Московский учитель истории Степан Бочкарев часто вспоминает урок, который он проводил несколько лет назад. Так вышло, что на тот день, когда его класс решила посетить директор школы, пришелся урок об Иосифе Сталине.

 

«Я шел строго по плану. Мы говорили о репрессиях, когда директор прервала меня и остановила урок, - вспоминает он. – Ей сильно не понравилось, что Сталин был представлен в отрицательном свете». По словам Бочкарева, сейчас работающего в одной из московских частных школ, его урок вызвал скандал, и он вскоре уволился.

 

Сталин умер 60 лет назад, но в России его продолжают проклинать и прославлять - а также зарабатывать на его образе. Члены Коммунистической партии вышагивают под его портретами, а туристы на пешеходных улицах фотографируются с его двойниками. Однако то, что произошло с Бочкаревым, становится менее обычным – и менее приемлемым.

 

По данным «Левада-Центра», сейчас к советскому лидеру положительно относятся 30% россиян. 

 

Однако на вопрос о том, хотели ли бы они сейчас жить при Сталине, положительно ответили только 3% респондентов. 

 

За пределами России многие думают, что российское общество расколото на сталинистов и антисталинистов. Однако социологи считают такой взгляд устаревшим. Большинство россиян – фактически, 60% - ухитряются совмещать в своих головах два на первый взгляд несовместимых образа Сталина: он для них одновременно жестокий тиран, убивший миллионы людей, и мудрый государственный деятель, который вел Советский Союз к процветанию. 

 

На Западе Сталина в основном вспоминают в связи с проведенной им насильственной коллективизацией крестьянства, которая стала причиной голода и миллионов смертей, и с Большим террором, во время которого тысячи людей были казнены, а миллионы отправлены на долгие сроки в ГУЛАГ для рабского труда. В России память о нем несколько сложнее. Для многих он неотделим от победы над фашизмом. 

 

В российском обществе нет рационального понимания роли Сталина, утверждает руководитель отдела социально-политических исследований московского «Левада-Центра» Борис Дубин. Любая попытка сфокусироваться на достижениях СССР при Сталине интерпретируется как оправдание его преступлений, в то время как попытки сделать акцент на его ужасных преступлениях огорчают россиян, которые хотят гордиться своим прошлым. 

 

Эта двойственность заметна сейчас в школьных классах, где мнения медленно меняются, хотя выходившие в последние годы учебники по истории имеют тенденцию игнорировать сталинские преступления. 

 

«За почти 15 лет преподавания у меня сложилось впечатление о том, что подавляющее большинство учащихся считают Сталина центральной фигурой российской истории 20 века, - говорит Бочкарев. – И зачастую его образ окутан для них ореолом героического величия».

 

По просьбе RBTH, Бочкарев дал задание своим ученикам написать в форме эссе, что они думают о Сталине. Мы обещали ему не публиковать фамилий.

 

«Я считаю, что отпечаток сталинского террора будет сохраняться на умах людей еще долгое время, - пишет школьник Евгений. – До сих пор его отголоски заметны в распространенности подхода “Моя хата с краю”. Сталина часто представляют наполовину в хорошем, наполовину в плохом свете».

 

Обсуждая популярность Сталина, социологи говорят о «сталинском мифе», который, скорее отражает обобщенный символ советского народа, а не конкретную историческую фигуру, отмечает Дубин. 

 

Этот миф культивировался в 1960-х и 1970-х годах, когда население России было еще более явно расколотым, утверждает 78-летний Борис Дроздов, отец которого сидел в лагере, а дед был казнен. «Те, кого не задели репрессии, считали Сталина гением, - говорит он. – Те, кто попал под каток репрессий, были уверен, что он – воплощенное зло». 

 

Память о прошлом была настолько болезненной, что зачастую, по словам социологов, это порождало своего рода амнезию. «Стиралась память о репрессивной природе тоталитарного режима, массовых убийствах, лагерях, депортациях целых народов», - говорит Дубин.

 

«В России память о терроре отодвинута в дальний угол, не в последнюю очередь потому, что у нас нет памятников, мемориальных досок, музеев – ничего нет», - добавляет Арсений Рогинский, глава исторического общества «Мемориал», занимающегося реабилитацией жертв политического террора.

 

По данным «Мемориала», сейчас людей намного больше, чем в 1990-х годах, интересуют судьбы родных, павших жертвами политических репрессий. В последние годы растет число людей, которые обращаются в «Мемориал» в поисках исчезнувших во время сталинских чисток родственников. Каждый год в «Мемориал» приходит около тысячи человек – и это намного больше, чем в 1990-е годы, говорит он. 

 

Последняя официальная попытка заняться вопросом о сталинских преступлениях была предпринята в 2011 году при президенте Дмитрии Медведеве. «Это в сущности, скорее, попытка увековечить память жертв политических репрессий, чем десталинизаторский крестовый поход», - заявил инициатор кампании Михаил Федотов, возглавляющий Совет при президенте по правам человека.

 

Совет по правам человека поддерживает создание памятников жертвам репрессий в Москве и Санкт-Петербурге. Он также предложил создать Национальный институт памяти. 

 

По словам Федорова, если президент Путин назначит Медведева премьер-министром, программа будет продолжена, хотя сейчас правительственные чиновники затормозили процесс до прихода новой президентской администрации.

 

Тем не менее, Рогинский скептически относится к этой программе, так как многие архивы по-прежнему засекречены и закрыты для публики.

 

Что касается учителя истории Бочкарева, он может сейчас свободно обсуждать Сталина в частной школе, где уровень знаний у учащихся, по его словам, «весьма высок». «Однако, - добавляет учитель задумчиво, - даже они иногда используют образ “Сталина-созидателя”, а не “Сталина-разрушителя”».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.