Россия преподносит Европе урок российской имперской политики, а вдобавок — русской культуры. «Считаю, что зима будет холодной, потому что много рябины на деревьях», — так завуалировал угрозу русской приметой Сергей Густов, который отвечает в «Газпроме» за снабжение отечественных потребителей. Густов также отметил, что в условиях нынешнего энергетического кризиса российская компания будет отдавать предпочтение внутреннему рынку перед поставками за рубеж.

На следующий день цена на газ на спотовом европейском рынке выросла на 40%, и в четверг зафиксировалась после того, как российский президент Владимир Путин заявил, что его страна готова стабилизировать рынок. Но прежде он пожурил европейцев, сказав, что к подобным результатам привело именно их нежелание подписывать контракты на долгосрочные поставки и склонность покупать газ на спотовом рынке. Российский министр энергетики Александр Новак, в свою очередь, заявил, что сертификация только что достроенного спорного газопровода «Северный поток — 2», несомненно, поспособствует спаду нынешней напряженности.

Пусть это клише, но русский медведь показывает, что умеет играть с Европой, которая борется с последствиями пандемии и переходит на более экологичные источники энергии. Глава Международного энергетического агентства Фатих Бирол утверждает, что у России достаточно газа, чтобы предотвратить европейский энергетический кризис. Россия не спровоцировала нынешний рост цен и не способствовала нагнетанию опасений, но в своей властной игре Кремль очень умело пользуется этими обстоятельствами. Он видит некоторые слабые места, на которые может надавить, чтобы ситуация в Европе пошатнулась.

Так, например, чешско-польские разногласия из-за шахты и электростанции «Туров» говорят о том, что некоторые страны недооценили всю важность подготовки к энергетической и технологической революции, которая вот уже некоторое время происходит в Европе. В результате могут не только повыситься цены на энергию вообще (в Турове, например, под вопросом теплоснабжение десятков тысяч домов), но и усилиться опасения людей, которых беспокоят как счета за электричество, так и рабочие места.

Движение желтых жилетов во Франции продемонстрировало, как выглядит хорошо организованное сопротивление, реагирующее на рост цен на электричество и отопление, которые многие люди считают неотъемлемыми вещами, а не роскошью. Рост цен вызывает беспокойство у людей по всей Европе и тревожит не только жителей ее центральной части. Достаточно посмотреть, как изворачивается испанское правительство, когда речь заходит о высокой стоимости электричества. Поэтому главы государств и правительств обсуждали эту проблему на неформальной встрече в Словении на этой неделе, но лишь мельком и безрезультатно.

За всем этим кремлевские аналитики следят с коварной улыбкой и тщательно обдумывают, где и как надавить. Россия ясно видит, что газ превратился в еще более важное топливо, хотя в глазах евросоюзных планировщиков зеленой революции это временно. Теперь Москва будет пытаться прижать Европу к стенке, если судить по словам министра Новака с его замечанием о газопроводе, чья судьба сейчас в руках немецких органов регулирования.

«Зеленый курс», то есть переход Европейского Союза на низкоуглеродную экономику, надолго останется его стратегически слабым местом, которым Россия, удовлетворяющая около 35% потребления газа в ЕС, постарается воспользоваться. «Геополитическая» Европейская комиссия Урсулы фон дер Ляйен этот аспект как-то упустила.

Это не означает, что мы должны по-прежнему зависеть от угля и газа, но проблема в том, что каждое государство-член ЕС проводит свою энергетическую политику. Как и во время пандемического кризиса здравоохранения, у Брюсселя мало инструментом, чтобы, например, общими усилиями справиться с ожидаемой волной высоких цен и прогнозируемым дефицитом газа во время грядущего отопительного сезона. Идея о создании единых евросоюзных запасов газа появилась, так скажем, слишком поздно. Будь я менеджером компании, которая зависит от поставок газа, я бы уже давно понимал, что в ближайшие месяцы государство может лишить меня части поставок ради отопления домохозяйств.

Я повторю, что не Россия создала эту ситуацию. К ней привело сразу несколько факторов, в том числе низкий уровень запасов газа и повышенный спрос, возникший благодаря восстановлению экономики после пандемии. Но Кремль великолепно пользуется сложившимися обстоятельствами. Кремлевские фабрики троллей или российские союзники в ЕС от всего этого в восторге.

Нет сомнений в том, что сторонники зеленой революции теперь в первую очередь ощутят на себе всю силу пресловутого мороза, который «ударил из Кремля». Но нам, европейцам, нельзя уступать. Мы должны выстоять.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.