Президент Джо Байден прибыл в среду в Огайо, прекрасно осознавая, что время для налаживания реального межпартийного согласия в Вашингтоне подходит к концу.

На всем протяжении своего выступления в муниципалитете Цинциннати, трансляцию которого вела Си-Эн-Эн, Байден вновь и вновь выражал уверенность, что республиканцы придут к согласию с демократами, пусть даже некоторые из них отравлены теориями заговоров, а другие «лгут» на его счет.

Некоторые представители общественности открыто выразили свое сомнение на встрече с президентом, особенно по вопросу избирательных прав. Но он упрямо гнул свою линию, заявляя, что его вера в сотрудничество двух партий — это не что иное, как стремление доказать, что демократия работает.

Такие заявления являются отражением той ситуации, в которой оказался Байден на шестом месяце своего президентства. Ему пока еще рано отказываться от обещания сплотить страну. Однако время для того, чтобы добиться чего-то с республиканцами, быстро подходит к концу.

Вот пять главных выводов из выступления президента в Огайо.

«Это не пандемия»

В первые шесть месяцев своего президентства Байден в основном занимался борьбой с пандемией covid-19. Еще месяц тому назад президент со своей командой по вполне понятным причинам испытывал удовлетворение от этой работы, потому что уровень заболеваемости шел на убыль, а кампания вакцинации проводилась вполне успешно.

Но потом прививочная кампания стала пробуксовывать. А заболеваемость начала расти по причине появления очень заразного варианта вируса под названием «Дельта». Байден в среду был заметно расстроен таким сложным положением и заявил, что причиной может быть распространение дезинформации о вакцине. А в распространении такой дезинформации он обвинил консервативные круги.

«Существуют вполне законные вопросы, которые задают люди, если у них возникает тревога по поводу вакцинации. Эти вопросы надо задавать, на них надо отвечать, а люди должны прививаться, — заявил Байден. — Но это не пандемия».

«Это вызывает разочарование», — продолжил президент, постаравшийся принизить значение нынешнего всплеска заболеваемости и показать, что это пандемия только для тех, кто отказывается прививаться.

В обстановке роста заболеваемости помощники Байдена стремятся подчеркнуть те успехи, которые были достигнуты в борьбе с пандемией, помня, что избиратели будут судить о президенте по его способности сдержать кризис. Они стараются воздерживаться от сигналов о том, что кризис возвращается на прежний уровень, прекрасно понимая, что это окажет отрицательное воздействие на представления общества о достигнутом прогрессе.

Тем не менее, Байден признал, что некоторые ограничения времен пандемии придется сохранить, хотя и всячески превозносил те успехи, что были достигнуты после его вступления в должность. Он сделал прогноз, что американские Центры по контролю и профилактике заболеваний порекомендуют и всем детям моложе 12 лет «носить маски в школе».

Рекламируя свой план

Выступление Байдена состоялось после провала пробного голосования по его широко разрекламированному инфраструктурному плану. Это был ощутимый удар, который Байден назвал «несущественным».

Однако и он, и его помощники просигнализировали о том, что предстоящие недели будут очень важны для придания законной силы его обширной программе действий, поскольку обстановка будет накаляться по мере приближения промежуточных выборов. Кроме того, часы тикают, а он пока так и не выполнил свое предвыборное обещание наладить совместную работу с республиканцами, дабы доказать, что демократия по-прежнему работает.

Байден признал, что такие вопросы ему задают зарубежные руководители, спрашивающие, сможет ли Америка вообще «сплотиться». По его словам, из-за распространения конспирологических теорий проводить совместную работу становится труднее. В качестве примера он привел одну некую теорию о том, что «Байден прячет людей и пьет детскую кровь».

Тем не менее, президент заявил, что совместная работа с республиканцами остается для него путеводной целью, когда кто-то из зала спросил про «утопическую потребность в двухпартийной поддержке».

«Вы не с тем человеком говорите», — сказал Байден, показав тем самым, что он в ближайшее время не собирается отказываться от своего намерения наладить совместную работу республиканцев и демократов.

Он заявил, что ведет переговоры и с демократами, и с республиканцами, подчеркнув, что компромиссы «вполне реальны», и отметив, что необходимы компромиссы в рядах его собственной партии «между крайне левыми, центристами и теми людьми, которые более консервативны». Безо всяких напоминаний Байден на 25-й минуте своего выступления упомянул республиканского сенатора от Огайо Роба Портмана (Rob Portman). Портман входит в число сенаторов, ведущих переговоры по двухпартийному инфраструктурному плану, и лестные замечания Байдена стали отражением его ожиданий.

«Я исхожу из существующей в сенате традиции, когда достаточно рукопожатия, чтобы быть уверенным в исполнении обещания, — сказал президент. — Я выяснил, что Роб Портман именно такой человек».

Экономическая жестокость из лучших побуждений

Политики обычно остерегаются приносить плохие вести. Байден же заявил, что не станет скрывать факты. И в среду он сообщил не очень приятные экономические новости, давая ответы на два вопроса.

Когда его спросили о перегреве экономики, он признал, что нынешний рост цен вполне реален. Он откровенно сказал владельцу ресторанной сети, что ему в обозримом будущем будет сложно нанимать работников — и предложил поднять зарплаты.

