Среди первых русских, прибывших в Кабул после захвата власти талибами, был Максим Шугалей. Это таинственный деятель, работающий на союзника Кремля Евгения Пригожина, которого Соединенные Штаты обвиняют во вмешательстве в выборы 2016 года.

Политолог и социолог Шугалей приехал в афганскую столицу искать сферы сотрудничества между талибами и возглавляемой бизнесменом Пригожиным организацией. Пригожин близок к российскому президенту Владимиру Путину и является одним из самых влиятельных игроков в политических кругах России. Шугалей встретился с высокопоставленными руководителями из этой исламистской группировки, и также провел серию социологических опросов и интервью, чтобы определить, какие у Москвы имеются возможности.

«Открыты все пути для полномасштабного сотрудничества, и именно поэтому я здесь», — написал Шугалей из Кабула в редакцию «Уолл Стрит Джорнал», дав понять, что созрели условия для налаживания более обширных политических и экономических отношений с движением «Талибан» (Террористическая организация, запрещена в РФ. — Прим. ИноСМИ).

Необычный карьерный путь 55-летнего Шугалея из Ливии на Мадагаскар, а теперь и в Афганистан дает возможность понять, как Москва заводит друзей и влияет на правительства в тех местах, где власть США ослабевает.

Этот человек обычно называет себя исследователем, попадающим в бурю неподконтрольных ему событий. В Триполи его год с лишним продержали в тюрьме, обвинив в шпионаже, после чего о нем был снят фильм «Шугалей», показанный по российскому телевидению, когда он находился в заключении.

Однако Шугалей, предпочитающий короткую военную стрижку и темные футболки, работает под непосредственным руководством Пригожина. Вместе они сформировали одно из самых эффективных объединений фрилансеров, реализуя на практике стратегические цели Путина в области внешней политики, о чем рассказывают американские и прочие западные источники.

Расследование Мюллера по вопросу президентских выборов 2016 года пришло к выводу, что бывший ресторатор Пригожин, известный как «повар Путина», получил многочисленные государственные контракты на сотни миллионов долларов и финансировал в Санкт-Петербурге фабрику троллей, которая пыталась повлиять на исход голосования в США. Американские разведывательные органы говорят, что он поддерживает тесные связи с российскими спецслужбами, а его основным рычагом воздействия является частная военная компания Вагнера, отправляющая наемников в Сирию, Ливию и на Украину. В прошлом году Министерство финансов ввело против Пригожина санкции, заявив, что он финансирует ЧВК Вагнера, и назвав эту компанию доверенной организацией российского Министерства обороны.

В последнее время ЧВК Вагнера распространила свою деятельность на Судан и Центральноафриканскую Республику, о чем говорят близкие к ней источники. Правительство Мали также послало запрос на услуги этой компании в сфере безопасности в связи с тем, что Франция готовится к сокращению численности своей группировки войск в районе Сахеля. Об этом рассказали российские официальные лица.

Близкие к Министерству обороны россияне говорят, что ЧВК Вагнера организовал и финансирует Пригожин, хотя сам он все связи с ней отрицает.

Шугалей, ныне являющийся президентом созданного Пригожиным Фонда защиты национальных ценностей, помогает распространять мягкую силу России в тех местах, где ослабевает влияние США. Делает он это так, чтобы нельзя было выявить никаких прямых связей с Кремлем.

«Максим Шугалей — это одновременно независимый агент, посредник и координатор деятельности российского государства», — сказал Сэмюэл Рамани (Samuel Ramani), работающий научным сотрудником в британском аналитическом центре Королевский Объединенный институт оборонных исследований.

Во время своего семидневного визита в Афганистан Шугалей провел свыше 100 интервью с афганцами, расспрашивая их об отношении к талибам и к свергнутому правительству, которое пользовалось поддержкой американцев. Он встречался с пресс-секретарем «Талибана» Забиуллой Муджахидом (Zabiullah Mujahid) и с одобрения талибов приступил к разработке плана по открытию филиала пригожинского аналитического центра.

«Мне было важно понять, есть ли у талибов необходимые предпосылки для создания полноправного государства, — сказал Шугалей. — Я могу сказать, что у большинства людей позитивные ожидания».

