долларов. Так что в непосредственной близости от нас ждет огромный потенциал.

Неизвестно, насколько сумеет снискать признание Турция, которая считается одной из первых стран, ответственных за кровопролитие в Сирии, хотя и нуждается в сирийском пироге все больше и больше из-за складывающейся экономической ситуации, однако Россия, Иран и Китай будут движущей силой развития Сирии и получат львиную долю этого пирога.

До войны на нефтегазовых месторождениях в районе Дейр-эз-Зора работали нефтяные и газовые компании из многих стран, включая США, Францию, Канаду. С экономическими санкциями эти компании покинули Сирию. Но даже если бы не санкции, им пришлось бы уйти из страны, поскольку теперь эти территории являются зоной боевых действий. Компаниям из западных стран нелегко вернуться в Сирию.

Такие страны, как США, Франция, Великобритания, Канада, как и Турция, считаются ответственными за кровопролитие в Сирии.

Конечно, не следует забывать тот факт, что быстрое изменение — это единственное, что остается неизменным в политике и международных отношениях, тем не менее потенциал России, Ирана и Китая представляет собой достаточную альтернативу для Сирии.

Готовность Китая участвовать в операциях в Идлибе также следует рассматривать с точки зрения торговой войны, которую США развязали против Китая вместе с рядом других стран.

Если Китай ступит на землю Сирии, он не только внесет вклад в урегулирование проблемы, существующей в его стране, вдали от своих границ, но и даст ответ на ходы США в глобальной конкуренции, получив долю сирийского пирога.

С точки зрения глобальной конкуренции этот ход Китая можно рассматривать не только как двустороннее сотрудничество Китай — Россия против США — Запада, но и как распространение этого сотрудничества на другие регионы.

Этим шагом Китай также даст сигнал США, чьи корабли постоянно присутствуют в Южно-Китайском море, о том, что Поднебесная может иметь военное присутствие за пределами своих территорий.

С другой стороны, операции на территории Сирии неизбежно закончатся в пользу сирийской армии, что, очевидно, позволит предотвратить возвращение / отправку уйгуров и других боевиков в страны, откуда они прибыли, и «уничтожить их на месте».

Участие Китая в идлибской операции, в то время как его экономическая поддержка рассматривается как спасательный круг для Турции, похоже, будет иметь последствия и с точки зрения Турции.

Турция поддерживала уйгурских боевиков. Более того, добраться до Сирии без поддержки Турции для этих боевиков было практически невозможно. В прошлом мы были свидетелями того, как уйгурских боевиков привозили и селили «всей семьей» в Идлибе, Алеппо.

Иными словами, Китай, поддержав идлибскую операцию, с одной стороны, будет воевать с Турцией, с другой, — нанесет удар по усилиям Турции в направлении изменения демографии в Идлибе.

Россия объявила, что Турция должна будет покинуть Сирию, и постоянный представитель Сирии при ООН Башар Джафари (Beşşar Caferi) выступил в том же духе. Пока неясно, что будут делать США, но, вполне вероятно, выведут войска. Турция не сможет оставаться на сирийской территории, если этого не допустят Дамаск и Россия.

Сирийская война не стала «удачей» для тех, кто изначально надеялся на это. Ни одной из таких стран, как Турция, США, никого из их союзников нет в будущем Сирии, тогда как все приоритеты в Сирии будут у России и Ирана, которые поддерживали Сирию в самые критические времена. Отныне к этому дуэту присоединяется Китай. В новом мире, создаваемом прямо у нас под носом, нет нас, но есть даже Китай, пришедший «издалека» в результате шагов, которые будут занесены в число успехов во внешней политике. Нам не нужно отправляться в дальние края для того, чтобы найти выход из экономического кризиса, Китай уже у нашей двери. Судя по всему, мы будем чаще слышать имя Китая в ходе дальнейших военных и экономических событий на площадке Сирии. Пришло время учить китайский язык.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.