Президент России Владимир Путин, несомненно, чрезвычайно доволен результатами встречи уходящего канцлера Германии Меркель и президента США Байдена в первый год его президентства.

Когда до завершения проекта «Северный поток — 2» протяженностью 1220 километров осталось менее 100 из них, Германия и Соединенные Штаты только что достигли соглашения, которое впервые отражает молчаливое согласие Америки на трубопровод, по которому российский газ будет транспортироваться напрямую в Германию через Балтийское море.

Проект подразумевает, что Европа по-прежнему будет сильно зависеть от российского природного газа как его основного поставщика на континент, а также ставит под угрозу экономическую, энергетическую и национальную безопасность Центральной и Восточной Европы, особенно Польши и Украины.

Но администрация Байдена посчитала, что, продолжать выражать свое несогласие с почти завершенным трубопроводом — это значит лишь обострять отношения США с Германией без всякой выгоды для Вашингтона. Альтернативой, позволяющей сохранить здесь лицо, является американо-германское соглашение, предполагающее создание миллиардного фонда для обеспечения энергетической безопасности Украины и существенных инициатив в области устойчивой энергетики по всей Европе. Первоначальный взнос составляет примерно 250 миллионов долларов для содействия переходу Украины к чистой энергии и повышения безопасности ее энергетической инфраструктуры.

В соглашении также говорится, что в случае использования Россией энергии в качестве оружия или военной агрессии на Украине Германия «будет настаивать на эффективных мерах на европейском уровне», включая санкции. Но украинское руководство вряд ли почувствует в этом поддержку или будет благодарно, поскольку это соглашение тщательно дипломатически продумано прежде всего в том отношении, чтобы просто хоть как-то удовлетворить нежелание администрации Байдена признать свое согласие на сделку, которая так выгодна как России, так и Германии.

Германия является самым прибыльным газовым рынком для России, а новый трубопровод удвоит объемы торговли газом между ними. Германия обеспечивает себе возросший импорт газа по низким ценам, а также станет центром поставок природного газа в Центральную и Западную Европу. Обязательства Германии по проекту являются по существу продолжением ее «Восточной политики» (Ostpolitik) в подходах к Москве, которую немцы приняли еще в конце 1960-х годов. Стремясь снизить напряженность в советско-германских отношениях, Германия стремилась увеличить торговлю с Советским Союзом, особенно, за счет энергетических сделок. Это же она делает и сейчас.

Администрация Буша выразила свое несогласие с первоначальным проектом газопровода «Северный поток» после того, как он был обнародован еще в 2005 году. После начала эксплуатации СП в 2011 году, в 2015 году было объявлено о проекте его расширения под весьма креативным названием «Северный поток-2», что вызвало дальнейшую критику со стороны Обамы. СП-2 усилил опасения Вашингтона в том, что новый трубопровод поможет финансировать российский милитаризм и поставит под угрозу энергетическую безопасность восточноевропейских государств. Россия ранее прекращала экспорт газа на Украину из-за политических разногласий, замаскированных под споры о ценах, что вызывало тогда серьезную панику в Европе.

Увеличение поставок российского газа делает также экспорт сжиженного природного газа (СПГ) из США менее конкурентоспособным в Европе.

Но хотя Европейский Союз (ЕС) и НАТО и ввели санкции против России за ее действия против Украины семь лет назад, а ЕС пообещал тогда уменьшить свою зависимость от российского газа, на самом деле с тех пор Евросоюз только усилил эту зависимость от него. И «Северный поток-2» в реальности будет лишь способствовать такой привязке ЕС к русскому газу, и при этом без особых гарантий со стороны Берлина или Вашингтона в плане противодействия долгосрочной стратегии Кремля по усилению своего влияния в Европе.

В 2018 году тогдашний президент Дональд Трамп ввел санкции против компаний, участвующих в «Северном потоке — 2», но это совершенно не помешало проекту приблизиться к завершению.

