Падение рубля, банковский кризис: Россия вошла в полосу проблем. Французские инвесторы берут тайм-аут.

Странный юбилей... Примерно месяц назад группа Societe generale отпраздновала первый юбилей: в феврале 2008 года она стала мажоритарным акционером 'Росбанка', одного из крупнейших банков России. В 'Росбанке' работают 16 000 сотрудников; он обслуживает около трех миллионов частных клиентов, 60 000 малых и средних и 7 000 крупных предприятий, а также 600 агентств на 90% территории страны, в частности в крупных агломерациях и в быстроразвивающихся регионах, в Сибири и на Дальнем Востоке. Банк демонстрирует рост, превышающий общий рост рынка, наблюдающийся с начала 2000-х годов. Это весьма хорошие показатели. Жан-Луи Маттеи (Jean-Louis Mattei), директор розничной сети банка за пределами Франции, год назад так прокомментировал эту сделку: "Сегодня российская экономика намного более стабильна, чем в 1990-х годах, и у нас есть веские основания полагать, что эта ситуация надолго останется неизменной. Банковская система в значительной мере оздоровилась, а надзорные органы сегодня весьма требовательны. Наконец, благодаря тому, что исторически мы присутствуем в России посредством наших филиалов, мы уже имеем солидный опыт по части возможных рисков на российском рынке".

То есть, будучи уже широко представленной в России (как в области потребительского кредитования, так и в области долгосрочной аренды автомобилей, лизинга и страхования), как, впрочем, и другие европейские банки, Societe generale считала, что у нее нет почти никаких оснований для беспокойства.

Год спустя тон очевидным образом поменялся, судя по выступлению генерального директора Societe generale Фредерика Удэа (Frederic Oudea). Представляя результаты деятельности банка за 2008 год, он ограничился следующим: "Положение российских банков неодинаково: так, на сегодняшний день у 'Росбанка' избыток свободных средств, и дополнительные вливания не требуются. Только в октябре была несколько нестабильная ситуация с вкладами".

На самом деле, сказать, что ситуация в России изменилась - это почти ничего не сказать, несмотря на то, что политические власти долгое время не признавали наличие кризиса, предпочитая как можно дольше отрицать тот факт, что Россия тоже ему подвержена.

Олигархи, ставшие символом финансовых проблем России - так же, как в свое время они были символом ее дерзкого и быстрого обогащения - сегодня оказались в трудном положении. Речь идет не только о Михаиле Прохорове, российском никелевом короле, о котором несколько дней назад говорили все СМИ, когда он отказался от покупки самой дорогой в мире виллы в Вильфранш-сюр-Мер. Так, Олегу Дерипаске, генеральному директору "РУСАЛа" и самому богатому человеку России, пришлось расстаться со своей долей в канадской компании-производителе автокомплектующих Magna International. Биржевые показатели, из-за которых они иногда разорялись, и необходимость выплачивать кредиты заставляют влиятельных олигархов избавляться от некоторых активов, чтобы как можно быстрее высвободить денежные средства. И вот они уже вынуждены молить о помощи государственные банки, а значит, кремлевских руководителей.

Нефтедолларовых излишков не хватит

Однако неудачи олигархов означают, что проблемы будет испытывать вся Россия.

Как и во всем остальном мире, на берегах Москвы-реки кризис прошел несколько тяжелых этапов.

Сначала наступил биржевой кризис. За несколько дней российские ценные бумаги скатились вниз, последовав за своими западными "коллегами": по сравнению с маем прошлого года их курс упал примерно на три четверти. Индекс Micex рухнул до показателя четырехлетней давности и остается очень низким, хотя с тех пор он несколько раз повышался. Бегство капиталов (традиционная российская забава) ускорилось; за последний квартал 2008 года сумма вывезенных капиталов достигла едва ли не 130 миллиардов долларов. В первом квартале чистый ввоз капитала достиг 20 миллиардов. Что касается рубля, курс которого снизился на 30%, то он никогда не находился в худшем положении со времен кризиса 1998 года.

