Высокопоставленный российский чиновник заявляет, что Россия достигла или почти достигла дна финансового кризиса, и утверждает, что Кремль рад вхождению зарубежных кредиторов в капитал крупнейших компаний, обремененных безнадежными долгами.

На встрече с иностранными журналистами первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что правительство с оптимизмом смотрит на перспективы российской экономики и надеется, что к концу года она начнет расти вновь, если ситуация в глобальной экономике внезапно не ухудшится. После того, как цена на нефть поднялась выше 50 долларов за баррель, а рубль укрепился по отношению к доллару, Кремль с большей уверенностью начал говорить о своей способности справиться с финансовым кризисом и утверждать, что у него появились предварительные основания для оптимизма.

'Первая фаза уже позади, - сказал г-н Шувалов. - Большая часть бизнеса адаптировалась, и бюджет проводится не по худшему сценарию'. Г-н Шувалов подтвердил, что Кремль больше не собирается предоставлять широкомасштабную финансовую поддержку пострадавшим корпорациям, как он делал в начале кризиса, но добавил, что правительство окажет помощь стратегически важным компаниям, которые действительно в ней нуждаются. Он подчеркнул, что у коммерческих банков теперь достаточно средств, чтобы покрыть изрядную часть спроса на кредиты.

По словам г-на Шувалова, правительство не будет возражать, если зарубежные кредиторы захотят конвертировать безнадежные долги в акции крупнейших российских предприятий, за пределами 'очень ограниченного' списка. Какие именно компании в него войдут, он точно не указал. Однако аналитики полагают, что речь идет о таких компаниях как ОАО 'Газпром', 'Роснефть', 'Сбербанк', банк 'ВТБ', но не обязательно 'Норильский никель'.

Пообещав, что Кремль будет рассматривать такие обращения 'доброжелательно' и в кратчайшие сроки, г-н Шувалов добавил, что все отказы будут обоснованы. 'Если не понравится, то объясним почему, - сказал он. - Их [таких предприятий] единицы, а не десятки'. Впрочем, он заметил, что, по его мнению, большинство кредиторов предпочтет деньги рискованным активам.

Опровергая слухи о том, что правительство рассчитывает расширить свой и без того масштабный контроль над экономикой, г-н Шувалов заявил, что у правительства нет ни ресурсов, ни возможностей управлять еще большим количеством крупных компаний, и дал понять, что Кремль намного больше интересует защита и укрепление своего валютного резерва, составляющего сейчас немногим меньше 380 миллиардов долларов.

По поводу алюминиевого гиганта 'РУСАЛ', отягощенного долгами в 14 миллиардов долларов, первый вице-премьер заметил, что правительство оказало этой компании всю помощь, какую могло. Контролируемый государством банк уже предоставил 'РУСАЛу' кредит размером в 4,5 миллиарда долларов. Г-н Шувалов заявил, что он против продления сроков этого кредита, и что 'РУСАЛу' следует занять средства у коммерческих банков или искать новых акционеров.

Резкое падение цен на нефть, главную составляющую российского экспорта, может оказаться для экономики благодеянием, добавил он. По его мнению, это может заставить Россию пересмотреть экономическую модель и перестать полагаться исключительно на экспорт энергоносителей.

Данные экономики пока не подтверждают оптимизм г-на Шувалова. В пятницу Министерство экономического развития заявило, что за первый квартал этого года экономика, вероятно, сократится на 7 процентов в годовом исчислении. Внутренний валовой продукт снизился за первые два месяца 2009 года на 8 процентов, а экспорт упал почти на 50 процентов по сравнению с тем же периодом прошлого года. Министерство предсказывает, что в целом за год ВВП сократится на 2,2 процента.