«Вы бы взяли на себя управление страной мыслящих людей? Чтобы помешать людям рассуждать, нужно навязать им мнение», — говорил Оноре де Бальзак герцогине Ланже (La Duchesse de Langeais, 1834). Преимущественно рассудительные русские предались в последние годы ажиотажу политических ток-шоу в прямом эфире и в прайм-тайм — утром, в середине дня и в самом конце вечера — на главных государственных телеканалах. Каждый день в конце утра на «Первом канале» выходит флагманская программа «Время покажет». В ней обсуждают темы, о которых нельзя молчать. На телеканале «Россия 1» дважды в день, утром и днем, идет программа «60 минут», где обсуждаются последние новости. Участники программы «Своя правда» на НТВ (в оригинале ТВЦ) детально анализируют все вопросы.

НТВ предлагает также программу «Место встречи», цель которой — разъяснять непонятное, а «Вечер с Владимиром Соловьевым» завершает день на «России 1». Еженедельные программы дебатов, более академические, дополняют список: «Право знать», «Постскриптум», «Большая игра», «Формула смысла»… Так как новости актуальные, эти программы транслируются в прямом эфире, по темам, которые иногда определяются в последнюю минуту.

Больше всего удивляет не наличие этих ток-шоу, а рост их числа за последние пять или шесть лет. Каждый канал предлагает одно или два шоу; некоторые повторяются вечером и длятся от часа (как «60 минут») до двух с лишним часов («Время покажет»), а «Вечера с Соловьевым» не ограничены во времени. В целом зрителям доступно более пятнадцати часов ежедневных дебатов, не говоря уже о повторах на таких интернет-платформах, как Ютюб и Яндекс. Хотя доминируют темы внешней политики, связанные с текущими событиями, в этих шоу также обсуждаются разные социальные проблемы, например, пожар в торговом центре в Кемерово в 2018 году, авария со смертельным исходом в 2020 году, виновником которой был актер Михаил Ефремов, находящийся за рулем автомобиля в нетрезвом виде, или вспыхнувшее в России «культивирование домогательств» в социальных сетях.

«Пропагандисты Кремля»

«Фактически, этот формат оказался единственным инструментом всеобщего политического просвещения, представляющего анализ текущих событий и тенденций мировой политики миллионам граждан России», — сказал Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета при правительстве РФ в Москве. «Какие могут быть еще решения? Книги, специализированные журналы больше не читают. Более того, научные журналы по определению не могут публиковать актуальные материалы. К тому же российское общество не имеет больше ничего общего с читающими людьми в Советском союзе. Россияне утратили привычку и умение читать серьезные документы.

Золотая середина лежит между развлечением и просвещением в этих иногда необузданных дебатах, где академические знания сталкиваются со случайными утверждениями, когда все говорят одновременно, где друг друга обвиняют время от времени. Прослеживается связь между постоянными ведущими и постоянными гостями; некоторые знакомы друг с другом. Публика узнает знакомых персонажей, как и в сериалах Netflix, считает привыкший к съемкам комментатор Сергей Марков. Все это способствует созданию атмосферы, которая делает эти шоу такими успешными: коммерческое кафе, где идеологические столкновения не препятствуют взаимному уважению, даже приятельским отношениям между участниками.

Не всегда мягко относящиеся к России иностранные спикеры иногда признают, что Россия — не тот гротесковый ад, как описывает ее западная пресса. Иногда они даже позволяют себе немного юмора. В программе «Будущее за углом» 1 марта 2021 года немецкий журналист Феликс Шультесс, находясь в берлинской студии, посетовал на меры сдерживания, которые действуют в Германии: «По крайней мере, в Москве есть свобода передвижения. В Германии нам разрешено встречаться только с одним человеком за один раз. Эти ограничения, несомненно, будут продлены до выборов». И добавил: «Наша прекрасная демократия не в состоянии, даже при наличии девяти миллионов доз, вакцинировать всех людей из-за отсутствия шприцев!» В студии телеведущая Екатерина Стриженова еле сдерживает эмоции: «Мы хотели бы вас спасти, репатриировать в Москву! Вы голову, Феликс!»

