Что будет, если Вашингтон попытается вынудить Россию пойти на уступки по Украине демонстрацией силы в стиле Рейгана, когда на деле у США в руках слабые карты? После видеовстречи с президентом России Владимиром Путиным на этой неделе и резких заявлений о непризнании каких-либо «красных линий» Москвы Джо Байден оказался в незавидной ситуации.

Мысль, что в противостоянии с Россией США находятся в невыгодном положении, большинству американцев покажется надуманной. В конце концов, ВВП США во много раз больше российского, и мы господствуем в международной финансовой системе. Наши вооруженные силы больше и намного мощнее, наш наступательный кибернетический потенциал не имеет себе равных, и нас поддерживают большинство союзников и военных партнеров в Европе и во всем мире. У России же, напротив, друзей и союзников наперечет, экономика средняя и во многом зависит от экспорта энергоносителей, а население сильно пострадало от пандемии коронавируса и сокращается. В теории в этой партии с высокими ставками у США как раз сильные карты.

Но на практике способность применять силу в конкретных обстоятельствах гораздо важнее совокупной национальной мощи. Что касается Украины, то Россия способна ввести в бой больше готовых сил, лучше знакома с местностью и в принципе лучше подготовлена к войне, чем США, для которых Украина отнюдь не вопрос жизни и смерти. Российские военные недавно добились успехов в Сирии, не говоря уже о самой Украине. И Москва, скорее всего, учла риск драконовских санкций США и Европы и других карательных мер, которые Вашингтон введет в ответ. Поэтому в критический момент Россия, скорее всего, выиграет — причем довольно быстро.

Если Москва решит вторгнуться, вероятная российская кампания попытается превратить территорию на юго-востоке Украины в продолжение самой России. По дуге с севера на юг на 1,000-километровом фронте можно будет выставить сухопутные войска численностью до 200 000 российских солдат. По общедоступным спутниковым снимкам ясно, что наибольшая концентрация российских вооруженных сил в настоящее время сосредоточена между Воронежем и Крымом. Силы к северу и северо-западу от Киева могут провести вспомогательную атаку, чтобы помешать украинским силам в Киеве и вокруг него продвинуться на юг для усиления украинской обороны от Воронежа до Луганска и Донецка (так в тексте, прим. ИноСМИ). Поскольку битва будет происходить в непосредственной близости от России, лидеры обеих сторон будут хорошо знакомы с местностью, на которой предстоит сражаться.

Российские маневренные подразделения насчитывают примерно 100 батальонных тактических групп (БТГ) — это усиленные бронетанковые и мотопехотные батальоны численностью от 750 до 1 000 солдат плюс артиллерия, саперы и элементы поддержки. Подавляющее большинство этих сил размещено на юге России и может нанести удар на запад через границу с Украиной по нескольким направлениям одновременно с оперативными целями к югу от Киева вдоль Днепра. Примерно двенадцать БТГ двинутся на запад вдоль побережья Черного моря в сторону Одессы, чей захват лишит Украину выхода к морю.

Наземные маневренные силы будут действовать совместно с плотно организованными элементами разведки, связанными с мощными ударными формированиями. Общая сила может насчитывать до 100 батарей реактивной артиллерии, включая такие системы как БМ-30 «Смерч», который считается высококлассным неядерным оружием массового уничтожения (ОМУ). Один залп из пяти 300-мм ракет БМ-30 «Смерч» может уничтожить территорию размером с Центральный парк Нью-Йорка с взрывной мощностью, равной ядерной боеголовке в одну килотонну. Кроме того, украинские аэродромы, оперативный штаб и материально-техническая инфраструктура будут атакованы мобильными ракетными комплексами «Искандер». Эта высокоточная тактическая баллистическая ракета дальностью до 480 километров с неядерными боеголовками несет осколочно-фугасный заряд, пробивной суббоеприпас и взрывчатые топливно-воздушные вещества.

