Через четыре десятилетия после того как ее отец написал 'Back in the USSR', Стелла Маккартни (Stella McCartney) закрывает свой магазин в Москве. Ее примеру последовали модный дом Lanvin и дизайнер Александр Маккуин (Alexander McQueen). Некоторые магазины, где когда-то толпились закутанные в меха русские, охочие до последних новинок западной моды, теперь стоят пустыми.

Всего полгода назад зажиточные москвичи тратили свои нефтедоллары в ГУМе, люксовом универмаге, расположенном на Красной площади, однако снижение цен на нефть привело к уменьшению их банковских счетов. В прошлые выходные в дизайнерских бутиках продавцов было больше, чем покупателей.

За этот год печально известные московские пробки заметно поредели, а число внедорожников и лимузинов, еще недавно загромождавших городские дороги, значительно уменьшилось. 'По городу стало намного легче ездить. Теперь расстояния, на которые ранее уходил час, можно преодолеть за тридцать минут', - говорит московский политолог Георгий Бовт.

Зависимость России от нефти вводит экономику страны в штопор. В июле баррель нефти стоил 147 долларов, но с тех пор его цена упала до 35 долларов. В результате резкого падения цен на нефть и глобального финансового кризиса объем ВВП сократился на 8,8% по сравнению с январем прошлого года, с сентября рубль обесценился на одну треть, и ожидается, что к концу года число безработных вырастет до 10 миллионов человек. Кремль потратил более 200 миллиардов долларов из своих резервов, чтобы смягчить девальвацию рубля и избежать паники среди населения.

Нил Ширинг (Neil Shearing), экономист лондонской консалтинговой компании Capital Economics, занимающийся странами 'новой Европы', полагает, что ситуация будет меняться в худшую сторону. 'За последние недели новости из России становятся все хуже и хуже. Создается впечатление, что ВВП в этом году сократится на 5%, что близко к спаду производства, имевшему место во время дефолта в 1998 году', - говорит он, ссылаясь на тот год, когда правительство объявило дефолт по долгам, в связи с чем 'ударная волна' прокатилась по всей мировой финансовой системе. - В отличие от кризиса 1998 года, нынешняя слабость мировых экономик делает маловероятным резкое возвращение к росту'.

'Ситуация сейчас хуже, чем в начале 1990-х, - говорит Илья Ройтман, президент IBR Consulting в Москве, которая помогает таким компаниям, как Nestle, развивать бизнес в России. - Раньше кризис затрагивал только Россию. Вокруг России был стабильный экономический климат, который помогал нам. Однако сегодня мы имеем дело с глобальным экономическим кризисом, и, поскольку многие правительства тяготеют к протекционизму, осуществление займов будет невозможным'.

Согласно большинству прогнозов, безработица в этом году вырастет до 12% трудоспособного населения (6,3% в 2008 году): у компаний возникли большие трудности с финансами. 'Это станет настоящим бедствием для экономики, где частное потребление составляет более половины ВВП', - говорит Ширинг. Порядка 500 000 россиян ждут, когда им выплатят задолженность по зарплате, а с учетом 13-процентного роста инфляции, их покупательная способность стремительно падает.

Исполнительный директор Российско-британской торговой палаты Стивен Диэл (Stephen Dalziel) полагает, что финансовый кризис затронул Россию намного сильнее, чем Великобританию.

'По-моему, проблема состоит в том, что они не подготовились к кризису, проявили чрезмерную самонадеянность, - сказал он. - Когда в 2007 году начался ипотечный кризис, они решили, что это - проблема исключительно Запада. Они говорили, что это не похоже на 1998 год, и вдруг этот кризис ударил и по ним'.

Он полагает, что ситуация для бизнеса сейчас намного хуже, чем была в 1998 году.

'Правительство находится в слишком большой зависимости от природных ресурсов, что неразумно, - говорит он. - Они ничего не делают для развития среднего и малого бизнеса. Будем надеяться, что на это раз они поймут, каким образом среднее и малое предпринимательство создает костяк экономики. Они говорили об этом на словах, но реально ничего не делали'.

По его словам, российские компании 'чрезвычайно обеспокоены' экономическим климатом и предпринимают масштабные сокращения расходов.

Бовт полагает, что проблему усугубил тот факт, что премьер-министр Владимир Путин уделяет повышенное внимание крупным национальным корпорациям, и что он 'подавил' экономическую активность малого и среднего бизнеса. 'Люди остаются безработными и не имеют возможности начать свое собственное дело', - говорит он.

За пределами Москвы и Санкт-Петербурга существует другая, потенциально более серьезная проблема. В России существует много так называемых моногородов, где большинство населения работает в одной отрасли промышленности, автомобилестроении, например, или производстве товарной продукции.

'Самую большую проблему представляют моногорода, - говорит Бовт. - Например, волжский Тольятти, где 60% населения занято на производстве автомобилей 'Лада'. Завод переживает трудные времена, а, значит, большинство горожан окажутся без работы'.

За массовой безработицей могут последовать массовые волнения. В стране уже прошли демонстрации, после того как сотни тысяч людей лишились работы, или их зарплаты были сокращены, однако власти оперативно подавили протесты.

'Власти страшно боятся социальных волнений, идеи спонтанного взрыва недовольства, - говорит Диэл. - Если где-либо начнутся демонстрации, это может вызвать эффект домино. Я не думаю, что кто-либо из руководства страны знает, что делать'.