Афганский «Талибан»* занял столицу Кабул и объявил об окончании гражданской войны в Афганистане. Резкие изменения в нем превзошли ожидания многих стран, сказавшись на ситуации в области безопасности в регионе.

В настоящее время новый афганский режим еще не установлен, а политическая ситуация неопределенная. Соседние страны уделяют пристальное внимание изменениям в Афганистане, внутренней и внешней политике талибов, чтобы оценить свои собственные интересы и риски.

Годы войны в Афганистане создали благоприятные условия для возникновения и усиления террористических организаций. В сочетании с различными силами, которые противостоят талибам в Афганистане, вопрос о том, сможет ли «Талибан» успешно управлять страной и достичь внутреннего мира и стабильности, все еще полон неопределенности. Все соседние страны обеспокоены вероятностью обострения и расширения деятельности террористов, которая выйдет за пределы Афганистана, влиянием нынешней политической ситуации на их собственные инвестиционные проекты в Афганистане и потоком новых беженцев. Китай не вмешивается во внутренние дела Афганистана и не отправил ни одного солдата в страну, чем заслужил признание различных политических сил в Афганистане.

Талибы выражают хорошее расположение к соседним странам

После того, как «Талибан» взял под контроль Кабул, соседние страны одна за другой выступили с заявлениями, в которых выразили надежду на то, что Афганистан достигнет безопасности, мира и стабильности.

В последние годы талибы также проявляли инициативу в дипломатии, развивая свою военную мощь, выражая расположение к внешнему миру, особенно к соседним странам, заручились их поддержкой и заложили основу для возвращения к власти и признания международным сообществом.

Делегация «Талибана» за последние годы посетила Россию, Иран, Пакистан, Китай и другие соседние страны и пообещала не нарушать безопасность соседних стран. В то же время талибы также дали понять, что не будут допускать крайностей в таких вопросах, как права женщин и детей, которые вызывают большую озабоченность в международном сообществе.

Андрей Казанцев, профессор российской Высшей школы экономики, считает, что посещение России и других стран — это способ талибов добиться признания, и с помощью этого «Талибан» пытался превратиться в легитимную силу на международной арене.

Эксперты считают, что соседние страны в целом признают способность талибов контролировать внутреннюю ситуацию и их важную роль в процессе мира и восстановления Афганистана, практически единодушны в своем отношении к «Талибану» и готовы сотрудничать с ним.

Хотя Россия по-прежнему признает «Талибан» террористической организацией, российское правительство с 2016 года возобновило контакты с талибами. Делегация талибов несколько раз посещала Россию и встречалась с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов объяснил причины контактов российских официальных лиц с талибами. Первая состоит в том, что национальные интересы России в регионе находятся под угрозой, вторая — в том, что талибы требуют вывода войск НАТО из Афганистана, и третья — что Россия готова заменить США в урегулировании ситуации в стране.

Ли Вэйцзянь, заместитель председателя Китайского ближневосточного общества, считает, что «Талибан» изменился по сравнению с тем, каким он был 20 лет назад, и надеется, что международное сообщество поменяет свое первоначальное мнение о нем, но вопрос о том, смогут ли его заявленные обещания быть выполнены, требует дальнейшего наблюдения. Стабильность Афганистана связана с ситуацией в области безопасности в регионе. С одной стороны, соседние страны должны уделять пристальное внимание политике талибов, но с другой, — быть готовыми к неожиданным поворотам. Если возможно, они также должны вести ситуацию в Афганистане к развитию в позитивном направлении.

Что беспокоит соседние страны?

Соседние страны пристально следят за тем, какие меры «Талибан» примет с точки зрения структуры режима и национального управления, и ожидают, что он как можно скорее найдет точки соприкосновения с другими фракциями, стабилизирует внутреннюю ситуацию, прекратит отношения с террористическими организациями и улучшит внутреннюю экономику и материальные условия жизни населения. Принимая во внимание то, что ситуация в Афганистане по-прежнему остается неопределенной, соседние страны сталкиваются с такими проблемами, как перенос активности террористов из Афганистана в другие страны, влияние политической ситуации в стране на их афганские инвестиционные проекты и поток новых беженцев.

Андрей Кортунов, директор Российского совета по международным делам, сказал, что то, сможет ли «Талибан» проявить гибкость по отношению к силам оппозиции, прямо повлияет на мирный процесс в Афганистане. Даже если талибы готовы сотрудничать с другими силами, они не обязательно получат положительный отклик со стороны всех политических фракций. Если «Талибан» не сможет стабилизировать ситуацию как можно скорее после захвата власти, террористические организации, такие как «Исламское государство» (террористическая организация, запрещена в РФ, прим. пер.), могут воспользоваться возможностью, чтобы создать хаос.

