'Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный'.

Русские часто цитировали мне эту строку русского поэта Александра Пушкина в темные дни начала 1990-х, когда Родина-мать вступила в тяжелые времена, когда рушился коммунизм, и миллионы людей столкнулись с безработицей и нищетой. Романтики с затуманенным взором говорили мне о том, что русским предначертано страдать: страдать от пронизывающих морозов обширных пространств, от разрушительных войн и вторжений, от дефицита, от жестокости повелителей. Русский страдает терпеливо, молча; то есть, до тех пор, пора страдания не станут невыносимыми.

Недавний опрос общественного мнения показал, что почти четверть россиян могли бы принять участие в протестах против падения жизненного уровня. Шестьдесят процентов заявили, что они отнеслись бы к протестующим с уважением или пониманием. Так может ли в случае потери рабочих мест, невыплаты зарплат, закрытия заводов испариться популярность двух российских правителей - Владимира Путина и Дмитрия Медведева?

Президент Медведев, обращаясь к россиянам посредством видеоблога по случаю первой годовщины своего избрания президентом, призвал сограждан верить в будущее. Путин выбрал более воинственный тон, предупредив критиков из рядов оппозиции, чтобы они не надеялись воспользоваться кризисом для того, чтобы бросить вызов его правительству и разжечь недовольство.

Безусловно, по некоторым регионам России кризис ударил особо болезненно. В результате нескольких десятилетий развития советского типа в некоторых городах занятость и социальная защита целиком и полностью обеспечиваются одним крупным предприятием. Представьте себе автомобильный город Детройт, и умножьте проблему на три. Тольятти появился на свет, как город при автомобильном заводе, Сельцо живет за счет завода по производству боеприпасов, Магнитогорск обязан своим существованием гигантскому сталелитейному заводу, который был гордостью советской державы.

До сих пор протесты россиян были незначительными и ограничивались, главным образом, Москвой и Санкт-Петербургом, а между тем в Греции и Исландии правительства были вынуждены уйти в отставку в результате уличных беспорядков. Милиция действует энергично. Когда в декабре во Владивостоке, расположенном в 6000 км от Москвы на тихоокеанском побережье прошла несанкционированная демонстрация против новых тарифов, угрожающих торговле подержанными японскими машинами, туда были переброшены подразделения ОМОНа. В стране произошло драматическое столкновение региональных интересов.

Тарифы, нанесшие большой удар по экономике Владивостока, были введены для того, чтобы хоть как-то защитить рабочих автозавода в Тольятти. Возмущение действиями Москвы было велико, но уличные протесты затихли.

В новейшей истории России трудно найти примеры того, чтобы перемены происходили в результате уличных протестов. Михаил Горбачев реформировал Советский Союз и коммунистическую партию 'сверху'. Путч догматиков, призванный остановить реформы, провалился не из-за массовых демонстраций или беспорядков, а просто потому, что у его лидеров не было авторитета в спецслужбах, и они не смогли мобилизовать склеротичную государственную машину.

Помню, как у лидера путча тряслись руки, когда во время пресс-конференции он перебирал документы; вспоминаю другого заговорщика, премьер-министра, который заболел в самый разгар путча, и министра внутренних дел, застрелившегося в своей кровати. Да, некоторые смельчаки вышли на улицы, Борис Ельцин взобрался на танк и произносил дерзкие речи перед толпой, но коллапс произошел на самом верху.

Когда рушились государство и партия, Ельцин отпихнул Горбачева. В свою очередь, Путин на заре нового столетия показал на дверь Ельцину, приступив к восстановлению порядка в стране, которой угрожали региональный сепаратизм и экономический упадок.

В постсоветскую эпоху на улицах России никогда не происходило ничего подобного украинской 'оранжевой революции' или грузинской 'революции роз'.

Говоря о 'русском бунте', Пушкин имел в виду крестьянское восстание XVIII века под предводительством Емельяна Пугачева, претендента на трон царицы Екатерины Великой. Основными очагами восстания были Урал и Поволжье, и власти подавили его с не меньшей жестокостью. Пугачевское восстание - достояние истории, но относительно недавно произошли другие, менее масштабные события, оставившие шрам на российской душе.

Особым напоминанием российским лидерам, оценивающим риск социальных волнений в грядущие месяцы, служит имя города Новочеркасска.

В июне 1962 г. рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода, возмущенные дефицитом продовольствия, снижением зарплат и чудовищными условиями труда, объявили забастовку. Москва, опасаясь распространения беспорядков, направила в город танки. Тысячи рабочих направились к горкому партии, чтобы предъявить свои требования. Наиболее воинственно настроенные отделились от толпы и атаковали отдел милиции. Бунт охватил весь Новочеркасск, город, расположенный недалеко от исторического центра казачества, которое было главной силой пугачевского восстания. Москва приказала войскам действовать, и по толпе открыли огонь. Погибли десятки людей, в том числе, женщины и дети; их тела были тайно погребены ночью сотрудниками спецслужб.

Российские лидеры, засевшие в Кремле, не смогли оценить глубину чувств и страдания в отдаленных провинциях и были ошеломлены. Новочеркасские власти охватила паника; действуя под давлением из Москвы, они неуклюжими мерами пытались восстановить порядок.

Сегодня, как и в прошлом, политические опасности угрожают российским лидерам в отдаленных регионах огромной страны, занимающей 11 часовых поясов от границы с Польшей до Владивостока на Тихом океане, в которой живет бесчисленное множество народов и народностей.

В случае углубления кризиса у некоторых жителей самых бедных регионов может не остаться вообще ничего. К их возмущению может присоединиться средний класс, пока только зарождающийся, пока только адаптирующийся к удовольствиям достатка, которых его теперь лишают.

Путин четко заявил о том значении, которое он придает контролю над регионами - одной из его первых политических мер на посту президента было подчинение регионов собственным назначенцам. В газетах сообщается, что глава нефтедобывающего Башкортостана может покинуть свой пост в ближайшие недели, став, тем самым, самой влиятельной жертвой чистки среди региональных лидеров, которую аналитики связывают с обеспокоенностью Кремля возможными волнениями.

Распад Советского Союза должен был стать уроком для Российской Федерации. В ближайшие месяцы напряженность может вылиться не столько в уличные беспорядки, сколько в тихое противостояние между Москвой и властными элитами проблемных регионов - от беспокойного Северного Кавказа до Заполярья, от нефтяных месторождений Сибири до далекого тихоокеанского побережья.

Даже в самые благополучные времена Россию трудно удержать от распада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.