Каталонию и Россию в последние годы связывает нечто вроде романа, но ухаживание в этом романе какое-то неравное, прерывистое и прячущееся от посторонних глаз. Как только всерьез пошел индепендистский процесс, у двух сторон проснулся внезапный взаимный интерес. Влиятельные люди поддерживали контакты между Барселоной и Москвой. И хотя Кремль отрицает вмешательство в дела Испании, а «устроители контактов» не входили в правительства России и Каталонии, правда состоит в том, что это Кремль сделал первый шаг.

Почувствовав признакам слабости ЕС, Кремль тотчас заинтересовался каталонским конфликтом, применив имеющиеся у него инструменты общественной дипломатии. Женералитет (высший орган каталонского автономного самоуправления в составе Испании — прим. ред.), несмотря на свое стремление к международному признанию, не намеревался сразу откликаться на эти «ухаживания» России. Бывшее руководство Каталонии даже специально дистанцировалась от так называемой «русской интриги» в сепаратистском «процессе» отделения Каталонии от Испании, который возглавляло окружение бывшего президента Женералитета — Карлеса Пучдемона.

Отношения, которые удалось сделать прозрачными для общественности благодаря судебным расследованиям в Барселоне и Мадриде, строились в два этапа.

Осенью 2017 года заправилы Женералитета Пучдемон и Ориол Жункерас вновь бросили свой вызов испанскому правительству, призвав к незаконному референдуму о независимости Каталонии. Перед самой «всенародной консультацией» по поводу отделения агенты элитной группы российской разведки (подразделение 29155) предположительно (мы об этом точно не знаем) переехали в Каталонию. Пока неизвестно, с какой целью.

Деятельность этого шпионского подразделения, связанную с дестабилизирующими маневрами в Европе, расследовал Национальный суд Испании, который закрыл дело из-за отсутствия доказательств. Полиция не смогла предоставить солидные улики, кроме заявлений неких «конфидентов» (то есть лиц, пользовавшихся доверием сепаратистов).

Каталонское правительство тем временем жаждало поддержки для своего сепаратистского проекта со стороны ну хоть каких-нибудь иностранных МИДов. Это стало кульминацией многолетней работы параллельного дипломатического механизма, который теперь расследуют компетентные органы: Счетная палата требует 5,4 миллиона евро от сепаратистов, растративших эти государственные деньги на продвижение сепаратистского процесса.

Вот этом-то контексте и были установлены неофициальные контакты с лицами, предположительно связанными с российским государством. «Но не только с Россией. Каталонцы добивались признания от всех, кто хоть что-то из себя представлял и чьи слова можно было выдать за „установление отношений". Они искали таких людей в США. В Израиле. В европейских странах», — говорит бывший чиновник каталонского Женералитета.

Руководители «внешнеполитической акции» правительства уверяют, что они отговаривали начальство от поиска таких «отравленных подарков», ведь признание некоторых в современном мире бывает опасным.

«Мы видим заинтересованность российского правительства в том, чтобы использовать Каталонию для подрывных целей, атаковать с ее помощью ЕС. Кремлевские люди, говорят, пытались контачить с движением за независимость Шотландии. Вот перед такими людьми мы плотно закрыли дверь», — оправдывается один из управленцев Женералитета, работавший там до 2017 года. Каталонцы, похоже, так и не заметили, как к ним подобрались российские спецслужбы, но Женералитет почувствовал растущий интерес «российской мягкой силы» (СМИ, фондов, аналитических центров). Русские проявляли интерес к разговорам о конфликте в Каталонии. «Russia Today (а это поддерживаемая Кремлем телевизионная сеть) преследовала нас, чтобы взять у нас интервью. Но мы много раз говорили этим телевизионщикам „нет". С Россией нельзя иметь никаких контактов, выгода от них минимальна. Наш проект европейский», — объясняет этот источник.

Контакты с Россией остались в руках активистов-борцов за независимость с хорошими связями в каталонской исполнительной власти. Тем не менее эти активисты не входили в администрацию Каталонии. Это были люди типа Виктора Терраделласа, индепендиста с хорошими связями, который отвечал за международные отношения в партии Демократическая конвергенция Каталонии (либерально-индепендистская партия, которая много лет была сильна именно в каталонском регионе, в 2016 году переименована в Каталонскую европейскую демократическую партию — прим. ред.). «Когда он был у власти в Каталонии, Конвергенция свила обширную сеть контактов, особенно в европейском либеральном блоке», — объясняет бывший высокопоставленный чиновник.

Господин Терраделлас известен своей причастностью к предполагаемому нецелевому переводу средств, принадлежавших барселонскому городскому парламенту, в руководимый им фонд Catmón. Судья дал ордер на прослушивание телефона господина Терраделласа, в результате чего достоянием общественности стали весьма пикантные разговоры Терраделласа насчет того самого сепаратистского «процесса». 24 октября 2017 года — за несколько дней до неудавшегося провозглашения независимости Каталонии — глава некой «созданной во времена Горбачева» российской группировки якобы предложил предоставить каталонцам 10 000 солдат и погасить весь каталонский долг, если только Пучдемон реально отделит Каталонию от Испании.