Противники государственной политики считают, что «пропагандисты Кремля» или ведущие этих ток-шоу виноваты в бессовестной пропаганде позиций «клана Путина» среди аудитории, которая по наивности или незнанию новых технологий, продолжает формировать свой взгляд на мир из передач государственного телевидения.

Каналы Ютюб и «Дождь», витрина либеральной оппозиционерки Ксении Собчак, или канал борца с коррупцией Навального, у каждого из которых 2,5 миллиона подписчиков, не скрывают свое неприятие «режима» и распространяют среди своих поклонников радикальную критику «постыдной и отвратительной пропаганды», которая по-прежнему привлекает подавляющее большинство россиян, по крайней мере, если верить тому бесспорному успеху ток-шоу на основных государственных телеканалах. «Вечера с Соловьевым» смотрят почти 20% аудитории (правда, в самом конце вечера), за ними следуют «60 минут» (12%) на том же канале «Россия 1». На Первом канале, ТВЦ и НТВ, ток-шоу менее популярны, оставаясь с 2017 года на уровне от 5 до 10% доли аудитории.

«Я считаю, что власть имеет право иметь свою точку зрения и пропагандировать ее. И я не вижу ничего плохого в термине „пропаганда", хотя он и порождает разные толкования. Например, что плохого в пропаганде здорового образа жизни? Или мира во всем мире?», — спрашивает Андрей Норкин, ведущий одного из самых популярных шоу «Место встречи». Он является одним из самых опытных ведущих на российском аудиовизуальном пространстве, поскольку его карьера началась в 1990-х годы на канале НТВ, который тогда считался военной машиной миллиардера Владимира Гусинского, направленной против президента Бориса Ельцина.

Три десятилетия спустя он вернулся на тот же канал после того, как приобретенный компанией «Газпром-медиа», капитал которой на 100% принадлежит государству, канал перешел под непрямой контроль государства. Этот очевидный поворот никоим образом не повлиял на спокойную уверенность ведущего, чья беспристрастность в проведении дебатов признается даже в рядах оппозиции. «Некоторая агрессивность неизбежна: она связана с позиционированием наших программ и с потребностями аудитории, — говорит Норкин. — Ток-шоу различаются в зависимости от времени, в которое они транслируются. «Место встречи» — это дневное шоу, поэтому у него особая аудитория (…). У нас, помимо высказывания рациональных аргументов, должны быть эмоции».

Украинцы на взводе

Хотя они уже существовали в советские времена, когда в темной студии обменивались долгими заумными речами, период рассвета российских ток-шоу пришелся на 2014 и 2015 годы. Их главной, если не исключительной, темой были Украина и ее потрясения, ее стратегический поворот на Запад, бушующая там лингвистическая война и жестокий поворот, который она скоро примет. Именно для того, чтобы преодолеть эту травму, политологи, исследователи, дипломаты и другие самопровозглашенные «эксперты» начали яростные словесные состязания на экранах.

Наиболее оживленными площадками являются те, которые с самого начала взяли на себя задачу систематически приглашать «адвокатов дьявола», призванных представлять, иногда в возмутительной манере, противную сторону. Целая группа украинцев, слишком обиженных на своего восточного соседа, могла высказывать свои недовольства в прямом эфире телевидения «страны-агрессора». Последнее время журналистка Янина Соколовская и политологи Василь Вакаров и Вячеслав Ковтун по очереди осуждали вмешательство в Донбассе, отстаивали законы, запрещающие русскоязычным людям использовать свой родной язык и сводящие к минимуму использование их родного языка.

