Полякам потребуются дополнительные поставки газа на фоне трансформации энергетической отрасли, учитывающей использование этого сырья в 2020-х годах. Один из источников — это реверс на газопроводе «Ямал — Европа», однако, неизвестно, станет ли Польский нефтегазовый концерн (PGNiG) подписывать договор или ограничится спотовыми поставками, которые реализуются уже сейчас. Я спросил об этом председателя правления PGNiG Павла Маевского (Paweł Majewski) на одном из заседаний Экономического форума в Крынице. «Следует помнить, что газ в любом случае останется российским, однако, покупать его мы будем не на основе Ямальского договора», — сказал он, добавив, что сообщить больше подробностей ему не позволяет коммерческая тайна.

В прошлом я уже писал, что в 2023 году, когда Ямальский договор утратит силу, в связи с ростом спроса на газ в Польше нам понадобится дополнительно 2,1 — 3,8 миллиарда кубометров газа. Часть объема может поступать реверсом по газопроводу «Ямал — Европа». Ничего революционного в этом нет: Польский нефтегазовый концерн уже сейчас получает примерно 2 миллиарда кубометров газа с немецкой биржи благодаря спотовым закупкам.

Поставки с этого направления в период, когда цены не поднимались на рекордно высокий уровень, как сейчас, оказывались более выгодными, чем закупки в рамках долгосрочного договора с Газпромом. Существует возможность их нарастить. Уже сейчас в партиях газа, которые получает PGNIG, наверняка есть молекулы из «Северного потока — 1», в будущем то же самое будет с молекулами из «Северного потока — 2».

Революционные изменения могли бы заключаться в подписании договора с немецкой компанией. Краткосрочный контракт на небольшие объемы был бы более выгодным с экономической точки зрения при условии, что он бы не подписывался с Газпромом или фирмой, каким-либо образом связанной с концерном (например, клиентом «Северного потока — 2»). Существует вероятность, что спорный газопровод в 2023 году уже будет запущен, а партнеры россиян постараются окупить свои вложения в финансирование этого предприятия при помощи привлекательных цен поставок из России. Они смогут предложить низкие контрактные цены, которые, возможно, окажутся более привлекательными, чем биржевые предложения или иные контракты, например, с Норвегией.

Газпром будет иметь возможность оказывать воздействие на ситуацию, ограничивая предложение посредством опорожнения западноевропейских газохранилищ, способствуя дополнительному повышению цен и преподнося «Северный поток — 2» как единственное решение проблемы.

«Это игра, которую ведет поставщик, Газпром, призванная оказать давление в вопросе газопровода и процесса его сертификации. Наши хранилища позволяют обеспечить безопасность поставок», — говорил в Крынице Майевский.

Контракт Польского нефтегазового концерна с компанией, зависимой от Газпрома в Германии, несет в себе риск столкновения с подобными махинациями в будущем. По этой причине дальнейшие спотовые закупки или договор с фирмой, которая не зависит от россиян, стали бы лучшей гарантией того, что повышенный спрос на газ в Польше будет покрыт безопасным образом и в соответствии с политикой диверсификации.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.