Пригожин вспоминал беседы с Шугалеем, в ходе которых ученый описал нарастающее в Афганистане возбуждение в связи с возвращением «Талибана».

«Они вышвырнули проклятых американцев, которые бегут как крысы, думая, что их корабль тонет, — заявил Пригожин в августе. — Максим проводит встречи и с удовольствием гуляет по городским улицам».

Миссия Шугалея в Афганистане проходит в соответствии со сценарием, разработанным в 2018 году, когда он начал сотрудничать с Пригожиным.

Его отправили в Африку продвигать российские интересы и противодействовать влиянию США и Франции, как говорят американские чиновники и аналитики. В документальном фильме Би-Би-Си рассказывается о том, что он предлагал чемоданы денег в обмен на лояльность политических кандидатов на Мадагаскаре. Шугалей утверждает, что он приехал на остров наблюдать за выборами.

В мае 2019 года он снова произвел сенсацию в СМИ, когда его вместе с переводчиком арестовали в Ливии. 

На сей раз Шугалея обвинили в том, что он предлагал сыну покойного диктатора Муаммара Каддафи Сейфу аль-Исламу вернуться в политику. Ливийские официальные лица рассказали, что Шугалей проводил опросы общественного мнения, дабы узнать, готово ли общество поддержать Каддафи-младшего в случае выдвижения им своей кандидатуры в президенты. Это была составная часть масштабной российской кампании по обретению политической поддержки в Ливии с ее богатыми нефтяными запасами. В свое время Москва подписала с ней многочисленные контракты на миллиарды долларов, которые были аннулированы после свержения Каддафи.

Находясь в Ливии, Шугалей подчинялся непосредственно организации Пригожина, о чем свидетельствуют ливийские чиновники и материалы переписки, с которыми ознакомились репортеры «Уолл Стрит Джорнал». Ливийцы сообщили, что на допросах Шугалей признался в приезде в страну под ложным предлогом, и что он намеревался вмешаться в выборы, которые намечены на декабрь текущего года. По словам Шугалея, он встречался с Каддафи исключительно в исследовательских целях.

«Все боятся, что если он придет к власти, то будет мстить за то, что случилось с его отцом и с его семьей», — сказал Шугалей.

Во время своего полуторагодичного пребывания в тюрьме Шугалей слышал поблизости взрывы, когда шли боевые действия между признанным мировым сообществом правительством и пользующимися российской поддержкой оппозиционными силами. Война закончилась в середине 2020 года перемирием, и под давлением российского правительства Шугалея в декабре прошлого года выпустили на свободу.

В фильме «Шугалей» подчеркиваются страдания исследователя и его переводчика, причем зачастую в ярких деталях. «Агентство интернет-исследований» Пригожина также начало кампанию за освобождение Шугалея, добившись поддержки Чарли Шина и других актеров на видеоплатформе знаменитостей Cameo.

По словам Шугалея, когда он вернулся в Россию, Пригожин дал ему 18 миллионов рублей (около 250 000 долларов). Пригожин в прошлом году подтвердил это.

Но уже очень скоро Шугалей снова отправился в путь. Он побывал в Судане и Центральноафриканской Республике, где сотни российских наемников помогают правительству вести борьбу с силами повстанцев. Следователи ООН обвиняют российских боевиков в пытках, казнях и мародерстве.

Шугалей проводил там опросы общественного мнения, чтобы оценить отношение к России и Франции, а также организовывал пресс-конференции и показы фильмов с целью улучшения имиджа российских наемников. Один такой фильм показали на большом стадионе.

С тех пор Шугалей продолжает свои поездки, хотя Министерство финансов США ввело санкции против фонда, в котором он работает. Ранее Соединенные Штаты ввели санкции в отношении Пригожина и Александра Малкевича, который связан с его фондом. Их обвинили в манипуляциях на выборах и в распространении дезинформации. Однако Шугалей может свободно ездить по миру. И очень часто он работает в таких уголках планеты, где американская система юстиции бессильна.

«К счастью, против меня санкции не ввели, по крайней мере, пока», — говорит Шугалей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.