Азов* или Правый сектор*

Их оппоненты, сторонники Украины, с интересами, неотделимыми от интересов России, постоянно указывают на глупости, к которым оппозиция в Москве может привести власть в Киеве, например, в программе «Время покажет» (13 декабря 2019 г.): «Зачем отказываться от российского газа? Чтобы навредить России? Но вы вредите себе! Вы покупаете эти самые тоталитарные молекулы у третьих лиц по мировым ценам!» Они также иронизировали в программе «60 минут» 25 марта над трагикомическими провалами политики президента Украины Владимира Зеленского по борьбе с коронавирусом, который, надменно отказавшись от российских вакцин, отложил на неопределенный срок поставки западных вакцин. А в конечном итоге, получил индийскую вакцину Covishield в мизерных количествах и по высокой цене. Короче говоря, русские обвиняют своих украинских соседей в том, что они выбрали, с плохо вознагражденным на данный момент энтузиазмом, идти на поводу Запада, который не торопится предложить им преимущества, о которых они мечтают. Вот что Соловьев резюмирует лаконично 11 марта: «Соединенные Штаты отправляют вам военную помощь, но не вакцины».

Иностранный зритель был бы удивлен свободой тона, царящей в этих программах, но также услышать комментарии, некоторые из которых стоили бы их авторам запрета работать в СМИ в наших демократических широтах. Так, Николай Стариков мог заявить в программе «Время покажет» от 5 марта 2019 года (годовщина смерти Сталина): «Большинство россиян, и я в их числе, считают Сталина лучшим руководителем в нашей истории». Олег Барабанов сказал 3 марта в «Месте встречи»: «На месте Кремля я бы тоже не говорил всю правду о высокой смертности из-за Covid-19».

А Михаил Делягин сказал следующее в политическом ток-шоу «Время покажет» 14 апреля 2021 года, говоря о конфликте малой интенсивности в Донбассе: «Предотвращение войны — смертельная угроза для США». Не говоря уже о резких комментариях, когда дебаты касаются гей-парада в Европе и последних событий в гендерной политике в США. Однако иногда терпение ведущих достигает предела. Так было, когда политолог Александр Сытин, увлеченный рассуждениями о европейском превосходстве, позволил себе заявить в «Время покажет» 16 апреля 2019 года, на следующий день после пожара в соборе Нотр-Дам в Париже: «Нельзя сравнивать два пожара: один уничтожил жемчужину классической европейской культуры, а другой — пожар в Доме профсоюзов в Одессе, где 2 мая 2014 года погибло несколько десятков пророссийских демонстрантов — привел к потере малоценного человеческого материала. Затем ведущий Анатолий Кузичев попросил его, не теряя самообладания, покинуть студию. Однако эдакому Макиавелли в темных очках и педантичной речью пришлось быстро найти свое место на площадках, которые он когда-то презирал.

Несомненно, самым неоднозначным из ведущих является Артем Шейнин. Стоя воинственно в центре зала, он не скрывает своего патриотизма и не стесняется ругать гостей, чьи реплики ему не нравятся. Обычно он задает вопросы долго, с нарочитым видом, предупреждает о высказывании ложных аргументов, которыми вооружается его визави, а затем предлагает, полный педагогической заботы ответ, который он считает наиболее правильным в данном случае. И наконец предоставить собеседнику право ответить… Прежде чем Шейнин почти сразу же прерывает его, театрально восклицая: «Я был в этом уверен! Готов был поспорить! Вот она ваша недобросовестность! Вы хотите мне сказать, что…». В конечном счете, его твердое мнение в сочетании с отсутствием сомнений в том, что он может воспользоваться своей способностью вести дебаты, обеспечивают ему ведущую роль в блокбастерах, которые он возглавляет. Среди его любимых участников — Майкл Бом и Майкл Васюра, американцы, настроенные враждебно по отношению к своему бывшему президенту Дональду Трампу. На своем русском языке с акцентом Среднего Запада они рассуждают об американской политике или новых антироссийских санкциях, о демократических, атлантистских и прогрессистских позициях, и говорят то, что ведущий ждет от них, чтобы перебить их с осторожностью.

