В настоящее время Саудовская Аравия и Россия движутся в сторону большего сближения за счет укрепления совместного сотрудничества, особенно в военной сфере. Оно несет в себе множество посланий, адресованных союзникам Эр-Рияда во главе с США и отражающих четкие изменения во внешней политике королевства после многих лет.

Около двух недель назад заместитель министра обороны Саудовской Аравии Халед бен Салман и замминистра обороны России Александр Фомин подписали соглашение, направленное на развитие двустороннего военного сотрудничества. Событие состоялось в рамках международного военно-технического форума «Армия-2021», который проходил под эгидой Минобороны России с 22 по 28 августа в московском военном комплексе «Патриот».

Во время встречи с российским министром брат наследного принца Саудовской Аравии сказал: «Хотел передать от своего руководства нашу настроенность на продолжение укрепления отношений, которые исторически сложились между нашими странами. Я уверен, что в будущем мы будем продолжать развивать и укреплять эти отношения, отвечая чаяниям наших народов и реализуя их».

Это далеко не первое соглашение такого рода, что побудило влиятельных саудовских экспертов задуматься о последствиях новой политики Эр-Рияда для его отношений с Вашингтоном. Как известно, в последнее время в них царит напряженность, несмотря на регулярные позитивные заявления официальных лиц двух стран.

Лёд тает

За последнее десятилетие отношения между Эр-Риядом и Москвой пережили череду взлетов и падений по причине расхождения в позициях по многим вопросам. В первую очередь это касается сирийского файла, где между ними наблюдается явное соперничество, а ситуация в Ливии лишь усугубила разногласия.

Однако вскоре произошли геополитические изменения, способствовавшие появлению новых подходов в политике региональных держав. Позиции стран Персидского залива по сирийскому досье разделились, в отличие от войны в Йемене и эскалации конфликта с Тегераном.

Путь к сближению начался вместе с кризисом ОПЕК и сокращением добычи нефти для поддержания относительной стабилизации рыночной ситуации после шока, вызванного пандемией и избытком нефти на мировом рынке в 2016 году. Иран, Россия и Саудовская Аравия приняли решение сократить добычу нефти примерно на год (с мая 2017 года), и это была первая сделка такого рода между конкурирующими странами из ОПЕК и независимыми производителями нефти.

Государства поддерживали друг друга на мировой арене. Так, Саудовская Аравия выступила против эмбарго в отношении Москвы и воздержалась в ходе голосования по резолюции ООН, осуждающей российское военное вмешательство на Украине. В свою очередь, Москва поддержала Эр-Рияд во время кризиса в отношениях с Канадой в 2018 году и закрыла свое дипломатическое представительство в Йемене.

В то время как весь мир осуждал Королевство в связи с убийством саудовского оппозиционера Джамаля Хашогги в консульстве его страны в Стамбуле в октябре 2018 года и обвинял лидеров государства в причастности к преступлению (на это указывают результаты расследования), Кремль принял другое решение. Президент Путин так прокомментировал возникший кризис: «Мы не знаем, что произошло на самом деле и поэтому не можем предпринять шаги, которые нанесут ущерб нашим отношениям с Саудовской Аравией».

После более чем 12-летнего перерыва последовал второй визит Путина в Эр-Рияд, через месяц после атаки беспилотников на нефтяные объекты Aramco в сентябре 2019 года. Кульминацией визита стало подписание множества соглашений о сотрудничестве в различных областях.

Региональный и глобальный контекст

Невозможно рассматривать саудовско-российское сближение в отрыве от ускоряющихся сдвигов на мировой арене. Так, новая политика США в отношении ближневосточных файлов подтолкнула саудовцев к расширению круга союзников и выходу из американской тени.

Изменения начались в первый президентский срок Барака Обамы (возглавлял Соединенные Штаты с 2009 по 2017 год). Как известно, его администрация приняла на вооружение новую концепцию стратегической безопасности, основанную на поиске мирных решений с целью минимизации издержек региональных конфликтов. Она предполагала расширение зоны влияния Ирана на региональном уровне. Однажды американский президент заявил: «Мы смотрим на Иран как на влиятельную региональную державу».

Тенденция усилилась благодаря пренебрежению Вашингтона относительно иранского вмешательства в южный Ирак и установления контроля над значительной частью его территории, когда страна была разделена по религиозному признаку, хотя и не официально. Это представляло серьезную угрозу для безопасности стран Персидского залива, в то время как сменявшие друг друга американские администрации продолжали хранить молчание.

Изменение американской позиции по сирийскому досье было одним из важнейших факторов, повлиявших на сближение Саудовской Аравии и России, поскольку новая политика Вашингтона в значительной степени игнорировала интересы стран Персидского залива, которым теперь угрожает расширение иранского влияния.

