Похоже, Северная Корея возобновила работу своего реактора по производству плутония в Йонбёне. Этот шаг позволит стране-изгою увеличить свой арсенал ядерного оружия, о чем заявило Международное агентство по атомной энергии.

О возобновлении работы предприятия сообщается в ежегодном докладе МАГАТЭ о деятельности Северной Кореи в ядерной сфере. Это создает новые проблемы президенту Байдену в области внешней политики, наряду с опасным уходом США из Афганистана и тупиковой ситуацией на переговорах с Ираном о возвращении к соглашению о ядерной сделке от 2015 года.

«В начале июля появились определенные признаки, свидетельствующие о работе реактора, включая выбросы охлаждающей воды», — говорится в докладе агентства ООН.

По всей видимости, реактор в Йонбёне бездействовал с декабря 2018 по начало июля 2021 года, отмечается в докладе. Признаки работы реактора совпали по времени с появлением информации о том, что Северная Корея в близлежащей лаборатории занимается выделением плутония из удаленного из реактора отработанного топлива.

МАГАТЭ, чьих инспекторов Северная Корея выгнала в 2009 году, назвало эти события крайне тревожными и заявило, что это явное нарушение резолюций Совета Безопасности ООН.

Высокопоставленный представитель администрации Байдена отметил, что США согласны с точкой зрения агентства. «В этом докладе подчеркивается необходимость срочно начать диалог и задействовать дипломатию, чтобы мы могли добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова», — сказал он.

Представительство Северной Кореи в ООН не ответило на просьбы дать комментарий.

«По всей видимости, это указывает на то, что Северная Корея возобновила производство плутония для своей программы по созданию ядерного оружия», — сказал Гэри Сэмор (Gary Samore), руководящий Центром ближневосточных исследований при Брандейском университете.

«У Северной Кореи уже имеются существенные запасы ядерного оружия, но эти события свидетельствуют, что она хочет увеличить свой ядерный арсенал», — добавил Сэмор, прежде работавший экспертом по оружию массового уничтожения в Совете национальной безопасности.

Администрация Байдена заявила о своей готовности начать переговоры с Пхеньяном по его программе ядерного оружия, однако Северная Корея предложение Вашингтона не приняла.

Разъясняя свою позицию, Белый дом отметил, что он реализует выверенную стратегию, пытаясь найти компромиссный вариант между политикой саммитов на высшем уровне, которую проводил Трамп, и терпеливым отношением администрации Обамы.

Но бывшие официальные лица заявляют, что переговоры с Северной Кореей для президента Байдена являются менее срочным делом, чем поиск путей для восстановления ядерной сделки с Ираном, преодоление последствий от вывода войск из Афганистана и продолжение дискуссий с Россией о контроле вооружений.

«Работа в Йонбёне показывает, что северокорейскую программу ядерного оружия нельзя игнорировать, и что она должна стать более значимым приоритетом для администрации Байдена», — сказал бывший чиновник Госдепартамента Джоэл Вит (Joel Wit), ныне работающий научным сотрудником в вашингтонском аналитическом Центре Стимсона.

Бывший директор Национальной лаборатории в Лос-Аламосе Зигфрид Хекер (Siegfried Hecker), являющийся экспертом по северокорейской ядерной программе, полагает, что у этой страны от 20 до 60 единиц ядерного оружия, в которых используется плутоний и высокообогащенный уран.

В 2019 году, когда состоялась встреча между президентом Дональдом Трампом и северокорейским руководителем Ким Чен Ыном, Пхеньян предложил закрыть комплекс в Йонбёне, в состав которого входит реактор и другие объекты. Взамен он попросил о снятии санкций. Администрация Трампа это предложение отвергла, назвав его недостаточным.

«Бездействие ключевых объектов в Йонбёне, по всей видимости, связано с заявлением Ким Чен Ына, сделанным на саммите в Ханое, когда он предложил закрыть Йонбён, — сказал бывший высокопоставленный руководитель из Госдепартамента Роберт Эйнхорн (Robert Einhorn), участвовавший в переговорах с Северной Кореей. — возобновление работы реактора и предприятия по переработке может указывать на то, что Ким не видит перспектив ядерной сделки».

В июне генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси (Rafael Grossi) сказал, что есть признаки возобновления работы по выделению плутония из отработанного ядерного топлива. Однако в то время не были никаких указаний на то, что реактор в Йонбёне снова заработал.

В январе лидер Северной Кореи изложил план по модернизации ядерной техники, включая разработку миниатюрного ядерного оружия и атомных подводных лодок.

Ким сталкивается с нарастающими проблемами внутри страны. Он признает, что летом там возник дефицит продовольствия, что Северной Корее трудно выживать в условиях жестких международных санкций, и что в прошлом году она закрыла границы, чтобы остановить распространение коронавируса.

Представитель администрации Байдена по Северной Корее заявил в понедельник во время поездки в Южную Корею, что он готов в любой момент встретиться с северокорейскими коллегами, и подчеркнул, что у Вашингтона нет никаких «враждебных намерений» в отношении Пхеньяна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.