Именно так описывал ситуацию в одном из своих телефонных разговоров Терраделлас, который в те дни оказывал давление на главу каталонского Женералитета, заверяя его у некоей российской поддержке, которая впоследствии так и не пришла. В мае 2018 года Terradellas должен был отправиться в Россию, чтобы встретиться с той самой «созданной при Горбачеве» группой и создать некую платформу криптовалют. Именно эта платформа якобы могла скоро обеспечить финансовую стабильность каталонскому правительству. Но поездка Терраделласа в Россию не состоялась: он был арестован за несколько дней до планировавшейся поездки.

Еще два нуля

Информация о связях между Россией и каталонскими индепендентистами впервые вышла на свет в октябре 2020 года в рамках расследования так называемого «дела Волоха». Тогда упоминание возможности отправки российских солдат было высмеяно. Посольство России в Испании иронизировало: «К цифре с количеством предложенных [каталонским сепаратистам] солдат следовало приписать два нуля справа». Ориол Жункерас также считал версию о российском вмешательстве «смешной» и называл Терраделласа «простачком». Но в течение 2017 года люди, близкие к сепаратистской партии Республиканские левые Каталонии, включая бизнесмена Ориола Солера, активно путешествовали в поисках иностранной поддержки для сторонников каталонской независимости. (Каталонец Солер посетил Санкт-Петербург.) Все это было частью разветвленного плана международных поездок с целью получить поддержку и ободрение из-за границы.

После крушения каталонских планов по обретению независимости русско-каталонский «роман» приобрел привкус поражения в стиле знаменитой битвы при Ватерлоо. В период с 2019 по 2020 год глава предоставляющего Пучдемону информацию офиса Жозеп Льюис Алай провел встречи с влиятельными людьми, близкими к Кремлю. Встречи проходили в Барселоне и Москве. «Встречи, которые у меня были в Москве, всегда проводились на высоком коммуникативном уровне и касались академической среды», — рассказывает Алай..

Действуя при помощи своего друга, русского бизнесмена Александра Дмитренко (Испания недавно отказала этому Дмитренко в гражданстве, поскольку он «получает поручения от российских спецслужб»), Алай признался в интервью New York Times, что провел встречи как минимум с тремя людьми: сотрудником кремлевской службы безопасности, сыном советника Владимира Путина и журналистом, который позже был назначен высокопоставленным чиновником по культурным связям правительства.

Этим журналистом был Евгений Примаков (до недавнего времени телеведущий программы «Международное обозрение», несколько месяцев назад назначен главой организации «Россотрудничество», внук покойного премьера Е.М.Примакова — прим. ред). "Поводом для встречи был разговор о текущих политических проблемах и организация интервью Пучдемона для российской телепрограммы, ведущим которой Евгений являлся. Интервью состоялось и вышло в эфир",- сказал он этой газете. (Телеведущий Евгений Примаков впоследствии подтвердил, что разговаривал с Алаем об интервью Пучдемона именно как журналист — в то время он еще не возглавлял «Россотрудничество», — никакой связи с «сепаратистами» у него не было, а возможность интервью с Пучдемоном была просто редким шансом для любого тележурналиста, которым Примаков и воспользовался, причем сам он на встречу с Пучдемоном не ездил — прим. ред.).

Сейчас деятельность Жозепа Льюиса Алая в рамках «дела Волоха» расследуется испанскими компетентными органами, как и деятельность Терраделласа и Солера. Из записей разговоров Алая становится ясно, что он радовался назначению Примакова: «Некоторые говорят, что этот пост [руководителя Россотрудничества] дает больше власти, чем позиция министра иностранных дел. Нам нужен был кислород в Москве», — пишет Алай своему адвокату Гонсало Бойе.

Алай предлагает, чтобы Пучдемон занял отстраненную позицию по ряду вопросов, которые могут быть раздражителями для Путина. «Есть там такой заколдованный треугольник ключевых вопросов: Белоруссия-Сноуден-Навальный. Нам нельзя в это впутываться. Я поделился своими мыслями [с бывшим главой Каталонии Пучдемоном], что тут есть момент для Москвы очень деликатный, сложный».

Отвечая на вопрос о своем влиянии на Пучдемона, Алай отвечает, что просто организует свои визиты экс-президента Женералитета за границу и его контакты с международными СМИ. «У меня есть определенный авторитет, который президент ценит и который он считает полезным для дела». Глава офиса Пучдемона настаивает, что нет ничего незаконного в его контактах с Россией, ведь эта страна — законное действующее лицо на международной арене: «Как и многие страны, Россия проявила интерес к каталонскому конфликту. А мы просто не можем себе позволить роскошь отказываться от общения со странами, которые проявляют интерес к Каталонии».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.