Еще один мальчик для бития: политолог Андрей Никулин, представитель системной оппозиции, которая всегда осуждает политику российского правительства, направленную против иностранного государства или какой-либо наднациональной организации. От издевательств со стороны Международного олимпийского комитета (МОК) до санкций США и исключения из Совета Европы — они считают все оправданным и соответствующим интересах российского народа. Шейнин без колебаний попирает самоуважение таких ораторов, а также их аргументы.

Расколотое общество

За своей «вызывающей разногласие» внешностью Шейнин понимает и осознает свою телевизионную роль. «Я всего лишь продукт своего времени. Телевидению сегодня нужны взрывные, импульсивные, категоричные ведущие. После периода гламура оно переживает период войны в том смысле, что два четко определенных лагеря сражаются друг против друга. Раньше ни один мужчина с моими внешними данными и темпераментом не мог быть телеведущим. Я появился на экране только потому, что времена изменились». Расколотое общество и гиперпартийные СМИ не являются прерогативой западного и атлантического мира.

В России идеологическая разделительная линия очень далека от разделения на левых и правых. Она противопоставляет сторонников суверенитета и сторонников Запада. Первые, а на данный момент их большинство, хотят продолжить, несмотря на связанные с этим жертвы, политику Путина в отношении великой державы России. Вторые, которых иногда называют «пятой колонной», «агентами влияния» или, более нейтрально, «либералами», напротив, хотели бы, чтобы Россия приняла указанную Западом дорожную карту, с риском подвергнуться оскорблениям и унижениям, чтобы проявить себя и тем самым завоевать доверие своих партнеров.

Сторонники катодного патриотизма видят в них предателей: «Мы должны называть вещи своими именами: наши несистемные оппозиционеры на самом деле являются агентами влияния, поддерживаемыми странами, которые не являются нашими друзьями», — утверждал Соловьев 11 марта 2021 года. В целом студии разделены на сторонников интеграции России в ряды «цивилизованных» наций и тех, кто при негласной поддержке ведущих заявляет о своем призвании быть на равных с Китаем и США. Таким образом, старый русский спор между «европейцами» и «славянофилами» находит свое современное воплощение.

Известный обмен мнениями резюмирует этот спор. В «Вечерах с Соловьевым» от 22 июня 2017 года встретились политолог Ариэль Коэн и сенатор Вячеслав Никонов: «Если Россия будет продолжать бросать вызов американскому господству и подвергаться все более жестким санкциям со стороны западного мира, это ударит по экономике (…) Кто предоставит нам технологии, рынки, капитал для нашего развития?» Спрашивал первый. Второй возражал: «Что касается технологий, американцы никогда не давали и не продавали нам, в рамках эмбарго с момента окончания Второй мировой войны (…). Сегодня мы являемся мировыми лидерами в области гражданской ядерной энергетики. И не только: наши системы оружия, наши космические технологии, наши вакцины экспортируются, демонстрируя нашу способность восстановить свои позиции на самом высоком уровне без посторонней помощи».

27 марта в программе «Право знать» политолог Сергей Караганов счел необходимым положить конец подобному обмену мнениями: «Надо смотреть в глаза фактам. Извечный вопрос: являются ли русские хорошими людьми, достойными и настоящими европейцами. Больше не актуален. Европа, которой мы дорожим, больше не существует, кроме как внутри нас самих. С Толстым, Чеховым и Чайковским мы внесли столько в европейскую культуру, сколько и почерпнули из нее. К сожалению, Европа как источник новых идей иссякла, и пора обратиться к другим культурам, о которых мы ничего не знаем, но которые развиваются».

