Российский президент гордится тем, что после окончания холодной войны вернул своей стране мощь и видное положение в мире, но пока Киев вновь не станет сателлитом Москвы, он не сочтет свои достижения полными и достаточными

Второй раз за этот год западные спецслужбы зафиксировали угрожающую активность российских военных вдоль границы с Украиной. По данным украинского правительства, Москва собрала там более 115 тысяч военнослужащих — и многих в непосредственной близости от Донбасса, который отчасти находится во власти подконтрольных России сил и на протяжении уже почти восьми лет остается центром нерешенного конфликта.

Официальные лица в США и Европе опасаются, что действия России могут быть прелюдией к вторжению.

Но не только передвижения войск провоцируют напряжение в отношениях с Россией, не давая западным лидерам спокойно спать по ночам. Ранее этой осенью Кремль затормозил дополнительные поставки природного газа в Европу, а прямо на этой неделе Москва провела испытания противоспутникового оружие в космосе. Кроме того есть еще кризис с мигрантами в Белоруссии, где президент Александр Лукашенко попытался отправлять жителей Ближнего востока и других к границе своей страны с Польшей, чтобы отомстить ЕС за санкции. Лукашенко почти наверняка придумал эту схему сам, но Владимир Путин без колебаний решил дальше воспользоваться ею и для своих целей.

Российский президент, похоже, испытывает решимость Запада и пытается вывести лидеров США и ЕС из равновесия. Для тех, кто следил за его карьерой с момента его прихода к власти в 1999 году, не секрет, чего Владимир Путин надеется достичь такими гамбитами: он стремится создать кольцо стран-сателлитов вокруг России, как это сделал СССР, и установить контроль Москвы над их внутренними делами и внешней политикой.

Особенно президента Путина раздражает то, что Украина вышла из сферы влияния России, и он видит в этом небывалый провал — исключительный за всю его долгую деятельность на посту. Он отличился тем, что дважды проиграл Украину. В 2004 году народное восстание, известное как «Оранжевая революция», привело к тому, что страна отвергла участие России в украинской политике и Путин потерпел поражение, от которого так и не оправился.

В 2014 году политическое вмешательство России спровоцировало еще одну стихийную уличную революцию, прославившуюся на Украине как «Революция достоинства» и решительно поставившую страну на путь интеграции с Западом, уводящий прочь от России.

Не желая мириться с таким исходом, в 2014 году Россия силой аннексировала Крым и начала необъявленную войну в Донбассе. С того момента в результате этого конфликта погибло более 14 000 человек, а около полутора миллионов стали беженцами. Президент Путин настаивает, что положить этому конец можно, только если Украина подпишет договор, который фактически даст России контроль над ее внешней политикой и внутренними делами и потенциально может привести даже к официальному распаду страны.

Сменявшие друг друга украинские правительства при твердой поддержке США и Европы относились к требованиям России как к неприемлемым. На самом деле, спровоцировав конфликт и насилие на Украине в 2014 году, президент Путин только подстегнул там больше антироссийских настроений, а его широкомасштабная кампания давления вынудила Киев обратиться к США и другим странам НАТО с просьбой помочь стране укрепить свою безопасность и повысить потенциал обороны. Теперь Кремль относится к Украине как к чему-то вроде авианосца НАТО, припаркованного на границе с Россией.

Президенту Путину скоро исполнится 70, и он, вероятно, обеспокоен наследием, которое оставит после себя. Он и его ближайшие советники считают, что им есть что праздновать. С их точки зрения под присмотром президента Путина Россия встала с колен, преодолев унижения после окончания холодной войны, нанесенные ей торжествующим Западом. Им нравится тот факт, что президент Джо Байден назвал Владимира Путина «достойным противником» перед саммитом в июне этого года.

Путин действительно модернизировал российскую армию, которая сейчас доминирует на постсоветском пространстве и угрожает Европе. Расширение НАТО на восток остановлено. И хотя западные санкции нанесли удар по российской экономике, европейские столицы не горят желанием блокировать потоки нефти и газа России, которые имеют решающее значение для мировой экономики и сделали российскую элиту фантастически богатой.

Кремль сокрушил политических оппонентов внутри страны, таких как Алексей Навальный, и, хотя рядовые россияне, возможно, и раздражены своей трудной долей, от политики они по большей части отстранены.

Однако одно большое дело остается незавершенным — и это Украина. Для человека, назвавшего распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой 20-го века, главным призом было бы возвращение Украины и ее столицы Киева, который официальная историография изображает как средневековую колыбель величия и государственности России, назад в загон.

Владимир Путин говорит об этой цели очень эмоционально. Он уже давно транслирует позицию, что связи между этими двумя странами не могут быть разорваны и что распад Советского Союза в 1991 году был разводом фиктивным. Только в июле этого года он опубликовал статью объемом почти 7000 слов, в которой отрицается право Украины на существование в виде независимой страны, утверждается, что украинский народ неотделим от российского, а также, что Украина может процветать и полностью реализовать свой потенциал только в случае, если она будет частью большой России. Президент Путин также предупредил, что НАТО эксплуатирует Украину, превращая ее в платформу, с которой можно целиться в сердце России. Это, по его словам, недопустимо — «красная линия», за которую нельзя переступать.

Российская пропаганда, в том числе угрозы в адрес Украины, с 2014 года текла непрерывным и мощным потоком. На фоне этого легко отмахнуться от недавних «залпов» президента Путина как от очередной порции риторики. Возможно, конечно, так оно и есть. Но Запад плохо умеет считывать российского лидера и воспринимать его всерьез.

В 2007 году на Мюнхенской конференции по безопасности президент Путин предостерег НАТО от расширения на бывшие советские земли. Западные лидеры во многом отмахнулись от его предостережений, как от пустых заявлений, и в апреле 2008 года НАТО пообещала возможное членство Украине и Грузии. Примерно через три месяца Путин устроил для Грузии ловушку, закончившуюся вторжением России в страну. Россия разгромила небольшую обученную американцами армию республики и остановила войска не более чем в 50 километрах от Тбилиси. Мечты Грузии о членстве в НАТО и ЕС рухнули. Четырнадцать лет спустя западные лидеры столкнулись с неприятным вопросом: не ждет ли подобная же судьба и Украину?

Собирая войска на границе с Украиной и одновременно нагнетая напряженность в отношениях с ЕС и Европой, президент Путин развеивает своекорыстные западные установки и стереотипы о России как о слабеющей державе и любой скептицизм по поводу ее способности заявить о себе на мировой арене. Властный лидер России давно с удовольствием находит применение жизненными урокам, которые он получил на суровых улицах Ленинграда в 1960-х годах, например, такому: «Если драка неизбежна, бить надо первым». Он овладел навыком заставлять гораздо более сильные державы иметь с ним дело на его условиях, особенно там, где географическая близость и неопределенная позиция Запада благоприятствуют России.

Администрация Байдена попыталась стабилизировать отношения между США и Россией, чтобы позволить аппарату национальной безопасности США и американскому президенту заняться нелегкой китайской задачей. Но до тех пор, пока президент Путин отказывается признать, что потерял Украину, Россия будет продолжать создавать проблемы, которые президент Байден и другие западные лидеры вряд ли смогут игнорировать.

Юджин Румер — бывший офицер национальной разведки, специализировавшийся на России в Национальном разведывательном совете, руководитель программы «Россия и Евразия» в Фонде Карнеги за международный мир.

Эндрю Вайс — Вице-президент Фонда Карнеги по исследовательской работе, занимался темой России в администрациях президентов Буша и Клинтона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.