В сентябре 2008 года Кремль ввел в действие план поддержки банков, чтобы помочь им провести рефинансирование и выполнить свои внешние обязательства. "Сегодня вопрос стоит о предоставлении примерно 220 миллиардов долларов, в основном для оказания помощи банковским организациям", - объясняет в одной из своих публикаций (Eclairages emergents, февраль 2009) дирекция экономических исследований Credit agricole.

Благодаря большим объемам добычи углеводородов и быстрому росту цен на нефть российское государство накопило значительные нефтедолларовые излишки в форме Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, предназначенных для того, чтобы по возможности диверсифицировать экономику, инвестировать в модернизацию нефтяного сектора и, возможно, реформировать устаревшую систему здравоохранения и образования. Так что при нормальном развитии ситуации у России было весьма широкое поле для маневра.

Тем не менее, в условиях, когда экономическая активность падает, а главное - неизвестно, что будет с ценами на нефть, этих богатейших запасов может не хватить для выполнения такой задачи. Если цена на нефть не перешагнет отметку в 70 долларов за баррель, российский бюджет может остаться сбалансированным; если же она опустится ниже 50 долларов, следует ожидать серьезнейших трудностей. За этим неизбежно последует рост непогашенных задолженностей, неоплаченных счетов, а также задолженностей по зарплате, технический простой предприятий, рост безработицы и падение потребления.

Что же, продолжать использовать деньги из этих фондов, рискуя подстегнуть вывоз капиталов и спекуляции против рубля? "На самом деле, доверие исчезло", - продолжает дирекция экономических исследований Credit agricole. И, как в той всем известной детской сказке, оказалось, что "король-то голый".

За искусственным перегревом, наблюдавшимся в последние годы, проявляется реальность российской экономики. Это система, полностью зависящая от углеводородов, в которой так и не произошло той диверсификации, которой так хотели власти. Так же быстро, как иностранные инвесторы забыли о нефтяной зависимости страны в период ее благополучия и потребительского бума, они вспомнили о ней сегодня. И припомнили также многие "инциденты", которых до сих пор предпочитали не замечать.

Дело "ЮКОСа", в результате которого его молодой руководитель оказался в застенках в далекой Сибири, стало первой ласточкой. Сложные отношения властей с иностранными инвесторами в нефтяной отрасли, столь любимой и лелеемой Кремлем, многих напугали. Грузинский конфликт в августе прошлого года оживил воспоминания о "холодной войне", о которой тоже все успели позабыть.

Становятся очевидными и другие слабости, более или менее сглаживавшиеся в условиях экономического роста: это и недостаточная прозрачность в области прав собственности, и административные препоны, и недостаточное знание и неверное применение юридических правил, и плохо работающий судебный аппарат, и вездесущая коррупция, и алкоголизм, и неуклонное снижение численности стареющего населения.

"Если подъем мировой экономики не начнется в 2010 году, через год финансовое положение России может стать значительно более сложным", - утверждают экономисты из Credit agricole. Популярность тандема Медведев-Путин, которая и без того уже пошатнулась, может упасть в условиях замедления экономического роста и увеличения безработицы. Инвесторы, как иностранные, так и российские, уловили эти настроения: в то время как с 2003 года инвестиции (в основном, российские) постоянно росли, в последнем квартале 2008 года произошло резкое торможение. И французские инвесторы, которые и так никогда не рассматривали страну Владимира Путина как приоритетное направление своей деятельности (в 2007 году Россия стояла на 27 месте среди потенциальных объектов инвестиций), тоже последовали этой тенденции. "Иностранцы, разумеется, по-прежнему работают в России, по крайней мере, наиболее крупные компании, которые не могут в одночасье свернуть свою деятельность, - утверждает один из них. - Но в основном они занимают выжидательную позицию; все проекты заморожены".

