70 лет назад, летом 1939 года, у Северного входа на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку была торжественно открыта скульптурная группа «Рабочий и колхозница». В Большой советской энциклопедии она была названа «эталоном социалистического реализма». История «Рабочего и колхозницы» – это история страны, в которой она была создана. Склонилось к закату время Советского Союза – пришла в негодность и скульптурная композиция. Пока, наконец, в 2003 году «Рабочего и колхозницу» не разобрали на части. Работы по восстановлению продлились 6 лет. И вот скульптура вновь установлена на постамент у Всероссийского выставочного центра (ВВЦ). Чем станет она для новой России?

 

Профиль врага народа

 

Идея скульптуры «Рабочий и колхозница» принадлежит архитектору Борису Михайловичу Иофану, победившему в конкурсе на строительство павильона СССР для Всемирной выставке в Париже в 1937 году. На скульптуру был объявлен конкурс, и его выиграла скульптор В. И. Мухина.
Сперва мужская фигура была вылеплена обнажённой. Но по указанию жюри конкурса всю группу одели. И даже обмотали шарфом.

 

В Советском Союзе скульптура такого размера из стали делалась впервые. Работали днём и ночью. И Вера Игнатьевна Мухина, и комиссар выставки Иван Иванович Межлаук до конца не верили, что уложатся в отведённые им сроки. Директор завода С. Тамбовцев, чтобы обезопасить себя, написал донос в правительство: мол, статуя в срок закончена быть не может, потому что Мухина нарочно прерывает работу, требуя бесконечных исправлений, да ещё и придумала шарф, который может сломать всю группу при порыве ветра. Для большей убедительности своего «сигнала» он указал, что, по отзывам специалистов, в отдельных местах стальной оболочки якобы возникает профиль «врага народа» Л. Д. Троцкого.

 

Будущий известный писатель и драматург Александр Бек как раз в те дни брал интервью у Веры Мухиной. Вот что записал он с её слов: «В одну из ночей… приехало правительство, включая Сталина, Сталин был с трубкой. Он молча обошёл вокруг неё, при том, что Молотов неоднократно посещал и был всё время, что называется, на прямом проводе, они всё посмотрели и уехали. И все тряслись до следующего утра. Утром последовал звонок, что правительство очень довольно!..»

 

Профиль Троцкого узнан не был. Никто не сделал замечаний и по поводу уникальной для таких скульптур детали: рабочий и колхозница стоят с открытыми ртами. А недостатки, которые в готовой скульптуре увидела сама Вера Мухина (она-то изготовила модель высотой едва ли в полтора метра!), переделывать было уже некогда.

 

Оргвыводы

 

Скульптуру «Рабочий и колхозница» (её высота от подножия до вершины серпа – 25 м; рост «рабочего» – 17,25 м, рост «колхозницы» – 10 м. Общий вес – 80 тонн) установили на крыше советского павильона в Париже.

 

Фотограф газеты L’Humanit сумел так сфотографировать советский павильон с фигурной группой наверху, что «Рабочий и колхозница» казались выше Эйфелевой башни. Но немецкий павильон, стоящий напротив, и зрительно, и фактически (почти на 10 метров!) был выше советского. Да и скульптуры, изготовленные для него немецким скульптором Арно Брекером (Arno Breker, 1900 – 1991), были не менее впечатляющими.

 

«На берегах Сены два молодых советских гиганта в неукротимом порыве возносят серп и молот, и мы слышим, как из их груди льётся героический гимн, который зовёт народы к свободе, к единству и приведёт их к победе», – писал лауреат Нобелевской премии по литературе Ромен Роллан (Romain Rolland, 1866 – 1944). Но то, чего не видели пишущие, не прошло мимо внимания лепящих и рисующих. Авторитетный бельгийский график Франс Мазерель (Frans Masereel, 1889 – 1972) заметил: «Кое-какие ненужные детали местами нарушают гармонию основных линий. Это, однако, не мешает тому, чтобы в целом скульптура оставляла впечатление величия, силы и смелости…».

 

Знала об этом и Вера Игнатьевна. «Иногда форма не дотянута, ноги нехорошо сделаны. Не для всех видно, а художники чувствуют», – говорила она.

 

Свои выводы сделал и Иосиф Сталин. Ивану Ивановичу Межлауку приписали участие в контрреволюционой террористической организации и по приговору ВКВС СССР от 25 апреля 1938 года он был расстрелян (реабилитирован 4 апреля 1956 г). Пострадали и некоторые другие участники строительства советского павильона в Париже. А Арно Брекеру в 1940 году министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов во время официального визита в Берлин передал личное приглашение Сталина поучаствовать в советских проектах.

 

Символ коллективизации?

 

Ко времени открытия Всесоюзной сельскохозяйственной выставки скульптурная группа «Рабочий и колхозница», которая была повреждена на обратном пути из Парижа в Союз, была создана практически заново. Почему Вера Игнатьевна не воспользовалась возможностью устранить недостатки, присущие первому варианту? Её друг и сотрудница, скульптор О. И. Воронова, написавшая подробную биографию «Вера Игнатьевна Мухина» (Москва, «Искусство», 1976), не отвечает на этот вопрос.

