Экономический подъем в Европе — дело непростое. Чтобы для восстановления экономики не иссякла энергия, нам нужны надежные цепи поставок. В особенности это относится к снабжению сырьевыми ресурсами. Быстрорастущий спрос на сырье приводит сейчас к его нехватке и росту цен.

Помимо трудно предсказуемого исхода пандемии коронавируса, три основных фактора представляют опасность для подъема экономики: инфляция, повышение налогов и планируемые углеродные пошлины. Я же в свою очередь вижу три стратегических решения, которые помогут обеспечить восстановление конъюнктуры: во-первых, дальнейшее открытие рынков, во-вторых, повышение надежности обеспечения ресурсами, и в-третьих, увеличение доли возобновляемых источников энергии в экономике. 

Германия как самая мощная экспортная нация Европы должна осознать потенциалы роста, основанные на сотрудничестве с Россией. Как председатель Германо-Российской внешнеторговой палаты (ВТП), самого большого зарубежного экономического сообщества в России более чем с тысячью членов, я выступаю за пересмотр санкций по отношению к России. И в этой позиции я не одинок. За то же самое выступают 92% компаний-членов ВТП. Санкции следует шаг за шагом отменять и лучше всего полностью. Но для повторного сближения должно быть два партнера. Россия должна ясно показать, что она начала работать над разрядкой конфликта на востоке Украины. Только тогда можно будет, наконец, ослабить санкционные гайки. 

В том, что касается надежного обеспечения ресурсами, то с учетом климатических целей ЕС я выступаю за то, чтобы Европа сконцентрировалась на собственных возможностях. Несмотря на то, что Европейская комиссия постоянно сокращает инвестиции в добычу нефти и газа, предприятия и граждане в ближайшие годы по-прежнему будут в значительной степени зависеть от ископаемого сырья. Ведь большинство транспортных средств в Европе работают на бензине или дизельном топливе. Европейская промышленность также зависит от надежного снабжения нефтью и газом. 

Поэтому введение в эксплуатацию балтийского газопровода «Северный поток — 2», идущего из России в Германию, — это важная веха в обеспечении надежного энергоснабжения Европы. Тут речь ни в коем случае не идет о создании в будущем транзитных монополий. Напротив, «Северный поток — 2» способствует диверсификации энергоснабжения. Само собой разумеется, что и газопроводы, идущие по Украине в Западную Европу, должны быть сохранены и модернизированы. 

Сейчас на газовом рынке мы видим высокие цены и пустые хранилища. Недостаток запасов объясняется не только суровой зимой. В большей степени это следствие сокращения объемов сжиженного газа (СПГ) и уменьшения импорта из России, так как там возникли технические трудности на одной из установок сжижения газа в Северной Сибири. Если бы «Северный поток — 2» уже функционировал, а его ввод в эксплуатацию не был бы задержан по политическим мотивам, то этих проблем с поставками не возникло бы.

Европа совершенно правильно делает ставку на такие возобновляемые источники энергии, как водород. Но я предостерегаю от узколобого представления о том, что только «зеленый» водород из возобновляемых источников является экологически чистым. Если мы хотим и в будущем иметь надежное энергоснабжение из возобновляемых источников, то мы не сможем обойтись без водорода, производимого из природного газа с помещением возникающего при этом углекислого газа в подземные хранилища. К сожалению, ЕС сам себе создает искусственные границы, запрещая подземное хранение углекислого газа в почти всех странах-членах, в том числе в Германии и Австрии. 

Как сказал русский писатель Николай Гоголь: «Простодушная толпа без рассуждения кидается на блестящее». Хранение СО2 в подземных резервуарах может быстро и сравнительно недорого снизить его выбросы в атмосферу. Этим шансом мы должны воспользоваться. 

Европа не может позволить себе отказаться от водорода из ископаемых источников, если мы не хотим подвергать опасности наш экономический подъем и намерены достичь своих климатических целей. Поэтому я предлагаю заключить с Россией водородный альянс. У нас есть ноу-хау, у России — месторождения газа. Подобное разделение труда уже хорошо зарекомендовало себя в прошлом. ВТП готова внести свой вклад в это дело. Мы уже провели некоторые подготовительные работы.

Инициативная группа ВТП сводит немецкие и российские компании в поиске пилотных проектов для производства водорода. Если нам удастся в ближайшее время осуществить эти проекты, то у нас будет шанс поддерживать стратегическое партнерство наших двух стран в энергетике в течение десятилетий. На политической арене также происходят позитивные сдвиги — в апреле этого года было подписано соглашение о намерениях между федеральным министерством экономики Германии и российским министерством энергетики, в котором говорится о создании германо-российской рабочей группы по развитию возобновляемых источников энергии. Это шаг в правильном направлении. 

Сосредоточиться только на «зеленом» водороде, как бы желательно это ни было, в средней перспективе не получится. Нам будет нужен водород из сырья всех цветов и мастей. И поэтому я приветствую слова федерального министра экономики Петера Альтмайера, произнесенные им на Германо-Российской сырьевой конференции, что «синий» водород можно использовать как временную технологию в переходный период.

Нам необходимо сырьевое партнерство между ЕС и Россией для долгосрочного обеспечения роста промышленности. Не будем себя обманывать: электричества из возобновляемых источников не хватит, чтобы в обозримом будущем производить достаточное количество «зеленого» водорода для промышленности ЕС по конкурентоспособным ценам. Поэтому без альянса с такими газовыми странами, как Россия, нам не обойтись. Российские месторождения находятся в непосредственной близи от европейских рынков сбыта. Этим огромным преимуществом мы должны воспользоваться ради дальнейшего подъема нашей экономики.

Райнер Зееле (Rainer Seele) — председатель Германо-Российской внешнеторговой палаты и исполнительный директор компании OMV AG.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.