Действительно необычно, что Европейский Союз, который часто спотыкается о то, что называется 'перегрузкой памяти', похоже, обладает столь же короткой памятью в том, что касается актуальных проблем. Я говорю о проблемах, которые связаны с новой газовой войной между Россией и Украиной, которая уже заставила часть Евросоюза (наиболее бедную) дрожать от холода. Думаю, стоит перечислить факты, начиная с 31 декабря прошедшего года, когда 'Газпром' решил прекратить подачу газа Украине, ссылаясь на провал переговоров о цене на газ с этой бывшей советской республикой.

Во-первых, европейцы решили сначала 'смотреть в сторону', посчитав, что речь идет о чисто коммерческом споре между двумя предприятиями и это их не касается. Как будто бы недавнее прошлое и не существовало. Будто бы 1 января 2006 г. Россия уже не перекрывала подачу газа Европе через Украину на три дня, ссылаясь на те же причины. Как будто бы на Украине и не было 'оранжевой революции' в 2005 г. Как будто бы вторжение в Грузию в августе прошлого года - просто обман. Обманчивая память.

В Брюсселе, похоже, было некое недовольство позицией киевского правительства, которое все время создает проблемы. Мораль истории: Европа (по крайней мере, западная), не хочет еще одной войны с Москвой, не любит вообще 'войн' с Москвой, уже устала урегулировать разногласия между продемократическими силами в самой Украине. Игнорирование проблемы имеет еще один плюс: избежать нового внутреннего спора между странами-членами, которые предпочитают нормальные отношения с Россией (почти) любой ценой (как, например Германия, Франция, Италия или Португалия), или другими, которые испытывают глубокое недоверие к Москве.

Проблема состоит в том, что 'смотря в сторону' не устраняешь реальности, и не превращаешь Россию в надежного партнера Европейского Союза, ни в том, что касается газа, ни в области политического соседства, ни в обеспечении региональной стабильности.

Реальность в том, что 'Газпром' не какое-нибудь предприятие. Это не только главное политическое оружие Кремля в отношении своего 'ближайшего окружения' (бывшей советской империи, которую хочется сохранить, по-плохому или по-хорошему, в своей сфере интересов), но и его главное оружие, чтобы держать Европу разделенной и зависимой. Хочу напомнить только некоторые из эпизодов политического использования 'Газпрома', когда цена газа служила предлогом или нет. 'Газпром' спровоцировал прекращение подачи газа Украине и Грузии во время демократических революций ('оранжевой' и 'роз'). Уже сознательно снижал поставки в Белоруссию и Армению, чтобы выкрутить им руки по вопросу о ценах. Это необычная практика торговли. За три дня до заключения соглашения Чешской Республики с США по антиракетной обороне, поставки российской нефти сократились на 40% по 'техническим причинам'.

Другая сторона реальности - Украина, независимо от ее внутренних пертурбаций и трудностей в сохранении демократического режима, которая сделала свой законный выбор в сторону интеграции в Европу, и стратегический интерес европейцев - поддержать ее в этом.

Но, может быть, главнее всего этого - две вещи: энергетическая зависимость европейцев от страны, которая не является для них союзником и не хочет придерживаться правил игры и нормального поведения на международной арене, а также медлительность Европы в том, когда (и если) она пытается принять необходимые и срочные меры для того, чтобы избавиться от этой зависимости. Есть другой момент, возможно, более драматичный, который этот кризис еще раз делает совершенно очевидным: недостаток европейской солидарности, или вернее, между старой, богатой и более сильной Европой и новыми членами - странами Восточной Европы. Как же чешское председательство может быть эффективным, если оно на 80 процентов зависит от поставок российского газа, а опыт показывает, что рассчитывать на европейскую солидарность ненадежно?

Комиссия повела себя примерно как обычно. Когда она увидела, что Путин по телевидению говорит, что из-за обстоятельств сократит поставки газа в Европу, то объявила, что его решение 'совершенно неприемлемо'. Но не перестала из-за этого рассматривать проблему так, как будто бы она была лишь посредником в коммерческой сделке. Посмотрим, было ли это, по крайней мере, действенным для этой цели. Вчера в этом были сомнения.

До настоящего момента не было слышно жесткого протеста ни в Париже, ни в Риме, ни, особенно, в Берлине. Немецкая пресса уже упомянула, что эта 'война' также служит для того, чтобы еще больше подчеркнуть 'необходимость' строительства нового балтийского газопровода, который должен напрямую связать Россию с Германией, на чем 'Газпром' и Кремль настаивают из экономических и особенно стратегических соображений, что еще более нарушило бы европейскую солидарность. Проект, во главе которого с немецкой стороны стоит бывший канцлер Герхард Шредер, претерпел некоторые перемены в плане и финансировании, а Путину всегда выгодно напоминать немцам, как это им может быть полезно.

Еще немецкая пресса выделяет то, что прошло три года с первого раза, когда Россия сократила поставки газа в Европу под тем же самым предлогом, и что в то время немецкие и европейские руководители клялись европейской 'энергетической безопасностью' и что, как писал 'Шпигель', 'практически ничего не было сделано'.

Тимоти Гартон Эш говорил в своей последней колонке в 'Гардиан', что Европа начинает год с двумя 'проваленными' тестами в вопросах 'жизни и смерти' - газ и Газа (несмотря ни на что он признавал усилия Саркози в последнем). Оба кризиса 'напрямую угрожают нашим ценностям и нашим интересам'. Газовая война уже привела к тому, что в некоторых странах Восточной Европы 'пожилые граждане трясутся от холода в своих квартирах без отопления'. И заключил: 'Если защитить европейских граждан от холодной смерти не является жизненным интересом, тогда что является?'

Возмущение британского историка понятно. 'Если бы мы сделали то, что любой специалист считает срочным с того последнего раза, когда Россия закрыла кран, и начали создавать единый рынок природного газа; если бы 27 стран-членов ЕС действовали как один с позиций, которые они занимают относительно России и Украины, мы бы никогда не оказались бы в этой печальной ситуации'. Ничего более правдивого.

'Слабый, раздробленный, бессвязный, лицемерный и отчаявшийся - так описывают Европейский Союз в Пекине и Вашингтоне', - добавил Эш. Остается сказать, что то, что может вызвать негодование Вашингтона, - это именно то, что наиболее одобряется в Кремле. Как говорил Йошка Фишер, 'сила России - это всего лишь европейская слабость'.

_______________________________

Москва выигрывает "газовую войну" ("Le Temps", Швейцария)

Газовый Мюнхен, или Стоит ли Европе кормить крокодила? ("Зеркало Недели", Украина)

Нельзя скармливать украинцев русскому крокодилу ("The Weekly Standard", США)

ЕС рискует своим престижем в продолжающемся газовом споре ("The International Herald Tribune", США)

Европе остается умолять и негодовать, поскольку российский газовый спор продолжается ("The Guardian", Великобритания)

Кремль пользуется газом как оружием ("Los Angeles Times", США)

Когда поставщики газа чихают, вся Европа схватывает простуду ("Литовский курьер", Литва)

* * * * * * * * * * * * * * *

Надежен ли газовый кран? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Редкий газ перевалит через середину Днепра (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Все мы воры?! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

'Газпром' задирает Европу (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.