 

Можно лишь предположить, что Мухина, уже знавшая, где будет установлена скульптура, не видела смысла в переделках. Ибо они вряд ли добавили бы зрелищности. «Эта скульптура требует широких, открытых пространств, – писала Вера Мухина. – По планам реконструкции Москвы такое место имеется на Ленинских горах». Это была бы советская статуя Свободы в виде «Рабочего и колхозницы». Но кто слушал тогда мнение творческой интеллигенции?!

 

Но даже не в этом заключалась главная беда для её детища. Группу установили на сравнительно невысоком квадратном павильоне. И скульптурная композиция, рассчитанная на большую высоту и протяжённость пьедестала, сразу стала выглядеть много хуже. «Статуя ползает по земле, все точки зрения и композиционные эффекты уничтожены, – негодовала Вера Игнатьевна. – Динамика и акцентирование горизонтальной композиции рассчитаны на длинное здание…». Но протесты ни к чему не привели. А в одном учреждении у неё даже строго спросили: «Товарищ Мухина, почему вы это допустили?!». И Мухиной пришлось замолчать.

 

Развал и возвращение

 

В 70-х годах прошлого века автора этой статьи пригласили на Выставку достижений народного хозяйства (так в 1959 году была переименована ВСХВ) для вручения медали за небольшое изобретение. После награждения всю группа повели фотографировать у мухинской композиции. Но у ног «Рабочего и колхозницы» как раз происходил митинг комсомольских организаций Москвы, связанный с отправкой добровольцев на БАМ. То, что там говорили, запомнилось надолго: «Там, на БАМе, где сегодня решается судьба страны, вам, добровольцам, будет поставлен такой же памятник. Считайте, что этот рабочий поднял молоток, чтобы забить в шпалу последний, золотой костыль, а серп, который держит женщина, символизирует будущее изобилие тех районов, куда вы проложите железную магистраль…».

 

«Ржавеет золото и истлевает сталь, крошится мрамор – к смерти всё готово…». Эти слова Анны Ахматовой вполне приложимы и к памятнику, установленному в 1939 году в задымленной атмосфере столицы России. Наступил момент, когда стало понятно, что само время приговорило памятник к разрушению. Ведь он олицетворял собой строй, который приказал долго жить.

 

В 2003 году памятник демонтировали и разобрали на части. Более всех, пожалуй, этому радовались московские бизнесмены, взявшие в аренду на 49 лет всю землю вокруг него. Место-то удачное! Но не тут-то было. Правительство Москвы решило отреставрировать скульптуру и вернуть её на место.

 

Был заменён каркас скульптурной композиции, а также металлические листы, из которых она состояла. Все работы – демонтаж, хранение и реставрация обошлись бюджету Москвы в 1 млрд. рублей.

 

И вот, наконец, 28 ноября 2009 года «Рабочий и колхозница» вернулись на своё место у Всероссийского выставочного центра. 24-метровую скульптуру поставили на постамент-павильон, аналогичный тому, что использовался на Всемирной выставке в Париже. Обещают, что здесь (длина павильона – 135 метров, площадь – около 7 тысяч квадратных метров) будут размещены выставочный зал, театр, музей киноискусства и подземная парковка на 4 тысячи мест.

 

Доказательство от противного

 

«В Восточной Европе вовсю идёт низвержение советских памятников; в Польше хотят издать закон о демонтаже памятников войны. Такая ситуация будет продолжаться, так как это является проявлением коренного переосмысления истории». Так сказал в интервью газете Sddeutsche Zeitung Борис Гройс (Boris Groys), профессор философии в Государственной высшей школе дизайна в Карлсруэ (Staatliche Hochschule fr Gestaltung,). Он считает, что, даже будь эти памятники выполнены в другой эстетике, судьба бы их не изменилась. «Для народов Европы эти памятники символизируют власть Советов. Они не хотят это видеть».

 

В России всё наоборот, считает Борис Гройс, в России растёт национализм. «Любой элемент, который идёт вразрез с русским национализмом, международным коммунизмом, уничтожается. Это параллельные процессы… Поэтому многие сегодня торжествуют новую свободу национального самосознания…» «Новая свобода национального самосознания» как нельзя лучше выразилась в новой программе партии «Справедливая Россия», возглавляемой председателем Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Сергеем Мироновым, – строительстве «нового социализма» в стране. Значит, памятник «Рабочий и колхозница» восстанавливается неслучайно.

 

Скорее всего, власть предержащие видят в нём (по аналогии с описанием в БСЭ за 1974 год) эталон «нового социалистического реализма».
А что увидят в отреставрированной скульптуре обычные граждане? Реставраторы пообещали, что скульптурная композиция теперь без проблем простоит сотню лет. Вот бы знать, олицетворением чего станет она за эти годы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.