Это была жестокость из лучших побуждений. Но Байден попытался донести до слушателей информацию о том, какие серьезные изменения он стремится осуществить в первый год своего президентского правления в целях улучшения жизни американских рабочих. Он убежден, что все побочные эффекты, которые сейчас весьма ощутимы, не идут ни в какое сравнение с выгодами и преимуществами, которые общество обретет в дальнейшем.

«В ближайшее время будет инфляция, потому что все сейчас возвращается в нормальное русло», — сказал Байден. Он поделился с аудиторией тем, что его экономисты прогнозируют непродолжительное увеличение цен, заявляя, что потом спрос вернется к нормальному уровню.

Байден подвергается острой критике со стороны республиканцев за вложение триллионов долларов в экономику в момент, когда нарастают страхи перед инфляцией. Но президент указал пальцем на экономистов, которые говорят, что два предложенных им конгрессу плана на самом деле приведут к снижению цен.

Когда поднялся владелец ресторанов, чтобы спросить, как ему стимулировать работников, возвращающихся на свои места на фоне общенациональной борьбы за сохранение рабочей силы, Байден сказал ему, что на это понадобится определенное время.

«Думаю, люди сейчас будут думать и принимать решения, исходя из того, что у них есть возможность заниматься другими делами. Ощущается нехватка рабочей силы, люди хотят больше зарабатывать и торгуются. Думаю, ваш бизнес и туристический бизнес какое-то время будут в сложном положении», — сказал президент.

Отвечая на вопрос о том, не сыграли ли здесь свою роль увеличенные во время пандемии пособия по безработице, Байден признал, что и такое возможно. «Предположим, что это так, но все это подходит к концу», — заявил он.

Вместе с тем он отметил, что более надежным способом сохранить кадры является повышение заработной платы. Байден предположил, что оплата труда в размере 15 долларов в час станет более надежной гарантией привлечения рабочей силы.

«Но возможно, вы уже платите такие деньги», — сказал он.

Провал правила обструкции в конгрессе

Самому большому испытанию подверглось почтительное отношение Байдена к вашингтонским традициям. А именно к самой спорной из этих традиций — обструкции (умышленного затягивания обсуждения вопроса — прим. ред.) в законодательном органе. Прогрессисты утверждают, что это тормозит прогресс по всем направлениям — и прежде всего в том, что касается законопроектов об избирательных правах, которые не находят отклика среди республиканцев. (Демократы, опирающиеся на бедный электорат и мигрантов, у которых часто есть проблемы с документами, требуют смягчения требований к идентификации гражданина на избирательном участке и расширения почтового голосования. Республиканцы, у избирателей которых все в порядке с документами и явкой, выступают за сохранение старых правил — прим. ред.).

Байден посетовал на то, что два вопроса — избирательные права и обструкция — тесно переплелись между собой, хотя прогресс в законотворческом процессе изначально связан с правилом, требующим порога в 60 голосов по большинству законопроектов.

Байден сказал, что готов внести изменения в правило о затягивании принятия законов (обструкции), включив в него требование о выступлении сенаторов, отстаивающих законопроекты. Но он не поддержал призывы некоторых демократов о полном отказе от этой процедуры затягивания.

Это не удовлетворило находившегося в зале студента юридического факультета, который спросил Байдена о логике отказа от обструкционизма в целях «защиты нашей демократии и избирательных прав».

Однако Байден отметил, что изменение правил сейчас помешает продвижению его законодательной повестки. Хотя он настаивает, что избирательные права являются для него высшим приоритетом, скорее всего, более существенных успехов в конгрессе ему удастся добиться по инфраструктурным планам и планам поддержки семей.

«Злоупотребление процедурой затягивания наблюдается почти повсеместно», — признал Байден. Но потом он заявил, что если это правило выхолостить, «в конгрессе воцарится хаос, и ничего нельзя будет сделать, вообще ничего».

Клетка по-прежнему позолоченная

Когда Байден в последний раз проводил аналогичную встречу с общественностью, он сравнил жизнь в Белом доме с пребыванием в «позолоченной клетке» и сказал, что не привык к тому, чтобы ему прислуживали.

С тех пор мало что изменилось. В среду он заявил, что скучает по тем временам, когда мог выйти из спальни к завтраку в халате. А еще ему хотелось бы гулять по территории в шортах и майке.

По словам Байдена, он в полной мере осознал, что теперь является президентом и лидером свободного мира только во время июньской поездки в Европу, где ему пришлось на равных беседовать с такими руководителями, как российский президент Владимир Путин. «Он знает, кто я такой. А я знаю, кто он такой», — интригующе сказал Байден.

На самом деле, за границей Байден чувствовал себя как рыба в воде. Сказался сорокалетний опыт продвижения по карьерной лестнице американской внешней политики, итогом которого стал пост главы государства.

Однако он признал, что пока не привык к личному гимну президента «Слава командующему», который звучит всякий раз, когда он прибывает на мероприятия.

«В первый раз, когда я его услышал, у меня возник вопрос — а где же он, этот командующий?— рассказал Байден о своих первоначальных ощущениях. — Это замечательная музыка, но она вызывает некоторое стеснение».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.