Сегодня Эр-Рияд утвердился во мнении, что полагаться на Вашингтон в качестве сильного союзника перед лицом иранской угрозы стало рискованным делом в свете тех региональных и международных перемен с приходом к власти в США новой администрации во главе с Джо Байденом. Он нацелен на сближение с Тегераном и возрождение ядерного соглашения, решение о выходе из которого когда-то принял бывший президент Дональд Трамп. Это и стало для Саудовской Аравии ключевым стимулом для поиска других партнеров.

Давление на Вашингтон

В статье на веб-сайте Института арабских государств Персидского залива Роберт Мейсон, научный сотрудник одного из проектов в Ланкастерском университете, утверждает: «Хотя детали военного соглашения между Эр-Риядом и Москвой не были раскрыты в кулуарах форума, этот шаг не противоречит давнему стремлению саудовцев к относительной независимости путем закупки оружия у ключевых международных игроков и создания сети партнерств вместо того, чтобы полагаться исключительно на Соединенные Штаты».

По его словам, причиной обострения отношений Саудовской Аравии с американским союзником стали изменения в дипломатии последнего на иранском направлении, с одной стороны, и его позиция по отношению к «арабской весне», с другой, поскольку саудовцы были разочарованы неспособностью Соединенных Штатов помочь Египту во время свержения президента Хосни Мубарака.

Та же ситуация прослеживается на сирийском треке, где Эр-Рияд надеялся на усиленное американское военное вмешательство с целью помешать иранским силам расширить зону своего влияния за счет сближения с президентом Башаром Асадом и молчаливого союза с Россией, однако этого не произошло. Напротив, американская позиция все больше противоречила интересам национальной безопасности Саудовской Аравии.

Затем последовали решения приостановить продажу американского оружия Саудовской Аравии, вернуться к ядерному соглашению, новая волна критики из-за убийства Хашогги, прекращение поддержки войны в Йемене и, наконец, вывод войск из Афганистана. Все это способствовало созданию тревожной атмосферы в отношениях двух стран.

В свете напряженности, омрачившей отношения Вашингтона и Эр-Рияда, Королевство приняло новую стратегию. В ней можно выделить два аспекта. Первый связан с реформированием отношений с американцами через реагирование на ряд моментов, включая примирение с Катаром и начало серьезных переговоров с Тегераном для заключения сделки. Тем временем второй аспект имеет главным образом экономический характер: Эр-Рияд расширил сотрудничество в области энергетики и укрепил отношения с крупными нефтяными компаниями в регионе во главе с российскими.

По мнению сотрудника Ланкастерского университета, возможно, во время визита заместителя министра обороны Халеда бен Салмана в американскую столицу в июле Эр-Рияд проинформировал Вашингтон о соглашении с русскими из опасения попасть в круг врагов Америки посредством санкций. Тогда саудовский представитель встретился с госсекретарем Энтони Блинкеном, министром обороны Ллойдом Остином, советником по национальной безопасности Джейком Салливаном и председателем Объединенного комитета начальников штабов Марком Милли.

Вне всякого сомнения, возвращение России на Ближний Восток в качестве одного из наиболее заметных игроков послужило для саудовцев хорошим стимулом для укрепления отношений с этим государством. С другой стороны, по мнению Москвы, союз с Королевством является эффективным шагом на пути к восстановлению статуса в регионе, имеющем важное геополитическое положение.

Стремление Саудовской Аравии к сближению с Москвой косвенно сигнализирует американцам о необходимости пересмотреть подход к вопросам, затрагивающим саудовские интересы и национальную безопасность. Можно ожидать, что это отразится на действиях США в регионе в ближайшее время.

Тем не менее маловероятно, что Эр-Рияд предпримет какие-либо новые шаги по эскалации конфликта, которые поставили бы под угрозу его отношения с Вашингтоном. Не исключено, что Королевство продолжит постепенное сближение с Москвой, и это поможет сохранить баланс в отношениях между двумя державами и избежать опасного развития событий.

Будущее сближения

Вряд ли нынешнее сближение между Саудовской Аравией и Россией в течение длительного времени будет демонстрировать такой же успех, особенно если страны попытаются перейти к политическому союзу.

Как следствие, устойчивость сближения должна основываться на нескольких факторах, главным из которых являются общие интересы по многим вопросам. Это основа преемственности и безопасности.

Согласно такому видению, совместные файлы могут играть ключевую роль в укреплении отношений, но нельзя полагаться на них полностью, поскольку стороны могут вернуться к нулевой точке, как это произошло в 1990 году.

Все может сдвинуться с мертвой точки, если к этому сотрудничеству присоединятся другие стороны, то есть игроки, поддерживающие хорошие отношения с обеими странами. Это Китай, Франция, Индия, Пакистан и Турция. Возможно, в таком случае будет создан новый региональный альянс.

Наконец, существуют важные переменные, определяющие будущее сближения Эр-Рияда и Москвы. Первая — это позиция Америки в отношении данного сближения, так как у Вашингтона есть множество рычагов давления, способных изменить ситуацию, не говоря уже о политических предпочтениях России, где все больше склоняются в пользу Тегерана. Такова дилемма, способная наложить ограничения на масштаб сближения стран в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.