Между тем защищать российские ударные и маневренные соединения от украинских воздушных и ракетных атак на всех уровнях — тактическом, оперативном и стратегическом — будет интегрированная противовоздушная оборона из систем С-400 и С-500. Поэтому любая пилотируемая или беспилотная, низколетящая, дозвуковая платформа Украины или НАТО, будь то обычный вертолет, турбовинтовой самолет с неподвижным крылом или конвертоплан, окажется крайне уязвима для обнаружения, поражения и уничтожения.

Если Россия нападет, небо над украинскими войсками заполнится смесью российских беспилотных летательных аппаратов, пилотируемых самолетов и, возможно, новых российских летающих боеприпасов. По сути, это крылатые ракеты, рассчитанные, чтобы часами «зависать» над полем боя и поражать наземные цели за пределами прямой видимости. За этими атаками незамедлительно последует артиллерийский огонь из высокоточных реактивных снарядов.

В этих условиях вполне разумно предположить, что российские сухопутные войска достигнут своих оперативных целей на реке Днепр всего за 72-96 часов. Трудно сказать, решит ли Москва продвинуться дальше на запад и захватить Одесский порт, но в результате российские силы окажутся в непосредственной близости от промосковской молдавской сепаратистской республики Приднестровье на границе с Румынией, и Одесса станет лакомой целью.

Способность Киева противостоять этой кампании весьма сомнительна. Он значительно уступает российским военным по численности и вооружению. В этой связи цель Киева — удержать как можно бóльшую территорию к востоку от Днепра и затормозить российское наступление в надежде, что его импульс замедлится, — и тем выиграть время для массированного международного давления на Москву.

Сообщается, что возможность прямого военного вмешательства в случае вторжения на Украину администрация Байдена не рассматривает. И не зря — противостоять на поле боя США вряд ли смогут. У США в Европе всего три боевые бригады, и две из них слабо вооружены устаревшей техникой. Хотя мы вполне могли бы использовать на Украине передовые боевые самолеты, они столкнутся с передовыми российскими системами ПВО и огромными возможностями по радиоэлектронному подавлению. Превосходство США в воздухе — стержень наших военных операций против меньших держав после окончания холодной войны — не будет обеспечено на Украине.

Прекрасно это понимая, Вашингтон угрожает России жесткими последствиями вне поля боя, грозя «адскими санкциями» и другими неуказанными мерами в надежде остановить Путина. Увы, вполне вероятно, что возможные шаги США русские давно предвидели. Вместе с Китаем они уже подготовились к отключению от международной системы SWIFT. У них есть альтернативы недавно построенному газопроводу «Северный поток — 2» на случай, если европейцы так и не дадут ему зеленый свет, а в ответ они даже могут перекрыть поставки газа в Европу посреди зимы. Чтобы предотвратить возможные действия США против своих спутниковых систем, русские заявили о готовности уничтожать американские спутники, всего две недели назад успешно испытав противоспутниковую ракету, невзирая на яростные протесты Вашингтона. Наконец, они создали наземные резервные системы на тот случай, если их спутники связи и навигации выйдут из строя.

Хорошая же новость заключается в том, что Путин почти наверняка понимает, что вторжение на Украину закончится полным разрывом отношений с Западом, в результате чего Россия сделается младшим партнером Китая и впадет в зависимость. Более того, он наверняка понимает, что российские войска столкнутся с партизанским сопротивлением на оккупированной украинской территории, а незанятые части Западной Украины в долгосрочной перспективе станут базой для сил США и НАТО. Сомнительно, чтобы он находил эти перспективы привлекательными. Владимир Путин наверняка предпочел бы иной способ подорвать союз США с Украиной, если Байден сочтет, что торг здесь уместен. Но если Вашингтон откажется признавать российскую «красную линию», то Путин вполне будет готов к борьбе, — и США мало что могут сделать, чтобы его остановить.

Дуглас Макгрегор — бывший советник министра обороны в администрации Трампа, полковник (в отставке), ветеран боевых действий, имеет награды, автор пяти книг.

Джордж Биби — вице-президент и директор по исследованиям Центра национальных интересов. Бывший директор отдела анализа России в ЦРУ, бывший советник вице-президента Дика Чейни и автор книги «Российская ловушка: как теневая война Америки с Россией может перерасти в катастрофу».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.