Президент России Дмитрий Медведев на этой неделе встретился с главами Конституционных судов России и Украины Валерием Зорькиным и Андреем Стрижаком.

Медведев, сам юрист по образованию (он часто это подчеркивает в своих публичных выступлениях), назвал себя сторонником Конституционного суда. И это понятно. Ведь КС - практически последняя ступенька на пути к полной монополизации власти. Даже тогда, когда исчезает конкуренция между политическими силами, когда можно забыть о парламенте и СМИ, у Конституционного суда есть теоретическая возможность хотя бы указать власти, что она нарушает Основной Закон страны.

Тем не менее - именно теоретическая! История обоих судов - и российского, и украинского - убеждает в этом и объясняет, почему Дмитрий Медведев является сторонником КС. Российский суд действительно старался в первые годы своего существования стать настоящим арбитром в противостоянии между законодательной и исполнительной ветвями власти. Однако усилия его тогдашнего главы Валерия Зорькина закончились приостановлением деятельности суда: президенту Борису Ельцину после ликвидации съезда народных депутатов России нужно было изменить конституцию, и суд здесь был не нужен. Зорькин, кстати, тоже - его заставили уйти в отставку, хотя в составе суда оставили.

Следующие руководители Конституционного суда России помнили о судьбе своего коллеги, тем не менее, действовали все-таки в рамках юридической логики, маневрировали между Кремлем и правом. Когда во главе суда снова стал Зорькин, в Кремле просто перепугались: казалось, что теперь КС станет настоящим фильтром для противоправных действий власти. Однако за это время коренным образом изменилась сама система: новый старый глава Конституционного Суда является для власти намного более удобным партнером, чем его предшественники. Это новый Зорькин - и новая Россия: страна, в которой право диктует чиновник, в которой нет не то что политической конкуренции, а и самой возможности остановить решение, которые не соответствует закону, в которой на судей, которые осмеливаются сказать о недостатках системы, смотрят как на сумасшедших - и в открытую полемику с ними вступает сам глава КС. Возможно, такая схема президента и устраивает. Однако в ситуации отсутствия конкуренции невозможны никакие экономические реформы. Об этом как раз недавно сказал глава правления российского Сбербанка, бывший министр экономического развития Герман Греф. Прибавлю к этому, что в ситуации, когда бездействует  право, реформы также невозможны. Когда бездействует  право, действует чиновничье своеволие.

И здесь можно вернуться к недавней истории украинского Конституционного суда. Я был среди тех, кто искренне надеялся, что именно его вмешательство разрешит урегулировать ситуацию вокруг решения тогдашнего президента Виктора Ющенко о роспуске Верховной Рады. Тем не менее, президент и его приверженцы сделали все, чтобы не дать суду возможности работать, чтобы фактически изнасиловать украинское право. Да и сам суд не спешил с решением: все вердикты было вынесены уже после того момента, когда они никак не могли повлиять на ход событий. Возможно, Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко - тогда горячая сторонница президентских действий - радовались, что превратили страну в государство, в котором не Конституционный суд, а именно чиновник - гарант Основного Закона.

Однако настоящими сторонниками КС оказались не они. Настоящим сторонником - с настоящим результатом игры - оказался Виктор Янукович, когда после его победы на выборах суд не создал ему проблем с формированием новой коалиции в парламенте. И теперь, наверно, ни у кого нет сомнений, что Конституционный суд Украины Президенту Украины не будет мешать. Однако вместе с этим Президент говорит об экономических реформах. Что же, придется процитировать ему Германа Грефа: "В ситуации отсутствия конкуренции невозможны никакие экономические реформы". И прибавить: в ситуации, когда бездействует  право, реформы также невозможны. Когда бездействует  право, действует чиновничье своеволие.

Перевод: Антон Ефремов

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.