Маргарита Симонян, известный медийный ас и руководитель телеканала RT, регулярно выступает на различных российских площадках. Она прошла углубленный курс журналистской подготовки в Соединенных Штатах, который открыл ей глаза на идеологическую войну,  развязанную Западом против ее страны. «На факультете журналистики — это было после распада СССР — нас учили принципам плюрализма и объективности», — сказала она в «Праве знать» 14 октября 2017 года. «Кто бы мог подумать, что тоталитаризм придет с Запада? В Америке, если у вас хватит наглости выразить даже нейтральное мнение о Путине и России, вам приклеивают ярлык идиота, нужного Путину, и все. Многие журналисты подвергаются охоте на ведьм. Почитайте статью в New York Times, в которой утверждается, что журналисты, общающиеся с RT, должны быть каким-то образом наказаны… На них оказывается безумное давление, чтобы помешать им работать с нами, чтобы запретить им выражать отличное от официального мнение линия. Если это не тоталитаризм, интересно, что тогда!»

Одна из повторяющихся тем этих ток-шоу — это «недопонимание с Западом», для наиболее оптимистичных, или «врожденная русофобия Запада» для наиболее критически настроенных. Олег Барабанов, профессор международных отношений МГИМО и постоянный гость «Места встречи», пишет в своем блоге (8 июня 2017 г.), что она стала для большинства западных элит «приемлемым расизмом», призванном укрепить политические системы, которые дестабилизирует общинная радикализация.

Недавним проявлением этого стало заявление президента Франции Эммануэля Макрона (25 марта), в котором он обвинил Россию и Китай в использовании их вакцины против covid-19 в качестве инструмента влияния в «мировой войне нового типа». Хотя Москва предлагала всем заинтересованным европейским странам поставку вакцин или совместное производство своего «Спутника V». В программе «У каждого своя правда» политолог Максим Юссин 26 марта отреагировал так: «Я, неравнодушный к Франции и ярый ее защитник, признаюсь, что был в шоке. Во Франции только что сообщили о рекордном росте числа заболевших: за сутки зарегистрировано 45 000 новых случаев, что является самым худшим показателем с самого эпидемии. Такое заявление было бы достойно Анджея Дуды, президент Польши, или Зеленского, его украинского коллеги, но слышать такое от Макрона, который дал мне некоторые основания надеяться на потепление в отношениях между нашими странами, повергло меня в глубокий пессимизм».

Такие программы не всегда объективны. Организованные государственными каналами при участии звездных журналистов с непоколебимым патриотизмом, «экспертов», отобранных в соответствии с заранее известными политическими позициями, легко предугадать, каковы будут их заключения. Но они обладают тем достоинством, что широко предоставляют слово критикам власти, в том числе иностранным. Часто ли можно услышать выступающих на русском, китайском или иранском языках в американских или европейских ток-шоу?

Российский аудиовизуальный ландшафт наносит ответный удар по западным СМИ, демонизирующим Россию. После высмеивания почти хрущевской эксцентричности г-на Трампа, теперь высказываются опасения по поводу сугубо брежневской интеллектуальной заторможенности нового американского президента. Ссылаясь на заявления Джо Байдена, который 17 марта назвал своего коллегу Путина на канале ABC «убийцей», ведущий «60 минут» Евгений Попов саркастически заметил: «Либо он решил изменить свои слова, либо он передумал, либо, может быть, уже забыл, так как двенадцать дней спустя, г-н Байден приглашает президента Путина на конференцию по климату» (29 марта 2021 г.).

Если российскому телевидению не в чем завидовать своим западным конкурентам с точки зрения воодушевления и идей, то его международная ударная сила, с другой стороны, практически равна нулю. Любые американские утверждения о России, какими бы возмутительными, предвзятыми или даже абсурдными не были, мгновенно расползаются в мировых СМИ, которые пестрят паническими заголовками. Ничего подобного в России. «В этой информационной войне наши враги располагают атомным оружием, а мы нет», — резюмировала Маргарита Симонян в программе «Будущее за углом» 1 апреля.

* запрещенные в России организации

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.