Жиль Делангл (Gilles Deslangles), возглавляющий российский филиал компании Daher, работающей в этой стране с 1994 года, насчитывающей 80 сотрудников, с торговым оборотом в 35 миллионов евро (на 2007 год), лучше всего может судить об интенсивности товарообмена, ведь его фирма занимается перевозками и логистикой. "В отсутствие кредитов и в условиях обесценивания рубля импорт затруднен. В любом случае, однозначно ожидается значительное снижение потребления. Среди промышленников не наблюдается никакой активности: нет проектов, нет развития, снабжение сведено к минимуму". Что касается самого предприятия, то кризис не замедлил сказаться на результатах его деятельности: с декабря 2008 года его торговый оборот снизился на 40%.

Остается лишь философски наблюдать за тем, как будет развиваться ситуация. "Развитие России вписывается в долговременную перспективу", - утверждает Жиль Делангл. И рассчитывая на эту долговременную перспективу, он открыл филиал в Екатеринбурге и собирается открыть еще два - в Мурманске и Санкт-Петербурге. Он подчеркивает, что кризис может даже скрывать в себе неожиданные возможности. Как было, например, в случае с одним французским экспортером, который смог "получить контроль над шестью точками продажи в Москве; их никогда не удалось бы приобрести, если бы их владелец не был доведен до крайности". Профессор Гавриленков, экономист инвестиционной компании "Тройка Диалог", тоже выражает оптимизм: "Мы долго верили в то, что благодаря сырьевым ресурсам и нефти мы можем покрыть все расходы. В любом случае, мы были в состоянии перегрева. Теперь необходимо оздоровление. Затем Россия преодолеет кризис и станет более сильной". Остается узнать, когда это произойдет.

Потребление. Жизненных удовольствий все меньше

Николя Мегрелис (Nicolas Megrelis), руководитель предприятия, уже шестнадцать лет работающего в России, не собирается сворачивать свою деятельность. Он здесь все построил, начиная от собственной семьи и заканчивая компанией, работающей по всей территории страны: "Для душа и души". Это сеть из 200 магазинов, в которых торгуют комфортом, уютом, жизненными удовольствиями. Их отличительная черта - в том, что их оформление напоминает традиционную русскую паровую баню, являясь в то же время дорогим магазином, устроенным на западный манер, где можно купить импортные аксессуары и косметику.

Эти маленькие магазинчики, светлые и удобные, в большинстве случаев отделанные деревом, как традиционные избы, в 2000-е годы были открыты во всех регионах страны. А в последние годы Николя Мегрелис диверсифицировал свой бизнес, открыв цветочные магазины и кондитерские, то есть, в конечном итоге не изменил индустрии комфорта. Более тысячи сотрудников, постоянно растущий товарооборот... иными словами, дела шли как нельзя лучше, до первых месяцев 2009 года. Но от этого падение стало еще более болезненным. В условиях быстрого снижения курса рубля, которое сильно уменьшает его маржу, и падения потребления, которое вскоре просто-напросто приблизится к нулевой отметке, уменьшение торгового оборота фирмы только в первом квартале нового года составит минимум 30%.

"Здесь все происходит очень бурно, как нынешний кризис, так и наступление процветания в предыдущие годы", - утверждает молодой руководитель предприятия. Поэтому и первые меры, принятые для преодоления этой ситуации, были соответствующими: сокращение всех расходов, закрытие от 5 до 8% магазинов сети, увольнения. По словам Николя Мегрелиса, если это не конец света, то бесспорно - конец некого мира. "Последует ли массовая ренационализация? Появятся ли через несколько лет новые олигархи? Наступит ли политическая и социальная нестабильность? Все возможно". Каков вывод? Слишком завязнув в России, чтобы думать о сворачивании своей деятельности, Николя Мегрелис хочет переждать бурю. "У нас нет выбора: нужно выстоять. Но это будет непросто".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.