Нобелевская премия мира российскому редактору Дмитрию Муратову крайне символична. Его «Новая газета» в каком-то смысле началась с другой Нобелевской премии — Михаилу Горбачеву: часть своей Премии мира 1990 года он в 1993 году потратил на покупку компьютеров для будущего издания. Кроме того, награда присуждена почти 15 лет после того, как в Москве была застрелена журналистка «Новой» Анна Политковская; она была одной из нескольких сотрудников издания, убитых за свою журналистскую деятельность.

Хотя Политковская и сама по себе вполне заслуживала такой награды за мужественное освещение войны в Чечне, премия Муратову призвана поддержать независимую российскую журналистику в эпоху, когда путинский режим вознамерился ее искоренить, но ее посыл совершенно ложный.

В 2019 году независимое российское интернет издание «Проект»* опубликовало обширное расследование необычных связей старого друга Путина и главы гигантской государственной корпорации Ростех Сергея Чемезова и различных «либералов». Там утверждалось, что Чемезов, который водит дружбу и с Муратовым, финансировал «Новую» через своего делового партнера Сергея Адоньева. Взамен в издании якобы существовала особая процедура утверждения материалов о Чемезове и Ростехе, и некоторым журналистам «Новой» в итоге пришлось опубликовать свои разоблачения о путинских приближенных в другом месте. Муратов категорически отрицал, что брал деньги у Чемезова или оказывал ему какие-либо журналистские услуги, однако Адоньева спонсором признал.

Это весьма любопытная связь. В рамках расследования российской части Досье Пандоры группа журналистов-расследователей «Важные истории»** утверждала, что в 2012 году Адоньев одолжил свою яхту Антону Вайно, который вскоре возглавил администрацию Путина. А сопровождал его якобы давний соратник Чемезова.

Вот почему я на этом так останавливаюсь. «Проект» ранее в этом году российское правительство запретило как «нежелательную организацию», а его журналистов объявило «иностранными агентами». Редактору Роману Баданину** пришлось эмигрировать. «Важные истории» и их журналисты тоже были объявлены «иностранными агентами», что по сути лишает их возможности брать интервью у российских чиновников. Кроме того, они обязаны указывать свой статус в каждом материале и сообщении в социальных сетях и отчитываться перед министерством юстиции за каждую потраченную копейку — даже на личные нужды. Вот что происходит с независимой журналистикой в России в 2021 году. Муратов посвятил премию убитым журналистам «Новой» и «иностранным агентам» — прекрасно понимая, что с ним ничего подобного не случится.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков прокомментировал Нобелевскую премию Муратова так: «Мы можем поздравить Дмитрия Муратова, он последовательно работает по своим идеалам. Он привержен своим идеалам, он талантлив, он смел, и, конечно, это высокая оценка. Мы его поздравляем».

На вопрос, передаст ли личные приветствия Путин, Песков ответил: «Дайте время».

Когда в 2015 году Нобелевскую премию по литературе получила русскоязычная белорусская писательница и заклятый враг путинского режима Светлана Алексиевич и тут же заговорила о российской оккупации частей Украины, Кремль от поздравлений воздержался. «Наверняка все ее поздравляют с присуждением Нобелевской премии. Но, по всей видимости, Светлана просто не располагает всей информацией, чтобы дать объективную оценку того, что происходит на Украине», — заявил тогда Песков.

Поздравила Муратова и главный редактор государственного пропагандистского канала RT Маргарита Симоньян, отметив, что он «лично, деятельно и страстно помогает больным детям». Действительно, Муратов передал часть своей премии благотворительному фонду помощи детям с редкими заболеваниями. Организация «Круг добрых дел» создана личным указом Путина.

Едва ли я открою кому-нибудь глаза, если скажу, что Россия — место сложное и запутанное. Например, своим «хорошим другом» Муратов называет и Константина Эрнста, генерального директора мощного государственного Первого канала и импресарио церемонии открытия зимней олимпиады в Сочи в 2014 году. Иностранцам трудно понять, как это редактор с ярыми антиправительственными взглядами, чья газета прокремлевской линии никоим образом не подчиняется, дружит с путинскими прихвостнями и членами истеблишмента. Как может авторитарное правительство одной рукой душить независимые новостные агентства, а другой — привечать редактора популярной газеты?

Ответ на этот вопрос заключается в том, что от «либералов» со связями есть свой прок. Близкий друг Муратова Алексей Венедиктов, главный редактор радио «Эхо Москвы», еще одного общепризнанно свободного и независимого издания, недавно выступил публичным лицом кампании электронного голосования в Москве. Результаты электронного голосования вызвали сомнения из-за статистических аномалий, а Венедиктов их отстаивал, а Муратов, в свою очередь, публично поддержал Венедиктова.

Это всего лишь один пример компромисса, который требуется от символических «либералов» в стране, которая настоящих диссидентов вроде борца с коррупцией Алексея Навального сажает в тюрьму или запрещает им заниматься профессиональной деятельностью, — как и репортерам, объявленным «иностранными агентами». Какие еще компромиссы заключаются за закрытыми дверями, мы никогда не узнаем, но личные свободы в путинской России просто так не жалуют.

«Если кто-то придумал этот план — дать премию лояльному человеку из России, чтобы не дай Бог не дали премию Навальному или кому-то из политзаключенных или политэмигрантов — это дьявольски изощренный удар по нашей стране, настоящему и будущему, — написал у себя в фейсбуке экономист Константин Сонин. — Если кто-то организовал это как „компромисс" — ну, типа, позаботимся об этих русских, но не будем дразнить гусей — что ж, это будет поглупее предыдущего».

Сонин прав насчет посыла муратовской премии российским журналистам и активистам, которые отвергают компромиссы и отказываются дружить с теми представителями режима, что пытаются привлечь на свою сторону «либералов». Но я не уверен, что этот эффект вышел нарочно. Наоборот, я боюсь, что судьи попросту не видят разницы между Муратовым и Навальным, Муратовым и Баданиным, Муратовым и Политковской. Они не разбираются или не хотят разбираться, кто с кем пьет в Москве, на какие вечеринки ходит, какие благотворительные организации предпочитает. Их импульс — поддержать свободную прессу в России, и они не понимают, что плохого в том, чтобы почествовать ее, казалось бы, жалкие останки. А что это впечатление усиливается гибелью истинно независимых СМИ, даже не берется в расчет.

И это одна из причин, почему Песков может поднять бокал в честь Муратова: один из недооцененных, но важных ресурсов путинского режима — невежество иностранцев.

__________________________________________

* — издание признано Генеральной прокуратурой РФ «нежелательной организацией» в России

** — внесены в список иностранных агентов в России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.