Американские вооруженные силы зациклились на Китае, исключая другие опасности, которые могут оказаться более актуальными во время пребывания президента Байдена у власти.

Безусловно, беспокойство по поводу роста могущества и влияния Китая обосновано, но главной геополитической целью Пекина сейчас является установление контроля над Тайванем, который он считает непокорной провинцией.

Если учитывать не только уязвимость этого островного государства, географическое положение Тайваня ограничивает масштабы действий вооруженных сил Пекина в своем регионе, поскольку океаны, горы и пустыни будут препятствовать любому действию с целью захвата прилегающей территории.

Если бы только то же самое можно было бы сказать о Восточной Европе, где географическое положение позволяет возрождающейся России создавать угрозу полудюжине близлежащих государств, одно из которых — Белоруссия — уже становится жертвой стратегии Москвы (см. карту).

Белоруссия, страна с 9-миллионным населением, с момента окончания холодной войны служила буфером между остальной Европой и основной массой российских вооруженных сил, но недавние военные учения показывают, что этот буфер исчезает, поскольку диктатор Александр Лукашенко пытается сохранить свою власть.

Лукашенко позволил Москве разместить в своей стране многочисленные вооруженные силы во время сентябрьских учений «Запад-21», и неизвестно, все ли войска будут выведены.

Помимо прочего, русские разместили зенитные ракетные комплексы С-400 в нескольких минутах ходьбы от польской границы, что фактически поставило поляков под перекрестный огонь между системами ПВО, расположенными в Белоруссии и в Калининградской области, российском балтийском анклаве.

Крах белорусской самостоятельности стал прорывом в проводимой Владимиром Путиным кампании по восстановлению российской гегемонии в регионе, плана, результатом которого уже стал захват Крыма на Черном море, сепаратистский мятеж в промышленном регионе на востоке восточном Украины, длящийся уже семь лет,  и постоянное давление на три государства  Балтии — Латвию, Литву и Эстонию.

Русские этнические меньшинства составляют значительную часть местного населения в каждой из этих стран (все они когда-то были республиками Советского Союза), а это означает, что Москва в состоянии постоянно сеять раздор и вести подрывную кампанию низкой интенсивности.

Польша видит растущую опасность вторжения России и приступила к закупке современного оружия, такого как истребители F-35 и танки «Абрамс» (Abrams), но не совсем ясно, понимает ли Вашингтон опасность, связанную с авантюризмом России.

В настоящее время даже армия США занята угрозой со стороны Китая, хотя в ближайшие годы ее возможности могут больше всего понадобиться в Восточной Европе.

Что касается ВВС США, еще одного ключевого американского игрока в центральном регионе НАТО, то объект их сегодняшнего основного внимания был точно обозначен в заголовке статьи, недавно опубликованной в журнале ВВС: «Три приоритета ВВС США: Китай, Китай, Китай».

Заголовок фактически относится ко всем объединенным силам, которые все еще находятся в процессе модернизации в соответствии со Стратегией национальной обороны Пентагона 2018 года.

Авторы этого документа предупреждали, что соперничество великих держав возобновилось в форме растущего военного потенциала России и Китая и что США должны переориентировать свои собственные военные приготовления для ответа на эти вызовы.

Стратегия в значительной степени засекречена, но нет особых сомнений в том, что основной акцент в ней сделан на Китае.

На данный момент в вооруженных силах США хотят говорить  лишь о том, как они намерены сдержать и/или победить Китай.

Потерпев неудачу в своих попытках усмирить исламских боевиков, дестабилизирующих ситуацию в Юго-Западной Азии, Вашингтон стремится переориентироваться на угрозы, которые «думают как мы».

Вашингтон пережил аналогичный переходный период после повала во Вьетнаме, когда американские военные решили, что они должны в основном заниматься угрозами со стороны СССР, создаваемыми  обычными вооружениями в Европе.

На этот раз основное внимание уделяется военной угрозе, создаваемой обычными вооружениями Китая, но не менее ощутимо и стремление оставить борьбу антиправительственными вооруженными формированиями в прошлом.

К сожалению, прошлый опыт говорит нам, что самая большая опасность редко исходит с той стороны, где мы наиболее готовы к победе.

Рассмотрим следующую диаграмму, которую я представил на прошлой неделе на выездном военном совещании, с подробным описанием крупнейших стратегических сюрпризов за несколько последних десятилетий.

На диаграмме показано, что примерно раз в пять лет Вашингтон сталкивается с колоссальным вызовом в сфере безопасности, к которому он плохо подготовлен.

Кроме того, из диаграммы следует, что значительная часть этих потрясений была прямо или косвенно связана с Москвой — не потому, что она по своей сути более агрессивна, чем Пекин, а потому, что положение дел в России сильно отличается.

Если мы посмотрим за пределы угрозы, которую Пекин представляет для Тайваня (довольно простую и легко решаемую проблему), на первый план выходят самые большие геополитические проблемы, которые в основном связаны с намерениями России в Европе.

Администрация Обамы полностью упустила из виду постоянную заинтересованность Москвы в доминировании в Европе и поэтому была не готова противостоять аннексии Крыма Россией в 2014 году.

С тех пор попытки Вашингтона убедить Москву не оказывать давления на Украину не принесли особых результатов, и, что более важно, американские элиты не смогли понять грандиозный план России по восстановлению доминирования в Восточной Европе.

На данный момент Польша является главным оплотом в борьбе против этого возрождающегося экспансионизма, который станет более очевидным, как только Белоруссия опустится до статуса российского марионеточного государства.

Но если в Стратегии национальной обороны администрация Байдена не увидит опасности и по-прежнему будет зациклена на Поднебесной, то не стоит удивляться, если в ближайшие годы влияние России постепенно проникнет в центр западной цивилизации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.