Ни одна империя не вечна. Все империи в конечном счете рушатся, охваченные высокомерием и декадансом. Та душераздирающая гуманитарная катастрофа, которую спровоцировал скомканный уход американских военных из Афганистана, — это просто очередной признак того, что эпоха Америки подходит к концу. Вашингтон лишился своей роли мирового полицейского, и теперь нас ожидает тревожное будущее, наполненное столкновениями между авторитарными державами региона, охваченными экспансионистскими устремлениями.

Ситуация сегодня сильно отличается от ситуации в конце 1980-х и начале 1990-х годов, когда влияние Америки в мире было наибольшим. Политика Рейгана, падение Берлинской стены, упразднение коммунизма и ГУЛАГов, подъем Кремниевой долины, изобретение интернета, освобождение Кувейта — все это были золотые годы гегемонии Соединенных Штатов, славные дни Пакс Американа, которыми завершалось самое бурное столетие в истории человечества.

Голливуд высоко поднял голову, и все хотели быть похожими на Америку, голосовать как Америка и потреблять как Америка — по крайней мере было именно такое впечатление. Создание единого рынка в 1992 году представляло собой попытку Европы подражать Америке. В том же году китайский лидер Цзян Цзэминь анонсировал свою «социалистическую рыночную экономику», которая определила целую эпоху.

Тем не менее, все это было вовсе не проявлением стойкого консенсуса касательно того, как должна выглядеть хорошая жизнь и как ее можно достичь, а скорее было жестоким заблуждением — верхним пределом «американской идеи». После этого все пошло наперекосяк. Парадоксально, но теракты 11 сентября сами по себе не обрушили американскую империю: они пробудили спящего гиганта, спровоцировали мощный прилив патриотизма, и в какой-нибудь параллельной вселенной это могло бы повлечь за собой массированный, но относительно непродолжительный ответный удар — и быструю ликвидацию бен Ладена. Вместо этого нам пришлось ждать целое десятилетие, пока Усаму бен Ладена убьют в Пакистане (тот факт, что он скрывался на территории предполагаемого союзника Соединенных Штатов, сам по себе был доказательством угасания Америки), и миру пришлось столкнуться с долгосрочными, вялыми и в конечном счете катастрофически контрпродуктивными попытками перестроить Ближний Восток.

С тех пор прошло 20 лет, и глобальный план Америки окончательно рухнул, ее элита не может прийти к согласию ни по одному важному вопросу, а та глупость и некомпетентность, которую мы наблюдаем в связи с уходом американских военных из Афганистана, лишь в очередной раз подтверждают, что они совершенно не понимают ситуацию в мире и не в силах управлять собственной страной, не говоря уже о других регионах. Ослепленные упрощенческим универсализмом, американцы перестали понимать суть религий, племенного мировоззрения, истории, национальных различий и того, почему страны хотят самостоятельно распоряжаться своей судьбой.

Куда бы мы ни посмотрели, планы и проекты Америки рушатся. Возьмем, к примеру, решение Вашингтона поддержать идею «Соединенных Штатов Европы» с их собственной армией, конституцией и «евродолларом». Брексит послужил сигналом начала конца этой антиутопичной конструкции: другие страны скоро тоже покинут Евросоюз из-за грядущего миграционного кризиса — десятки миллионов людей захотят перебраться в Европу из Африки и с Ближнего Востока, и на континенте будут предприниматься «токсичные» попытки распределить мигрантов между странами блока, — или из-за расцвета популистского движения и экономического кризиса.

На Ближнем Востоке все страны и территории, к которым прикасалась Америка, сейчас пребывают в состоянии хаоса. Афганистан снова оказался в руках «Талибана»*. Ирак обернулся кошмаром, Сирия стала местом жесточайших убийств, а Ливия до сих пор не может справиться со своим бедственным положением. Согласованный Клинтоном план мирного урегулирования палестино-израильской проблемы провалился: уход из Сектора Газа только придал сил террористам ХАМАСа. Администрация Байдена до сих пор заискивает перед двуличным режимом Ирана. Разве она не видит, что Иран решительно настроен обзавестись ядерным оружием и уничтожить Израиль? Что касается стран Персидского залива, которые по большей части представляют собой протектораты США, какая участь их будет ждать, когда мировой спрос на нефть упадет? Беды Ближнего Востока только начинаются.

Отступление Америки в Азии выглядит не менее впечатляющим. Китай разбогател и обрел влияние благодаря капитализму, который сам по себе является одним из величайших достижений американского идеологического экспансионизма. Однако население Китая не стремится к демократии. Жесткое наступление Пекина на предпринимателей и другие источники независимой силы демонстрирует его крайне серьезный настрой и решительное намерение вернуться к временам своей былой имперской славы.

Китай больше невозможно сдерживать: он уже захватил Гонконг и в конце концов захватит Тайвань. Что тогда? Окажется ли Америка втянутой в ядерную третью мировую войну, в которой также будет участвовать одна из немногих историй успеха Америки — Япония? Неужели именно так все и закончится? Или же Вашингтон сумеет отойти в сторону? А как насчет Индии и Пакистана?

Это катастрофа. За последние 30 лет гегемония Америки не принесла никаких значимых результатов, если не считать спасения Кувейта и прекращения конфликтов в Югославии. Америка также сталкивается с чрезвычайно серьезными проблемами внутри своих границ: конституция дала сбой, а ее пристрастие к геронтократам второго звена, таким как Байден, не сулит ничего хорошего. Обуреваемые сомнениями в собственных силах, представители американской элиты ударились в странную философию «пробуждения», в основе которой лежит нигилистическое самоуничижение. У американской элиты не осталось ничего, что она могла бы продвигать — ни капитализма, ни демократии, ни американской мечты. Как могут люди, живущие в страхе перед «микроагрессией» найти в себе силы бороться с реальным злом? Что касается американской общественности, она ничего не хочет знать об остальном мире. Как в таких условиях Американская империя может не быть в упадке?

Могли ли военные кампании Америки в Афганистане и Ираке обернуться успехом? Будучи последователем идей Хайека, считавшего, что идея о том, что правительства способны успешно централизованно планировать мир, — это фатальная самонадеянность, я по вполне понятным причинам прежде придерживался скептических позиций. Но шок 11 сентября заставил меня поверить, что хотя бы один раз полномасштабное империалистическое вторжение может сработать и что либеральная демократия вместе с капитализмом действительно могут распространиться по всему миру. Аргумент был прост: Америка сделала это в Японии, превратив общество, сильно отличающееся от нашего, в демократию, и сделала то же самое в Германии — так почему этого не может произойти в Ираке? Но для этого потребовалось бы разместить в Ираке гораздо больше военных, чем Америка туда отправила, потребовалось бы полностью захватить контроль над обществом и десятилетиями сохранять оккупацию — и все равно эти усилия, скорее всего, оказались бы тщетными.

Лично я усвоил урок: на практике Америке никогда не следует заниматься государственным строительством. Изменения должны быть спонтанными и органичными, потому что в противном случае они окажутся недолговечными. Да, таким угрозам, как «Аль-Каида»*, а теперь и Иран, необходимо противостоять решительно, и гуманитарные интервенции, призванные предотвратить геноцид, — это наш долг. Однако полномасштабный либеральный империализм неизбежно приводит к обратным результатам.

Запад утратил контроль: мир столкнется с массовой миграцией населения, валютными войнами и борьбой за природные ресурсы. Американская империя хотя бы верила в свободу и демократию. Сила, которая придет ей на смену, не станет даже притворятся, что она либеральная.

* террористические организации, запрещенные в РФ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.