Президент Джо Байден недавно заявил, что СП-2 завершен на 99%. Идея о том, чтобы что-то сказать или сделать в связи с этим, оказалась невыполнимой. Чиновники Госдепартамента продолжают описывать соглашение как «плохую сделку для Германии… плохую сделку для Украины и для Европы в целом».

Соглашение, подписанное на прошлой неделе, рельефно отражает растущее в Вашингтоне осознание того, что попытки помешать «Северному потоку-2» послужили только подрыву отношений США с Берлином. Белый дом надеется, что соглашение положит конец тому, что Россия постоянно разжигает напряженность между Берлином и Вашингтоном, особенно в условиях, когда Ангела Меркель уйдет с поста канцлера в сентябре, что неизбежно будет означать необходимость перезагрузки сложных американо-германских отношений.

«Северный поток» и «Северный поток-2» также усилили напряженность в отношениях между Германией и ее восточноевропейскими соседями. Обе трубопроводные сети обходят существующие маршруты, проходящие через Украину и другие государства Восточной Европы. Около 40% российского газа, поступающего в Европу сначала идет через Украину, и ЕС всегда возглавлял усилия по урегулированию предыдущих российско-украинских газовых споров. Но поскольку Россия скоро сможет наказать Украину (и, в более широком смысле, всю Восточную Европу), отказавшись от транзита газа через нее и не задевая интересы своих важных западноевропейских клиентов, готовности у ЕС к тому, чтобы выступать в качестве посредника в любых российско-украинских спорах, значительно поубавится.

В связи с будущим значительным сокращением транзита российского газа Украина рискует не только большими экономическим потерями в виде утраты платы за транзит, но и лишением себя доступа к жизненно важному источнику энергии. При этом она уже не может рассчитывать на широкое международное «возмущение» этими новыми обстоятельствами. Страны Восточной Европы, подключенные к украинской ГТС, столкнутся с точно такими же проблемами.

Бывший канцлер Германии Герхард Шредер, подписавший первоначальный проект «Северный поток» за несколько дней до ухода со своего поста в 2005 году, является председателем правления компании Nord Stream AG — оператора СП-2, что еще раз свидетельствует о продолжающемся тесном сотрудничестве Берлина с Россией.

Для России завершение строительства «Северного потока — 2» имеет множество выгод. Это поможет ей противостоять Норвегии как крупнейшему поставщику газа в Западную Европу. Кремль теперь сможет наказать Украину, не опасаясь сильной негативной реакции со стороны западноевропейских государств. Москва получит более высокие доходы, поскольку Газпром будет транспортировать газ напрямую в Германию, не «прогоняя» его через Восточную Европу и не теряя значительных сумм на транзите.

И в качестве дополнительного бонуса проект также способствует расширению российского военного присутствия России. Россия уже выступила с инициативой по увеличению своего военного присутствия в Балтийском море, чтобы защитить свои коммерческие интересы, одновременно блокируя интересы других игроков. Опасности предоставления России беспрепятственного доступа к морю на экономических основаниях были особо подчеркнуты министром обороны Швеции Микаэлем Оденбергом в 2006 году. С 2014 года российские военно-морские корабли неоднократно мешали прокладке силового кабеля Nordbalt, идущего из Швеции в Литву. А поскольку ни Швеция, ни соседняя Финляндия не входят в НАТО, Россия получила весьма действенный военный «рычаг» в Балтийском море.

На этой неделе Соединенные Штаты и Россия проводят очередной раунд переговоров на высоком уровне в Женеве в рамках Стратегического диалога, созданного для обеспечения большей стабильности в отношениях и прогресса в области контроля над вооружениями. Соглашение с Германией по поводу реальности «Северного потока —2» послужило важной подпоркой для этого. Но это не остановит горьких упреков в Восточной Европе и со стороны республиканских законодателей по поводу того, что администрация Байдена оказалась готовой пойти навстречу интересам России за счет интересов всего Запада.

____________________________________________________________________________________

Джон Рюль — редактор и обозреватель журнала «Стратегическая политика» (Strategic Policy), издания по внешней политике, выходящего в Вашингтоне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.