Су Чан, научный сотрудник из Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук, считает, что, если «Талибан» после захвата власти будет продолжать международным террористическим организациям действовать внутри страны, это окажет большое негативное влияние на безопасность Центральной Азии. Долгое время Афганистан был базой террористических организаций из Центральной Азии, Ближнего Востока, Кавказа и других регионов. Эти организации полноценно осели в стране после того, как остатки «Исламского государства» вошли в Афганистан, и их цели более четкие, их боеспособность выше, им сложнее противостоять.

Страны Центральной Азии, такие как соседний с Афганистаном Таджикистан, ведут серьезную борьбу с терроризмом, усиливая пограничный мониторинг и контроль, и проводят серию военных учений для предотвращения расширения террористической деятельности, которая ведется в Афганистане.

Кроме того, в последние годы страны Центральной Азии активно участвовали в экономическом строительстве Афганистана, не только вовлекаясь в крупные проекты в области инфраструктуры, но и сотрудничая в сферах энергетики и торговли. Афганскому режиму грозят перемены. Будет ли продолжаться торгово-экономическое сотрудничество между странами Центральной Азии и Афганистаном и каким образом — это еще большой вопрос.

Военные действия в Афганистане в последние месяцы вынудили многих афганцев бежать в соседние страны, такие как Пакистан и Иран. Усилится ли проблема беженцев в будущем — зависит от того, как «Талибан» будет относиться к различным фракциям и удастся ли ему восстановить стабильность и порядок в стране как можно скорее.

Какое влияние это окажет на Китай?

Член Государственного совета КНР и министр иностранных дел Ван И заявил во время телефонных переговоров с госсекретарем США Энтони Блинкеном 16 августа, что Китай готов поддерживать связь и диалог с США для содействия реализации мягкого урегулирования афганского вопроса, чтобы избежать повторения гражданских войн или гуманитарных катастроф в Афганистане; чтобы тот больше не становился рассадником и убежищем для терроризма; а также чтобы поощрить Афганистан к созданию открытой и терпимой политической структуры, которая будет соответствовать его национальным условиям. Соединенные Штаты должны сыграть конструктивную роль в оказании помощи «Талибану» в стабилизации, предотвращении хаоса и восстановлении мира. Спешный вывод войск США в предыдущий период оказал серьезное негативное влияние на ситуацию в Афганистане. Если следующим шагом будет повторное создание новых проблем, это не будет ответственным подходом.

Официальный представитель министерства иностранных дел КНР Хуа Чуньин сказала, что Китай обратил внимание на заявление талибов о том, что война в Афганистане окончена, и они будут вести переговоры о создании открытого и терпимого исламского правительства и предпринимать ответственные действия для обеспечения безопасности афганских граждан и иностранных миссий в Афганистане. Китай надеется, что эти заявления будут выполнены, чтобы обеспечить плавный переход передачи власти в Афганистане, пресечь все виды терроризма и преступных действий, уберечь афганский народ от военной смуты и помочь им восстановить свою прекрасную родину.

Большинство китайских граждан в Афганистане уже покинули страну. Посольство Китая в Афганистане объявило 16 августа, что не получало никаких отчетов о жертвах среди китайских граждан в стране. Оно обратилось к различным группировкам в Афганистане с просьбой гарантировать безопасность китайских граждан, китайских учреждений и интересов Китая в стране. Посол Китая в Афганистане Ван Юй сказал, что посольство продолжит рекомендовать некоторым оставшимся в Афганистане гражданам уехать и вернуться в Китай.

В отношении «Талибана» Китай сделал четкое заявление. Когда Ван И встретился с муллой Абделем Гани Барадаром, он отметил, что «Талибан» является ключевой военно-политической силой в стране и, как ожидается, будет играть важную роль в процессе стабилизации и мира, примирения фракций и восстановления в Афганистане. Китай надеется, что «Талибан» сможет полностью отмежеваться от всех террористических организаций, таких как «Исламское движение Восточного Туркестана» (террористическая организация, запрещена в РФ, прим. пер.), и будет решительно и эффективно противостоять им, устраняя препятствия на пути к региональной безопасности, стабильности и сотрудничеству в целях развития, а также сможет сыграть активную роль в создании благоприятных условий для населения.

Эксперты считают, что Китай всегда активно поддерживал процесс мирного решения конфликтов и восстановления Афганистана и играл в этом важную и конструктивную роль. Китай никогда не вмешивался во внутренние споры в Афганистане, не вмешивался в его внутренние дела, не отправил ни одного солдата в страну, чем заслужил признание различных политических сил в Афганистане.

Ли Цинъянь, младший научный сотрудник Китайского института международных исследований, сказал, что встреча Вана И и Барадара в Тяньцзине укрепила взаимные договоренности в области сотрудничества между двумя сторонами и заложила прочную основу для будущего взаимодействия между Китаем и «Талибаном» в области афганского национального восстановления.

Сунь Пин (孙萍) — главный консультант по вопросам Азии и Европы в Международном отделе информационного агентства «Синьхуа».

__________

* — террористическая организация, запрещена в РФ, прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.